Законодательные основы правового положения религиозных объединений

Новые законодательные требования к деятельности религиозных объединений. Юридический анализ

Законодательные основы правового положения религиозных объединений
Принятые в начале 1990-х гг. законодательные и иные нормативные правовые акты в целом заложили основы формирования российской системы государственно-конфессиональных отношений.

этих актов уже давно в полной мере не отражает реальные потребности данной сферы общественных отношений. С начала 2000-х попытки обновления законодательства в области свободы совести и свободы вероисповедания предпринимались многократно.

Однако, как правило, это заканчивалось небольшими корректировками в те или иные нормы.

Уходящий 2014 год стал переломным уже в сложившейся системе правового регулирования деятельности НКО, внеся не просто серьезные, но принципиально новые положения в действующее законодательство. В этих изменениях мы и попробуем разобраться в настоящей статье.

1. Изменения в Гражданский кодекс РФ

1 сентября 2014 г. вступило в силу большинство положений Федерального закона от 05.05.

2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (далее – Закон № 99-ФЗ).

Этот нормативно-правовой акт содержит в себе серьезные новшества, напрямую затрагивающие деятельность религиозных организаций. Так, ст. 65.1 ГК РФ теперь предусматривает деление юридических лиц на корпорации и унитарные юридические лица.

При этом религиозные организации отнесены к унитарным, учредители которых не становятся их участниками и не приобретают в них прав членства.

Законодательное закрепление запрета на членство в религиозных организациях вызвало серьезную озабоченность у многих конфессий, поскольку членство являлось фундаментом, на котором строилась основа структуры религиозной организации. Между тем уход от юридического членства, по нашему мнению, принесет самим религиозным объединениям больше пользы, чем вреда – поскольку в данном случае будет исключена возможность требовать списки членов религиозной организации, что происходило на практике до настоящего времени.

С момента вступления данного правового акта в силу религиозные организации должны привести свои наименования и учредительные документы в соответствие с новыми требованиями Гражданского кодекса РФ. Так, например, в уставе должны быть обязательно определены предмет и цели деятельности юридических лиц.

И если с целями деятельности все предельно ясно (в соответствии со ст. 6 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» целями создания религиозной организации является исповедание и распространение веры), то как определить предмет деятельности, да еще при этом развести цели и задачи, пока четко ответить не может никто.

Как следствие, каждый определяет это в меру собственного понимания, которое может не совпасть с пониманием должностных лиц территориальных органов Минюста. Это, в свою очередь, приведет к многочисленным отказам в регистрации и внесению изменений в учредительные документы.

В этой связи, как представляется, было бы целесообразным разъяснение Минюстом требований, предъявляемые к новым редакциям уставов.

Следует при этом отметить, что законодатель не устанавливал жестких сроков внесения изменений в учредительные документы, ограничившись указанием на необходимость таких действий при первом изменении учредительных документов.

Особо подчеркнем, что теперь в соответствии с п. 2 ст. 52 ГК РФ при создании религиозной организации могут быть использованы типовые уставы, разработанные централизованной религиозной организацией, в состав которой входит регистрируемая организация. При этом формы типовых уставов утверждаются уполномоченным государственным органом в установленном законом порядке.

Новшеством является законодательно закрепленная п. 1 ст. 53 ГК РФ возможность выступать от имени юридического лица и действовать без доверенности нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга. При этом сведения об этом подлежат включению в единый государственный реестр юридических лиц.

Следует отметить и некоторое послабление в деятельности религиозных организаций. Так, например, ст. 48 ГК РФ больше не содержит таких обязательных признаков юридического лица, как наличии сметы и самостоятельного баланса. Наличие сметы и баланса теперь – право, а не обязанность религиозной организации.

Относительно баланса также следует отметить, что в 2014 году вступили в силу поправки в ст. 23 Налогового кодекса РФ, п. 1, пп.

5 которой устанавливает, что религиозная организация, у которой за отчетные (налоговые) периоды календарного года не возникало обязанности по уплате налогов и сборов, не обязана представлять годовую бухгалтерскую (финансовую) отчетность в налоговый орган.

Новая редакция п. 2 ст. 54 ГК РФ поставила жирную точку в постоянной дилемме, порождаемой регистрирующими органами: вносить или не вносить в устав полный адрес местонахождения организации, или достаточно указать только город. С 1 сентября 2014 г.

местонахождение юридического лица определяется местом его государственной регистрации на территории Российской Федерации путем указания наименования населенного пункта (муниципального образования).

Таким образом, вписывать полный адрес больше не требуется, что существенно упрощает жизнь религиозным организациям, не имеющим своего культового здания и часто меняющим адрес. Полный достоверный адрес теперь должен быть указан в едином государственном реестре юридических лиц. При этом, согласно п.

3 ст. 54 ГК РФ, юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений (статья 1651 ГК РФ), доставленных по адресу, указанному в едином государственном реестре юридических лиц, а также риск отсутствия по указанному адресу своего органа или представителя.

Сообщения, доставленные по адресу, указанному в едином государственном реестре юридических лиц, считаются полученными юридическим лицом, даже если оно не находится по указанному адресу.

Говоря о новшествах в вопросах ответственности руководящих органов религиозной организации, следует отметить, что ст. 53.

1 ГК РФ возлагает на лица, имеющие право действовать без доверенности от имени религиозной организации, а также на членов коллегиального органа (например, Совет Церкви) ответственность за нарушение норм права и (или) нарушения по обязательствам.

При этом статья отмечает, что при осуществлении своих прав и исполнении своих обязанностей вышеперечисленные лица должны действовать добросовестно и разумно.

Подводя итог изменениям в ГК РФ, следует отметить, что практика применения данных норм на сегодняшний день еще не сложилась, поэтому прокомментировать актуальные вопросы применения нового законодательства не представляется возможным.

2. Изменения в статью 16 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях

В последние годы проблема неправомерного привлечения к ответственности руководителей религиозных организаций за проведение воскресных богослужений вне культовых зданий стояла довольно остро. Так, за последние годы пострадали евангельские христиане в Красноярске, Томске, Краснодаре.

Стоит отметить, что больше всего досталось Свидетелям Иеговы, которых уже много раз в различных регионах нашей страны привлекали к административной ответственности за проведение богослужений.

Но, как говорится, «нет худа без добра»: многочисленные жалобы по данным фактам побудили Уполномоченного по правам человека обратиться в Конституционный суд РФ. 5 декабря 2012 г.

КС РФ окончательно решил этот вопрос, пояснив следующее: «Федеральному законодателю – исходя из требований Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления – надлежит внести необходимые изменения в регулирование порядка проведения публичных богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, включая молитвенные и религиозные собрания, в иных, помимо указанных в пунктах 1–4 ст. 16 Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях”, местах, которые позволили бы учитывать содержательные характеристики конкретных видов таких публичных религиозных мероприятий, исходя из того, что не все они требуют от органов публичной власти принятия мер, направленных на обеспечение общественного порядка и безопасности как самих участников публичного религиозного мероприятия, так и других граждан».

Далее Конституционный суд РФ разъясняет: «Впредь до внесения в действующее правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления, правоприменителям, включая суды, при рассмотрении спорных вопросов относительно необходимости уведомления органов публичной власти о проведении публичных религиозных мероприятий в иных, помимо указанных в пунктах 1–4 статьи 16 Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях”, местах, в том числе при решении вопроса о применении административной ответственности за несоблюдение данного требования, следует руководствоваться Конституцией Российской Федерации и настоящим Постановлением».

Более того, Суд обязал пересмотреть судебные решения по делам заявителей, основанные на законоположениях, признанных неконституционными. Таким образом, Конституционный суд РФ вступился за права верующих.

На основании данного постановления 22 был принят Федеральный закон Российской Федерации от 22 октября 2014 г.

№ 316-ФЗ «О внесении изменений в статью 16 Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях”», четко устанавливающий места проведения публичных богослужений, не попадающие под действие Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». К ним относятся:

· культовые помещения, здания и сооружения, а также земельные участки, на которых расположены такие здания и сооружения;

· здания и сооружения, принадлежащие религиозным организациям на праве собственности или предоставленные им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также земельные участки, на которых расположены такие здания и сооружения (например, по договору аренды или безвозмездного пользования тем или иным помещением);

· помещения, принадлежащие религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также земельные участки, на которых расположены здания, имеющие соответствующие помещения, по согласованию с собственниками таких зданий;

· помещения, здания, сооружения и земельные участки, принадлежащие на праве собственности или предоставленные на ином имущественном праве организациям, созданным религиозными организациями;

· земельные участки, принадлежащие религиозным организациям на праве собственности или предоставленные им на ином имущественном праве;

· места паломничества;

· кладбища и крематории;

· жилые помещения.

Таким образом, с момента принятия этого закона больше невозможно будет привлечь к ответственности религиозное объединение по ч. 2 ст. 20.

2 Кодекса РФ «Об административных правонарушениях» (проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о его проведении), если богослужения и другие религиозные обряды и церемонии проводились в арендованных религиозной организацией под богослужения или другие обряды и церемонии зданиях, помещениях, стадионах, на земельных участках (где, например, установили шатер для проведения богослужения) и.т.п. Нельзя будет также привлечь к ответственности за публичные богослужения и богослужебные действия на кладбище, в местах паломничества (при этом в законе нет указания, что следует понимать под «местами паломничества») и в жилых помещениях.

Между тем следует обратить внимание, что, например, обряд крещения, проводящийся в открытом водоеме при массовом скоплении людей, под действие «льгот» не подпадает. Не подпадают под действие ст. 16 и евангелизации, проводящиеся во дворах жилых домов, парках и на открытых площадках. В этих случаях необходимо будет подавать уведомления.

Приложение

При ведении уставной деятельности (в том числе при оформлении протоколов) руководителю религиозной организации следует обратить внимание на ст. 181.2 ГК РФ, в соответствии с которой:

1. Решение собрания считается принятым, если за него проало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее 50 % от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества. Решение собрания может приниматься посредством заочного ания.

2. Если в повестке дня собрания имеется несколько вопросов, по каждому из них принимается самостоятельное решение, если иное единогласно не установлено участниками собрания.

3. О принятии решения собрания составляется протокол в письменной форме. Протокол подписывается председательствующим на собрании и секретарем собрания.

4. В протоколе о результатах очного ания должны быть указаны:

1) дата, время и место проведения собрания;

2) сведения о лицах, принявших участие в собрании;

3) результаты ания по каждому вопросу повестки дня;

4) сведения о лицах, проводивших подсчет ;

5) сведения о лицах, авших против принятия решения собрания и потребовавших внести запись об этом в протокол.

5. В протоколе о результатах заочного ания должны быть указаны:

1) дата, до которой принимались документы, содержащие сведения о ании членов гражданско-правового сообщества;

2) сведения о лицах, принявших участие в ании;

3) результаты ания по каждому вопросу повестки дня;

4) сведения о лицах, проводивших подсчет ;

5) сведения о лицах, подписавших протокол.

Особо обращаем внимание, что помимо привычных реквизитов протокола с 1 сентября необходимо дополнительно указывать время проведения собрания и сведения о лицах, проводивших подсчет .

Источник: https://www.sova-center.ru/religion/publications/2014/11/d30715/

Законодательные основы правового положения религиозных объединений

Законодательные основы правового положения религиозных объединений

Конституция РФ закрепляет право каждого на свободу совес­ти, свободу вероисповедания. Граждане могут пользоваться правом на свободу вероисповедания индивидуально, а также совместно, путем создания религиозных объединений.

Специальным актом, определяющим основные параметры пра­вового положения таких объединений, является Федеральный за­кон от 26 сентября 1997 г. “О свободе совести и религиозных объе­динениях”1. Он отражает принципиальные позиции государства в

1 См. также гл. 4 Трудового кодекса РФ.

1 ВВС РФ. 1990. № 21. Ст. 240; см. также СЗ РФ. 1995. № 5. Ст. 346.

Раздел II. Субъекты административного права

Глава 10. Общественные объединения

отношении религиозных объединений и религиозных объединений по отношению к государству, а также в общих чертах виды и объем правосубъектности этих объединений.

Законодательное урегулирование этих вопросов имеет целью, во-первых, создать наиболее благоприятные условия для реализа­ции гражданами права на свободу вероисповедания, во-вторых, не допустить злоупотребления этим правом, посягательства на лич­ность, права и свободы граждан.

В Российской Федерации религиозные объединения отделены от государства.

Это прежде всего означает, что государство, хотя и определяет правовой режим осуществления права на свободу сове­сти, свободу вероисповедания, но ни само государство, ни его орга­ны и должностные лица не вмешиваются в вопросы определения гражданами своего отношения к религии, в законную деятельность религиозных объединений. Они не могут поручать последним вы­полнение каких-либо государственных функций.

На территории РФ не могут учреждаться органы исполни­тельной власти и государственные должности, специально пред­назначенные для решения вопросов, связанных с реализацией граж­данами права на свободу вероисповедания.

Вместе с тем Закон о свободе вероисповедания как акт госу­дарственной власти определяет сущность и некоторые виды ре­лигиозных объединений, а также определяет реквизиты устава (положения) религиозного объединения.

Государство охраняет законную деятельность религиозных объединений и в то же время контролирует соблюдение ими отно­сящегося к ним законодательства.

Регистрация уставов (положений) входит в исключительную компетенцию Министерства юстиции РФ, органов управления в области юстиции субъектов РФ по правилам, установленным за­коном.

Принципиальным в статусе религиозных объединений является то, что они образуются и действуют на основании своих уставов (положений); не могут вмешиваться в дела государства; участвовать в выборах органов государственной власти и в деятельности поли­тических партий. Однако могут участвовать в социально-культур­ной жизни общества в соответствии с законодательством, регули­рующим деятельность общественных объединений. Ввиду всеобщ­ности требований принципа законности они относятся также к ре­лигиозным объединениям.

Служители культа и члены религиозных объединений призна­ются субъектами определенных нарушений законодательства о ре­лигиозных культах.

Деятельность религиозных объединений может быть прекра­щена по решению общего собрания учредителей, съезда (конфе­ренции), его образовавших; решением суда, если деятельность ре-

лигиозного объединения противоречит его уставу (положению) и действующему законодательству. Нарушение законодательства от­дельными членами религиозных объединений не влечет ответствен­ности всего объединения в целом.

При Президенте РФ создан Совет по взаимодействию с рели­гиозными объединениями. Он является консультативным органом, осуществляющим предварительное рассмотрение взаимодействия с религиозными объединениями и повышение духовной культуры общества1.

1 Положение о Совете по взаимодействию с религиозными объединения­ми при Президенте РФ // Российская газета. 1995. 30 авг.

11. Административно-правовые формы

РАЗДЕЛ III

АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫИ МЕТОДЫ

Глава 11 АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ

§ 1. Понятие административно-правовых форм

Государственная власть не реализуется сама по себе. Она все­ гда воплощается в конкретных действиях различного рода, выра- ] жающих ее содержание и направленность и совершаемых ее субъ- :*

ектами, то есть соответствующими государственными органами. Дан- {•ное условие полностью применимо и к деятельности исполнитель- .ных органов государственной власти, повседневно и многообразно ;ее реализующих. ;

Изложенная позиция позволяет определить сущность и прове­сти видовую классификацию форм государственно-управленческой деятельности (форм управления). В соответствии с современным законодательством данная категория может характеризоваться в качестве форм реализации исполнительной власти.

В общенаучном толковании “форма” органически связана с иной категорией такого же плана, а именно — с “содержанием”. В таком аспекте под формой понимается тот или иной вариант выра­жения содержания.

Применительно к исполнительной власти фор­ма является способом выражения ее государственно-правового со­держания, то есть всех гех качеств (прежде всего юридических), ко­торые характеризуют ее как специфическую ветвь единой государ­ственной власти. Это — верная в методологическом плане, однако достаточно общая посылка.

Дело в том, что содержание исполни­тельной власти раскрывается и в ее функциях, и в компетенции ее субъектов, и в методах, используемых ими в интересах решения поставленных перед ними задач и т. п.

В совокупности все это дает представление о том, для чего формируется система исполнитель­ной власти, что она и ее отдельные звенья практически делают ради осуществления государственно-управленческой деятельности. При этом имеются в виду такого рода действия субъектов исполнитель­ной власти, которые типичны в своих основных проявлениях, не­зависимо от особенности организационно-правового статуса того или

иного исполнительного органа. государственно-управ­ленческой деятельности поддается тем самым достаточно отчетли­вому восприятию.

В то же время ограничиться констатацией лишь данного ме­тодологического момента недостаточно. Внимание, в частности, не может не привлечь следующее весьма существенное обстоятельство.

Каждый орган исполнительной власти либо его представитель (дол­жностное лицо) в силу закрепленной за ними компетенции имеют возможность действовать тем или иным образом в тех или иных конкретных ситуациях.

Превращение такой возможности в реаль­ность предполагает в обязательном порядке совершение ими оп­ределенных активных действий (например, принятие решения, рас­смотрение и разрешение жалобы гражданина, осуществление ре­гистрационных или контрольно-надзорных действий и т. п.).

Подоб­ные действия выражают содержание государственно-управленчес­ких функций, в них реализуется компетенция данного субъекта управления. Но что означает их совершение? Придание им того или иного варианта внешнего выражения. Только выраженные подобным образом, они становятся реальным, то есть работающим средством решения управленческих задач и функций.

Однако действия, совершаемые субъектами исполнительной власти, по своему характеру и назначению различны. Значит, дол­жны быть различными и варианты их внешнего выражения.

Осо­бое значение при этом имеет тот факт, что в таком выражении прежде всего нуждаются те из них, в которых заключено непосред­ственное управляющее (упорядочивающее) воздействие того или иного субъекта исполнительной власти на соответствующий объект. Иначе цель управления вообще не достигается.

С другой стороны, исполнительные органы осуществляют мно­гие действия, непосредственно не связанные с управляющим воздей­ствием. Например, это действия, обеспечивающие подготовку ука­занного воздействия либо его эффективность, сбор информации о результатах управляющего воздействия (разработка проектов уп­равленческих решений, контроль за выполнением принятых реше­ний и т. п.).

Сочетание действий различного назначения придает механиз­му исполнительной власти состояние постоянного “движения”, по­зволяет ему практически реализовать свое конституционное назна­чение.

Внешнее выражение этих действий осуществляется по-раз­ному.

Если субъект исполнительной власти выполняет функции не­посредственного управляющего воздействия, его действия подоб­ного рода всегда получают свое внешнее выражение “за предела­ми” его аппарата, то есть в его взаимодействии с объектами уп­равления (например, с нижестоящими исполнительными органами,

Раздел III. Административно-правовые формы и методы

Глава 11. Административно-правовые формы

общественными объединениями, гражданами т. п.). Если же его дей­ствия такого рода воздействие не осуществляют, они также долж­ны получить соответствующее внешнее выражение, то есть в тех или иных отношениях преимущественно внутриорганизационного или же внутриаппаратного характера. Но и они различны по свое­му назначению.

Так, к их числу относятся управленческие действия, соверша­емые повседневно в интересах организации и обеспечения поряд­ка работы данного исполнительного органа, то есть нормального вза­имодействия всех структурных подразделений аппарата данного органа и его административного персонала. Фактически -.

— это дей­ствия, совершаемые руководителем исполнительного органа, адре­суемые подчиненным работникам его служебного аппарата.

Но это не исключает того, что управленческие действия такого рода воп­лощаются в отношениях, выходящих за рамки служебного аппарата органа (например, проведение инструктивного совещания с работ­никами нижестоящих органов или служб и т. п.).

Важное значение имеют и последствия совершаемых внешне выраженных управленческих действий. В одних случаях они вызы­вают прямые последствия юридического характера, а в других не вызывают таковых.

Таким образом, говоря о формах управления, необходимо учи­тывать, что они могут выступать в роли:

а) форм реализации исполнительной власти,

б) форм государственно-управленческой деятельности.

Главенствующее значение в механизме функционирования ис­полнительной власти принадлежит первым, так как они выража­ют внешне-юридическое воздействие. В них внешнее выражение фактически получает сама исполнительная власть со всеми свои­ми атрибутами. Это — формы управления в собственном смысле.

Формы же государственно-управленческой деятельности сле­дует понимать в широком смысле, то есть как всю совокупность со­вершаемых в процессе функционирования исполнительных органов (должностных лиц) действий, включая и те, которые не носят ха­рактер прямого юридического воздействия. Они, как более общая категория, включают в свой состав формы реализации исполнитель­ной власти, но могут пониматься и более узко, то есть как совокуп­ность действий, совершаемых исполнительными органами (их ап­паратом) за рамками непосредственного управляющего воздействия.

Налицо — следующая методологическая и фактическая пози­ция: не все, что практически совершается в процессе государствен­но-управленческой деятельности, прямо выражает задачи и фун­кции исполнительной власти; многие действия управленческого ха­рактера служат интересам “самоорганизации”.

Обобщая изложенные положения, можно утверждать, что под формой управления понимается внешне выраженное действие ис-

полнителъного органа (должностного лица), осуществленное в рам­ках его компетенции и вызывающее определенные последствия.

Если такого рода управленческие действия вызывают послед­ствия юридического характера или нее имеют определенное юри­дическое значение, их обобщенно можно обозначить в качестве ад­министративно-правовых форм.

Источник: https://studlibrary.com/zakonodatel-nye-osnovy-pravovogo-polozheniya-religioznyh-ob-edineniy/

43 Законодательные основы правового положения религиозных объединений

Законодательные основы правового положения религиозных объединений

Правовоеположение религиозных организацийопределено Федеральным законом «Освободе совести и о религиозныхобъединениях«от 26 сентября 1997 г., приказ Минюста РФ «Об утверждении Порядка регистрации,открытия и закрытия в РоссийскойФедерации представительств иностранныхрелигиозных организаций» от 03.03.2009 N62 и другими нормативными правовымиактами

.ФЗ»О своб. сов-ти и о религ. об'ед.».Религ.О.–добров. об'ед. л., пост. прож-хна террит. РФ, кот образ. в целях сов-местн.использ-я и распростр-я веры и облад-тпри этом со-отв-ми призн-ми: -вероиспов.;-совершен. религ-х церемо-ний; -обучен-ералигие св-х послед-ей.

Рел.О:·осущ. св-ю деят-ть токо в соотв. со св-ейсобств. структ.; ·не вып-т функц. ОГВ иМСУ; ·не участв. в выб-х в ОМСУ и гос.вл.,а также в деят-ти полит. партий идвиж.

Членырелиг. об'ед. им. пр. уч-ть в управлен.делами гос-ва, в выб-ах, в деят-ти полит.пар-тий и др. ОО.

Религ.О.дейст-ет на основ. св-го устава, кот.учрежд. его учредит. или централиз.религ. организ-ей. Устав регистр-ся вфед. регистр-ой сл-бе или в ее управл-хв суб'. РФ. При несобл. треб, устан-хзак-ом, религ-му об'ед. м-т отка-зать врегиср-ии. Религ. об'ед. м/б ликвид-но,порешен. его учред. или по решен. суда, илисапрещ-на его деят-ть в случ-е наруш-язаконодот-ва.

Надзорза исполнением законодательства РФ освободе совести, свободе вероисповеданияи о религиозных объединениях возложенна органы прокуратуры.

Органюстиции, зарегистрировавший религиознуюорганизацию, осуществляет контроль засоблюдением ею устава относительноцелей и порядка ее деятельности.

Религиозныеорганизации в соответствии с закономсоздаются на административных территорияхпоссоветов, районов, городов, субъектов.

Закономустановлено создание религиозных групп(2 и больше). Они не являются юр. Лицами.Они могут работать на дому. Они нерегистрируются действуют самостоятельно.Но если цель- регистрация, то Р.

Группадолжна заявить об этом в администрацию(соответствующую) надо чтобы администрацияподтвердила религ. Орг-цию. Срок – 15лет. Рел. Орг-ция- цель — воспитание детейв религиозном осуществлении обрядов.

Здесь не должно быть никаких препятствий.

Закономустановлены 2 вида рел. Орг-ций которыерегистрируются:

  1. местная Р.орг-ция

  2. централизованная Р. Орг-ция.

Местнаярелигиозная орг-ция:в поссоветах (в пределах администрации)на базе религиозной группы свыше 10 чел.При регистрации- справка (в органюстиции)что эта орг-ция существует 15лет. Длярегистрации необходимо:-собрание. -Протокол собрания.. –Устав.-Список всех граждан (10 и более ФИО) суказанием гражданства. –Заявление.-Справка о юрид. Адресе(кроме жилыхпомещений).

Втечении 10 мес. Орган юстиции рассматриваети принимает решение. Разрешено запрашиватьспециальные справки о том какая религия,цели какие (положительные), какосуществляются обряды нет ли здесьущерба образованию, здоровь. граждан,запрещаются дети до 18 лет – в этихорганизациях. После этой справки можетбыть религиозная экспертиза.

централизованнаярелигиозная орг-ция:в субъектах РФ создаются. Могут охватывать2-3 субъекта. Регистрируются по местунахождения орг-ции, например немало-ненецкийрегистрируется в Архангельске.

Импредоставлено право хозяйственной,образовательной, социально-культурнойдеятельности, но чтобы церковь былаотделена от гос-ва.

Условиядля разрешения образовательной деят-ти:

1.Желаниеобучающихся

2.Согласиеих родителей

3.Согласие Администрации школы

4.Согласие Администрации районов, городов,поселков.

Внеобразовательной программы (т.е. вгос.стандарте религии не должныприсутствовать)

Ониимеют право создавать свои предприятия,организации в соотв-вии с ГК.могутсоздавать свои профессиональныеучреждения. Они могут иметь охрану(могут быть юр.лицами).

Органыуправления у них в соответствии с ихканонами (в Уставе все оговаривается)

Взаконе указано гос-во обязано содействоватьв материально-техническом обеспечениипотребностей религиозного образования(бесплатно)

Религия– это один из источников культуры нашегонарода.

Регистрацияпредставительстваиностранных религиозных организацийосуществляется в 3-месячный срок со дняподачи заявителем всех документов, срокможет быть продлен до 6 месяцев.

МинюстРоссии выдает заявителю сроком на 3 годасвидетельство о регистрациипредставительства иностранной религиознойорганизации установленного образца,которое продлевается на последующие3-летние периоды при наличии соответствующегозаявления от иностранной религиознойорганизации

Источник: https://studfiles.net/preview/6323474/page:30/

RELP. Правовые основы деятельности религиозных объединений в России :

Законодательные основы правового положения религиозных объединений

Архирейская, Т. Ю.

Правовые основы деятельности религиозных объединений в России : История и современность : Автореферат на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

3

Общая характеристика диссертационной работы

Актуальность исследования

Вопрос о взаимоотношении государства и религиозных объединений на протяжении столетий является одним из основных вопросов государственного строительства в России.

«Поскольку деятельность церкви не ограничивается сферой только духовного влияния, а часто затрагивает государственные и общественные интересы, то государство просто не может не вторгаться в эту область»[1], — это высказывание российского государствоведа Н.М.

Коркунова очень точно отражает необходимость изучения правовых основ взаимоотношений властных структур с религиозными организациями.

История Российского государства изобилует примерами пристального внимания государства к религии и влияния религии на государственные дела.

Отношения светских и религиозных властей складывались в нашей стране неоднозначно, вырабатывались различные модели государственно-церковной политики, возникали и изменялись формы взаимодействия между институтами государства и религиозными образованиями.

Они получали свое выражение в соответствующем законодательстве, закрепляющем не только содержание и характер государственно-конфессиональных отношений, но и перспективы таких отношений, представления государства о роли и функциях религиозных организаций, их месте в жизни общества.

Поэтому сегодня, когда перед наукой стоит задача создания концептуальной научной базы законодательства, которое позволило бы найти наиболее совершенные способы правового регулирования, весьма актуальным становится обращение к историческому опыту взаимодействия государства и религиозных объединений. Это позволяет выявить специфические особенности построения государственно-конфессиональных отношений в различные периоды времени, что в свою очередь поможет объективно оценить современную модель таких

4

отношений, будет содействовать созданию прочной правовой базы, способствующей их развитию.

Общественно-политические процессы реформирования, развернувшиеся в 90-е годы XX в.

, направленные на модернизацию социально-экономических и правовых отношений, и повлекшие коренные изменения в государственном и политическом устройстве страны, серьезным образом отразились на сфере государственно-конфессиональных отношений, которая перешла на качественно новый уровень развития.

Отдельной строкой в историю осуществляемой конституционно-правовой реформы в России впишется год 1997, он ознаменовался принятием Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» и открыл новую страницу в регулировании отношений в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, деятельности религиозных объединений.

Бесспорны положительные результаты проведенных преобразований. Вместе с тем, нельзя утверждать, что сложный и многотрудный процесс правового реформирования в данной сфере завершен.

Анализ сложившейся в результате применения закона практики позволяет констатировать, что правовое обеспечение взаимоотношений государства и религиозных объединений требует совершенствования, адекватного законодательного реагирования на процессы, происходящие в межконфессиональных и межнациональных отношениях. Именно от качественного уровня законодательства о свободе совести напрямую зависит духовная стабильность в обществе.

Это обстоятельство определяет необходимость дальнейшего исследования современного правового статуса религиозных объединений как неотъемлемого элемента системы государственно-конфессиональных отношений, что важно не только в научно-теоретическом плане, но приобретает практическое значение.

Научная разработанность темы исследования

На протяжении всей истории человечества не ослабевает интерес к проблемам, связанным с осмыслением содержания права на свободу совести, поиском оптимальной модели взаимодействия государства и религиозных

5

институтов. Эти вопросы выступают объектом самого пристального внимания не только со стороны историков, философов, социологов, религиоведов, в целом достойное место они занимают и в отечественной юридической науке.

Отдельным аспектам государственной вероисповедной политики, анализу правового положения Русской православной церкви и иных религиозных обществ, юридической оценке существующих религиозных ценностей уделяли большое внимание русские ученые-государствоведы второй половины XIX-начала XX вв.: В. Кильчевский, Б.А. Кистяковский, С.А. Котляревский, Н.М. Коркунов, М.А. Рейснер, И.М. Свешников, Ю. Скобельцина и др.

Советский этап исследования проблемы характеризуется появлением массы статей, брошюр и книг агитационного характера, главный акцент в которых ставился на решение конкретной стратегической задачи государства вытеснение религии из всех сфер общественной жизни.

Однако, несмотря на то, что любое научное исследование несло на себе идеологический отпечаток, отличалось отсутствием критики законодательства, тем не менее, нельзя отрицать серьезный теоретический вклад в разработку проблем правового регулирования отношений государства и религиозных объединений и отдельных моментов юридического статуса последних таких ученых как А.И. Барменков, А.И. Виноградов, Н.П. Гаевая, Г.Р. Гольст, В.Н. Калинин, В.В. Клочков, М.Г. Кириченко, А.А. Круглов, В.К. Лауринайтис, Р.А. Куроедов, М.М. Персиц, Ю.А. Розембаум, Ф.М. Рудинский, А. Седюлин, М. Сташевский, И.Е. Фарбер. Их труды во многом способствовали расширению общих и теоретических познаний автора в исследуемой области.

90-е годы, ознаменовавшие собой начало существенных преобразований в развитии нормативного регулирования свободы совести и деятельности конфессиональных объединений, когда появилась реальная возможность объективного исторического анализа данной сферы общественных отношений, возникла необходимость в освещении вопросов конституционно-правового реформирования государственной религиозной политики, послужили дополнительным стимулом к научным изысканиям в этой области, о чем

6

свидетельствует большое количество диссертаций, монографий, научных статей. Среди трудов, имеющих теоретическое значение для исследования, следует выделить работы А.С. Ловинюкова, Г.П. Лупарева, М.П. Мчедлова, М.И. Одинцова, В.Н. Савельева, которые существенно расширили научные представления о правовом регулировании свободы совести и взаимодействии государства с религиозными объединениями.

Источник: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=102609

Законодательные основы правового статуса религиозных объединений

Законодательные основы правового положения религиозных объединений

Конституция РФ закрепляет право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе исповедовать совместно с другими любую религию, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Законодательное урегулирование этих вопросов имеет целью:

1) создание благоприятных условий для реализации гражданами данного права;

2) недопущение злоупотребления этим правом, посягательства на личность, права и свободы граждан.

Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Правовое положение и основы деятельности религиозных объединений урегулированы Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях»1.

Религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан РФ, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство:

1) не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания;

2) не возлагает на религиозные объединения выполнение функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;

3) не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит законодательству РФ;

4) обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях.

В свою очередь, религиозное объединение:

1) создается и осуществляет свою деятельность в соответствии со своей собственной иерархической и институционной структурой, выбирает, назначает и заменяет свой персонал согласно своим собственным установлениям;

2) не выполняет функций органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления;

3) не участвует в выборах в органы государственной власти и в органы местного самоуправления;

4) не участвует в деятельности политических партий и политических движений, не оказывает им материальную и иную помощь.

Отделение религиозных объединений от государства не влечет за собой ограничения прав отдельных граждан–членов религиозного объединения участвовать в управлении делами государства, в политической жизни страны и т.д.

Создание религиозных объединений в органах государственной власти, других государственных органах, государственных учреждениях и органах местного самоуправления, воинских частях, государственных и муниципальных организациях запрещается.

Согласно ст. 6 Закона, религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций. Религиозные группы могут осуществлять деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица.

Религиозные организации обязаны иметь устав и подлежат государственной регистрации[25] в установленном законом порядке. Они вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и создавать собственные предприятия в порядке, установленном законодательством РФ.

Религиозные организации в зависимости от территориальной сферы своей деятельности подразделяются на местные и централизованные.

Местной признается религиозная организация, состоящая не менее чем из десяти участников, достигших возраста восемнадцати лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении.

Централизованной признается религиозная организация, состоящая в соответствии со своим уставом не менее чем из трех местных религиозных организаций.

Государство регулирует предоставление религиозным организациям налоговых и иных льгот, оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры, а также в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в образовательных учреждениях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством РФ об образовании.

Надзор за исполнением законодательства РФ о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры РФ. Орган, зарегистрировавший религиозную организацию, осуществляет контроль за соблюдением ею устава относительно целей и порядка ее деятельности.

Религиозное объединение может быть ликвидировано: 1) по решению учредителей или органа, уполномоченного на то уставом религиозной организации; 2) по решению суда в случае неоднократных или грубых нарушений норм Конституции РФ и федеральных законов либо в случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей ее уставным целям. Закон предусматривает ряд оснований для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке. В частности, ими являются: нарушение общественной безопасности и общественного порядка; действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности; принуждение к разрушению семьи; посягательство на личность, права и свободы граждан; нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий; склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствование получению обязательного образования.

Модуль 3: «Административно-правовые формы и методы»

Тема 8: «Административно-правовые формы и методы реализации исполнительной власти»

Источник: https://studopedia.su/16_101189_zakonodatelnie-osnovi-pravovogo-statusa-religioznih-ob-edineniy.html

Закон 24/7
Добавить комментарий