Участие в незаконных вооружённых формированиях ук рф

Уголовно-правовой анализ оснований освобождения от уголовной ответственности участников незаконных вооруженных формирований

Участие в незаконных вооружённых формированиях ук рф

Принятие демократического уголовного законодательства, ориентированного на приоритет личности, ее прав и свобод, на отражение принципов правового государства, должно осуществляться в рамках обеспечения законодательной базы для эффективной борьбы с преступностью в новых условиях на основе надежных разработок в области уголовного права и криминологии [1]. Особенно это касается новых ранее не известных российскому уголовному законодательству преступлений, которым, в частности, является создание незаконных вооруженных формирований (НВФ).

Норма, содержащаяся в ст. 208 УК РФ, основана на ст. 13 Конституции России, запрещающей создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на создание вооруженных формирований. Это положение закреплено также в п. 9 ст. 1 Федерального закона № 61-ФЗ от 11 ноября 2003 г. «Об обороне» [7].

Создание незаконного вооруженного формирования, неподконтрольного федеральной государственной власти и не основанного на федеральных законах, служит потенциальным источником терроризма и может быть использовано как в политических, так и в национальных, религиозных и иных целях.

Общественная опасность данного преступления заключается в том, что создание и функционирование незаконного вооруженного формирования как альтернативы законным Вооруженным Силам и другим воинским формированиям, предусмотренным законодательством, создает угрозу общественной безопасности, обстановку неконтролируемых государством действий значительного числа вооруженных людей, возможность их использования преступным элементом в противоправных целях столкновения с законно действующими силовыми структурами.

Пунктом 9 ст.1 Федерального закона «Об обороне» от 31 мая 1996 г. определено, что «создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику либо в которых предусматривается прохождение военной службы, положение которых не урегулировано федеральными законами, запрещаются и преследуются по закону».

Общественная опасность этого преступления заключается в том, что деятельность НВФ как не контролируемая государством создает угрозу общественной безопасности, возможность использования вооруженных людей в преступных целях, столкновения их с законно действующими силовыми структурами. Неупорядоченная, бесконтрольная деятельность НВФ связана с незаконным оборотом оружия, содержит потенциальную опасность возникновения конфликтных ситуаций. Нередко преступники обращаются к помощи зарубежных покровителей, наемников.

Особую опасность представляет использование незаконных вооруженных формирований в сепаратистских, экстремистских и иных преступных политических и религиозных целях. Как показывает обстановка в Чечне и других районах Северного Кавказа России, широкомасштабные действия вооруженных формирований, сопровождающиеся насилием, становятся опасным источником терроризма.

Общественная опасность НВФ обусловливает необходимость подавления этих структур войсками Министерства обороны и вооруженными отрядами иных силовых структур государства, что сопряжено с потерями, прежде всего, это человеческие жертвы, материальный и моральный ущерб.

Поэтому создание независимых от государства вооруженных структур не может быть терпимо в любом государстве.

Введение уголовной ответственности за организацию НВФ, руководство ими, за участие в них рассчитано на предотвращение возможных тяжелых последствий, к которым может привести деятельность незаконных формирований.

Впервые норма об ответственности за организацию НВФ или участие в нем была введена в УК 1960 г. (ст. 772 УК РСФСР) Федеральным законом от 28 апреля 1995г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» [6].

По всей видимости, объективные предпосылки введения в уголовный закон этой новеллы в то время действительно существовали.

Рост незаконных вооруженных формирований в Чечне, их открытое противостояние федеральным государственным органам вызвали необходимость специальной криминализации такого рода деяний.

Часть первая ст. 772 УК РСФСР предусматривала ответственность за организацию вооруженных объединений, отрядов, дружин и других вооруженных формирований, не предусмотренных федеральными законами, а равно за участие в таких формированиях, Часть вторая — за умышленные действия, совершенные в составе НВФ, если они сопряжены с массовым насилием над людьми или причинением тяжких последствий.

Наказывались эти деяния соответственно: лишением свободы на срок до 8 лет с конфискацией имущества или без таковой (ч. 1 ст. 772); лишением свободы на срок до 12 лет с конфискацией имущества или без таковой (ч. 2 ст.

772); В качестве особо квалифицирующего признака умышленных действий, совершенных в составе незаконных вооруженных формирований, указывалась гибель людей (ч.

3), что влекло наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет или смертной казни.

Вряд ли можно согласиться с точкой зрения В. В. Мальцева, что ст.208 УК РФ по сравнению со ст.77 УК РСФСР стала удачнее и лаконичнее [4]. Из содержания статьи, по крайней мере, было ясно, что незаконное вооруженное формирование создается для совершения массового насилия над людьми, других аналогичных противоправных действий.

В отличие от современного состава преступления, предусмотренного ст.208 УК РФ, прежний состав организации или участия в нем подчеркивал ярко выраженный антигосударственный характер рассматриваемого общественно опасного посягательства. Наоборот, одним из главных недостатков ст.

208 УК РФ является как раз отсутствие указания на цель создания незаконного вооруженного формирования. Это упущение породило множество проблем и разночтений при толковании и уяснении истинного содержания рассматриваемой нормы, ее уголовно-политической сущности. А, как справедливо отмечает В. С.

 Комиссаров, «задачи строго соблюдения законности при применении уголовного закона диктуют необходимость избегать законодательных формулировок, допускающих двойное толкование» [8]. Интересным представляется мнение С. Ф.

 Милюкова о том, что такая лукавая позиция современного российского законодателя предопределяется, в первую очередь, политическими соображениями. «По существу, — пишет ученый, — в 1995 г. законодатель создал своего рода паразитарную норму, Которая частично дублирует составы, ныне предусмотренные в ст.275 и 278 УК РФ.

Сделано это исключительно ради того, чтобы избежать критики (прежде всего, из-за рубежа) относительно наличия в демократической России достаточно большого числа политзаключенных».

С существованием этой статьи можно было бы, по его мнению, смириться, если бы она не давала формальных оснований для привлечения к строгой уголовной ответственности лиц, добровольно выступивших с оружием в руках на защиту российского государства и охраняемых им ценностей. К тому же эта норма должна иметь соответствующую санкцию — вплоть до смертной казни и пожизненного лишения свободы при отягчающих обстоятельствах [5].

Итак, незаконное вооруженное формирование не создается просто так, без какой-либо цели.

Теоретически, возможны два варианта: 1) создание незаконного вооруженного формирования с непреступными (даже с социально-полезными, благими) целями, например, защита суверенитета субъекта Федерации, обеспечение безопасности и общественного порядка в каком-либо регионе, помощь правоохранительным органам в борьбе с преступностью и т. д.; 2) организация вооруженного объединения, отряда, дружины или иной группы в целях совершения преступных посягательств.

Если организация незаконного вооруженного формирования не преследует цели совершения преступлений, действия виновных лиц при наличии к тому оснований следует квалифицировать по ст.222 УК РФ.

Например, в рамках какой-либо коммерческой или общественной организации создается вооруженное подразделение для обеспечения безопасности и охранных функций.

В других случаях при установлении факта законного обладания оружием соответствующими лицами вполне достаточно административно-правовых средств.

По утверждению В. В. Мальцева, вооруженные формирования, действующие под вывеской всякого рода охранно-сыскных агентств и контор, представляют угрозу основам общественной безопасности [3]. В. С.

 Комиссаров также считает, что к незаконным вооруженным формированиям можно отнести не только структуры, имеющие военную организацию, но и гражданские объединения (в частности, охранные и детективные агентства) [2].

Не исключена возможность выполнения рассматриваемой нормой еще одной функции, функцию предупреждения тяжких последствий, которые могут наступить в случае действий подобных незаконных вооруженных формирований.

Необходимость установления уголовной ответственности за организацию НВФ или участие в них стала очевидной после того, как наряду с позитивными процессами постсоветского периода развития России (демократизм, расширение прав и свобод граждан, политический плюрализм, укрепление самостоятельности регионов) стали проявляться и тенденции негативного характера: падение уровня общественной дисциплины; жесткая борьба за власть и государственную собственность; увеличение масштабов преступности; коррупция; появление различных форм организованной преступности, включая вооруженную; сепаратизм; политический и религиозный экстремизм и т. д. Нередко НВФ вырождаются в уголовные и уголовно-политические банды, группировки террористов.

Согласно статистическим данным, за последние 5 лет 99 % преступлений, квалифицируемых по ст. 208 УК РФ, совершены в регионе Северного Кавказа.

Литература:

1.    Игнатов А. Н., Красиков Ю. А., Побегайло Э. Ф., Шишов О. В. Концептуальные начала уголовного законодательства Российской Федерации //Советская юстиция. 1992.-№ 3.- С.3.

2.    Комиссаров В. С. Преступления, нарушающие общие правила безопасности (понятие, система, общая характеристика): Дис. … докт. юрид. наук. М., 1997.- С.114.

3.    Мальцев В. В. Ответственность за организацию или участие в незаконных вооруженных формированиях // Российская юстиция. 1995.- № 9.- С.35.

4.    Мальцев В. В. Ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участия в нем //Российская юстиция. 1999.- № 2.- С.44.

5.    Милюков С. Ф. Отзыв официального оппонента на диссертацию «Уголовно-правовой и криминологический аспекты организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем», представленную Дмитриенко А. В. на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.08 // Уголовное право. 2004.- № 2.-С. 142–143.

6.    СЗ РФ. 1995. № 18. Ст.1595.

7.    СЗ РФ. 1996. № 23. Ст. 2750; 2003. № 46 (ч. 1). Ст. 4437.

8.    Терроризм: психологические корни и правовые оценки (материалы «круглого стола» журнала «Государство и право») //Государство и право. 1995-.№ 4.- С.29.

Источник: https://moluch.ru/archive/52/6780/

Социальная обусловленность правовой регламентации ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования и участие в нем

Участие в незаконных вооружённых формированиях ук рф

Бидова Бэла Бертовна доктор юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии

ФГБОУ ВО «Чеченский государственный университет»

В последнее десятилетие двадцатого века в России получили значительное распространение незаконные вооруженные формирования, известные истории еще с античных времен и средневековья. Незаконные вооруженные формирования проявили особую активность в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Южной Осетии, Абхазии, на территории Чеченской республики и ряде других республик бывшего СССР.

Общественная опасность организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем очень высока. Она определяется тем, что это деяние посягает на общественную безопасность, общественный порядок и, в конечном итоге, на основы конституционного строя Российской Федерации, как и любого другого государства.

Наличие незаконных вооруженных преступных объединений, отрядов, дружин, частей и других групп, а также их деятельность, создающая реальную угрозу личности, обществу, государству, обусловили необходимость выработки уголовно-правовых средств борьбы с этими преступными проявлениями. В 1995 г. УК РСФСР 1960 г.[1] был дополнен статьей 77.

2 (организация или участие в незаконных вооруженных формированиях). В Уголовный кодекс РФ[2] в разделе IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» в главу 24 «Преступления против общественной безопасности» включена ст. 208 «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем».

Статья 3 Федерального закона «О противодействии терроризму» [3] относит организацию незаконного формирования для совершения террористической акции к террористической деятельности, а преступление, предусмотренное статьей 208 УК РФ к преступлениям террористического характера.

Возникающие в различных регионах страны незаконные вооруженные формирования совершают террористические акты, нападения на сотрудников правоохранительных органов, объекты жизнеобеспечения городов, поселков, подвергая опасности жизнь, здоровье граждан.

Сам факт существования незаконных вооруженных формирований дискредитирует государство, поскольку ставит под сомнение его способность устранять угрозу жизни, здоровью, собственности граждан, обществу в целом.

А если учесть, что названное явление имеет тенденцию к расширению, то, естественно, возрастает и степень недоверия граждан к государству, что само по себе существенно осложняет развитие демократии в России, совершенствование экономических и социальных отношений.

В уголовном законодательстве Российской империи, Советского государства не существовало отдельной нормы, предусматривающей ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем, что объяснялось отсутствием объективной потребности в ней и необходимых технико-юридических средств ее выражения. Организованные вооруженные группы в своей преступной деятельности чаще всего преследовали корыстные цели и охватывались понятием «бандитизм». При политической направленности деятельности незаконных вооруженных групп ответственность наступала как за преступление против государства.

Анализ законодательства, научных позиций и современной правоприменительной практики позволяет выделить следующие характерные признаки незаконного вооруженного формирования:

  • большая численность участников;
  • наличие в его структуре обладающих относительной самостоятельностью подразделений;
  • относительная устойчивость, проявляющая, в первую очередь, в более или менее длительном сроке существования, и сплоченность их членов;
  • специальная военная и идеологическая подготовка участников;
  • наличие пригодного для использования огнестрельного оружия и взрывных устройств у большинства участников незаконного вооруженного формирования и готовность его применения для решения поставленных перед ним задач;
  • осуществление террористической деятельности, включая захват заложников, нападения на населенные пункты, воинские гарнизоны, экономические и военные объекты, государственные учреждения, посягательства на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих и высокопоставленных должностных лиц.

Общественная опасность незаконных вооруженных формирований предопределяется самим фактом функционирования соответствующих структур в качестве альтернативы вооруженным силам и другим воинским формированиям государства, опасностью использования их в сепаратистских, религиозных и других экстремистских целях, осуществления вооруженного насилия в отношении отдельных этнических групп или социальных слоев населения, причинения крупного имущественного ущерба государственным или коммерческим организациям, предприятиям и отдельным лицам. Создание вооруженных формирований, не предусмотренных федеральным законодательством, фактически является потенциальным источником экстремизма, терроризма, массовых убийств и др. Этим и обусловливается весьма высокая общественная опасность организации незаконного вооруженного формирования и участия в нем.[4,с57]

Действующее уголовное законодательство относит организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем к преступлениям, посягающим на общественную безопасность.

Общественная безопасность – это не только состояние защищенности общества и его основных благ от угроз и источников опасности, но и снижение, ослабление, устранение и предупреждение опасности и угрозы жизни и здоровью людей, материальным ценностям, окружающей среде и деятельности различных институтов общества и государства от общественно опасных форм поведения человека, а также поддержание достаточного для нормального функционирования общества уровня их защищенности.

Относительно определения объекта преступления, предусмотренного ст.

208 УК РФ, более взвешенной представляется научная позиция исследователей, которые обращают внимание на то, что данное преступление в большей степени посягает не на общественную безопасность, а на основы конституционного строя, что делает актуальным вопрос о возможности перенесения нормы, предусмотренной ст. 208 УК РФ в главу 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства».

Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 208 УК РФ образуют действия в форме:

  1. создания вооруженного формирования, не предусмотренного федеральным законом (ч. 1 ст. 208 УК РФ);

  2. руководство незаконным вооруженным формированием (ч. 1 ст. 208 УК РФ);

  3. финансирования незаконного вооруженного формирования (ч.1 ст. 208 УК РФ);

  4. участия в незаконном вооруженном формировании (ч. 2 ст. 208 УК РФ).

Создание незаконного вооруженного формирования могут образовывать такие действия, как разработка структуры, системы подчиненности и управления членами соответствующего объединения, отряда, дружины или иной группы. Оконченным создание незаконного вооруженного формирования следует признать с момента фактического организационного оформления объединения или иной группы людей как вооруженной структуры.

Руководство – это выработка направлений деятельности уже созданного формирования. Это может выражаться в форме издания приказов, распоряжений по текущим вопросам и осуществления контроля за их исполнением, поддержания дисциплины.

Руководство незаконным вооруженным формированием можно считать оконченным преступлением с того момента, как признанное и поддерживаемое в качестве лидера большинством участников данного формирования лицо начнет отдавать остальным обязательные для исполнения властно-управленческие приказы.

Под финансированием незаконного вооруженного формирования следует понимать предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для создания незаконного вооруженного формирования и его деятельности. Финансирование может выражаться в таких действиях, как оплата расходов на пропаганду соответствующих радикальных учений, включая финансирование учебных заведений, содержание тренировочных лагерей.

Участие в вооруженном формировании, не предусмотренным федеральным законом, может выражаться, например, в прохождении обучения воинскому ремеслу в специализированных лагерях; выполнении агитационной работы, подготовка и осуществление боевых операций.

В соответствии с действующим уголовным законодательством уголовной ответственности за организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем подлежит вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

По смыслу ст. 208 УК РФ Совершение любой из предусмотренных законом форм организации незаконного вооруженного формирования или участия в нем возможно лишь с прямым умыслом.

Примечание к ст. 208 УК РФ устанавливает специальный вид освобождения от уголовной ответственности: «Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Литература:

  1. Уголовный кодекс РСФСР 1960 года //Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. №40. Ст. 591 (утратил силу).

  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. №63-ФЗ (в актуальной редакции) //Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст. 2954.

  3. Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. №35-ФЗ (в актуальной редакции) //Собрание законодательства РФ. 2006. №11. Ст. 1146.

  4. Бидова Б.Б. Социально-экономические и политические причины религиозного экстремизма. Религиозно-политический экстремизм и пути его преодоления (http://haa.su/Gtv/) //В сборнике: Государство и право: теория и практика (http://haa.su/Gtw/) Материалы II Международной научной конференции. 2013. — С. 55-59.

Источник: http://journalpro.ru/articles/sotsialnaya-obuslovlennost-pravovoy-reglamentatsii-otvetstvennosti-za-organizatsiyu-nezakonnogo-voor/

О правовом статусе россиян, участвующих в конфликте на донбассе

Участие в незаконных вооружённых формированиях ук рф

Присутствие россиян на Донбассе не вызывает сомнения и считается фактом очевидным.

Возникает вопрос определения правового статуса граждан РФ, принимающих участие в боевых действиях или оказывают содействие террористическим организациям на Востоке Украины.

Об этом заявил сегодня, 8 сентября на брифинге заместитель руководителя Информационно-аналитического центра Совета национальной безопасности и обороны Владимир Полевой.

Вопрос этот важен не столько с точки зрения оценки руководства РФ, которое посылает либо поощряет своих граждан взять оружие и уехать погибать за границу, сколько с точки зрения гуманистической: каков правовой статус самого военнослужащего России, попавшего в Украину?

В целом процедура применения Вооружённых сил РФ за пределами отечества такова.

Военная доктрина России предусматривает, что Российская Федерация имеет возможность применять армию для обеспечения защиты своих граждан, находящихся за пределами РФ, в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ. Процедура применения Вооруженных Сил и других войск в мирное время осуществляется по решению Президента Российской Федерации.

Есть ли у нас таковое? Похоже – нет.

До решения Президента Конституция России предусматривает ещё и решение Совета Федерации, в соответствии со статьей 102 Конституции РФ. 25 июня 2014 году таковое разрешение в отношении Украины было отозвано российским Парламентом. Указа президента РФ нет. Соответственно, законных оснований, тоже нет.

Может, мы пропустили какой-то пункт в Контракте с военнослужащем или есть другой нормативный акт? В типовом Контракте о прохождении воинской службы нет ни слова о каких-либо боевых действиях за пределами России без законных на то оснований.

Не лишним будет отметить, что Федеральный Закон «О воинской обязанности и военной службе» также говорит об обязанности по защите Отечества, а вовсе не о шальных деньгах за бои за кордоном.

Правовых оснований присутствия российской армии нет, а солдаты в Украине всё же есть. Каков статус солдат, которые «заблудились на территории» Украины?

Здесь возможны два варианта: либо человек воюет за деньги, и тогда это наёмничество, либо человек воюет по приказу, за идею, и тогда это участие в незаконном вооружённом формировании.

Ситуацию проясняет Уголовный кодекс Российской федерации. В частности Ст.

359 «Наемничество» говорит о том, что наемником считается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей.

Причём преступлением является как сам наем, так и участие в военных действиях по найму. Во-первых, вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях.

Во-вторых, те же действия, совершенные лицом с использованием своего служебного положения или в отношении несовершеннолетнего (если начальник посылает или организовывает отправку «добровольцев» в Украину)

В-третьих, участие наемника в вооруженном конфликте или военных действиях – Ст. 208. «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем».

Уголовная ответственность предусмотрена как за создание вооруженного формирования, участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, а также участие на территории иностранного государства в вооруженном формировании, не предусмотренном законодательством данного государства, в целях, противоречащих интересам РФ.

Лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Участие в военных действиях без знаков отличия – состав преступления по ст. 356 УК РФ «Применение запрещенных средств и методов ведения войны».

Российские медиа говорят также о том, что военнослужащие не в силах сдержать свой патриотический порыв и едут воевать не во время службы и не по приказу, а за счёт своего отпуска.

Судебная практика знает ответы и на такую форму деятельности.

На время отпуска военнослужащий сохраняет статус военнослужащего со всеми вытекающими ограничениями. Поэтому для получения отпуска в рапорте на имя командира военнослужащий обязан указать точное место проведения отпуска.

В случае, если отпуск предполагается проводить за границей, нужно получить разрешение Министерства обороны, своего командования и согласование с Федеральной службой безопасности РФ (согласно Приказу Министерства обороны РФ от 31 июля 2006 г. №250 дсп).

Таким образом, без разрешения командования и ФСБ, выехать за пределы территории РФ военнослужащий не может.

Поэтому военнослужащий РФ во время отпуска может оказаться на территории Украины только двумя путями – либо с согласия командования и ФСБ, либо обманув командование.

В первом случае мы имеем дело с агрессией по определению, утвержденному резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 3314 от 14 декабря 1974 года:

П. g статьи 3 «засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них».

Во втором случае мы имеем дело с военнослужащим-преступником, нарушившим воинские Уставы, незаконно перешедшим границы, и совершившим уголовно наказуемые деяния «участие в незаконных вооруженных формированиях» либо «наемничество».

Что даёт официальный статус участника боевых действий? Зачем он нужен? Во-первых, освобождает от уголовной ответственности. В том числе постфактум. Например, после смены власти. Не лишним будет напомнить, что срок давности по тяжкому преступлению, а именно таким является «Наёмничество», составляет 10 лет. Во-вторых, дает льготы и статус, а также их унаследуют жена и дети в случае смерти.

Льготы, касающиеся оплаты коммунальных услуг, медобслуживания, отпуска, погребения, предусмотрены Федеральным законом о статусе военнослужащих, Федеральным законом о погребении и похоронном деле, Федеральным законом о государственной социальной помощи, Федеральным законом о ветеранах.

По данным украинской разведки всего за время конфликта на территории Украины погибло более 2 тысяч россиян. Число раненных можно называть приблизительно, умножив на четыре число погибших.

Где прячут раненых? Они проходят лечение в военно-медицинских учреждениях: Военно-медицинская академия им. Кирова (Санкт-Петербург); Военный Клинический Госпиталь Южного ВО (г..

Ростов-на-Дону); Военный Гарнизонный Госпиталь ВЧ №52199 (г.. Волгоград); Окружной Военный Клинический Госпиталь (г..

Ейск), а также в гражданских медицинских учреждениях вышеупомянутых населенных пунктов, в других закрытых военных городках. Чем глуше место – тем лучше.

Что делать солдату, если он уже в Украине? Во-первых, он обязан доложить командованию об этом факте.

Во-вторых, доложить командованию (лучше письменным рапортом) о своем отказе выполнять приказы о дальнейшем нахождении на территории Украины. В соответствии с п.

2 статьи 42 Уголовного кодекса РФ «неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность».

В конце концов, солдат должен незамедлительно предпринять попытку покинуть территорию Украины и обратиться в Военную прокуратуру с заявлением о факте незаконного пересечения границы его подразделением и о своем отказе выполнять заведомо незаконные приказы командования на чужой территории.

В случае, если это невозможно, бойцу необходимо сразу после установления факта своего нахождения на чужой территории явиться в органы МВД Украины с сообщением об этом факте и с последующим уведомлением своего командования.

Источник: http://mediarnbo.org/2014/09/08/o-pravovom-statuse-rossiyan-uchastvuyushhih-v-konflikte-na-donbasse/?lang=ru

Закон 24/7
Добавить комментарий