Ст 182 упк рф комментарии

ст 182 УПК РФ с ми

Ст 182 упк рф комментарии

Текст статьи 182 УПК РФ в новой редакции.

1. Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

2. Обыск производится на основании постановления следователя.3. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.4.

До начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве, а в случаях, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, — судебное решение, разрешающее его производство.

5.

До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.

6. При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

7. Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.

8. Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

9. При производстве обыска во всяком случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота.

9.1. При производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста.

По ходатайству законного владельца изымаемых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации специалистом, участвующим в обыске, в присутствии понятых с изымаемых электронных носителей информации осуществляется копирование информации.

Копирование информации осуществляется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изымаемых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации.

При производстве обыска не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления либо, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации.

Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в протоколе делается запись.

10. Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

11. При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск .

12. При производстве обыска составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

13. В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

14. Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.

15. Копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации.

16. Обыск может производиться и в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.

N 174-ФЗ, УПК РФ действующая редакция.

Источник: https://upkrf24.ru/statia-182-upk

Адвокат добивается признания незаконным недопуска его к участию в обысках

Ст 182 упк рф комментарии

Партнер АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры» Михаил Кириенко сообщил «АГ» о том, что 6 августа подал в Челябинский областной суд апелляционную жалобу на отказ первой инстанции признать незаконными действия следователей по недопуску его как представителя юридического лица к участию в производстве обысков в помещениях на его территории.

Адвокат сообщил, что 23 мая 2018 г. в утреннее время на территорию одного из челябинских предприятий без предъявления документов прибыла вооруженная группа лиц на транспорте без опознавательных знаков, повредив при этом имущество на КПП.

Как оказалось, это были сотрудники Росгвардии, которые явились во главе со следователем ГСУ МВД России по Челябинской области Антоном Корлыхановым для проведения обысков в здании заводоуправления в рамках расследования уголовного дела по факту загрязнения воздуха. На въезде на территорию предприятия был поставлен заслон, входы и выходы здания заблокировали.

Обыски проводились в кабинетах главного инженера, главного энергетика, начальника технического управления и в иных помещениях. 

По словам Михаила Кириенко, соответствие проводимых следственных действий требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ ограничилось тем, что при проведении обысков были вынесены постановления в порядке ст. 182 УПК РФ и составлены протоколы. 

Адвокат прибыл на место уже после начала обысков и предъявил следователям ордер, согласно которому ему было поручено представлять интересы предприятия и его главного юриста, также он предоставил письменное ходатайство о допуске его к участию в обысках.

Однако на это следователь ГСУ Елена Батуева сообщила, что заявление будет рассмотрено в течение трех дней, в допуске к участию в обыске адвокату было отказано. В результате на протяжении всего времени проведения обыска Михаил Кириенко находился около административного здания. Присутствие адвоката и отказ следователя в его допуске были зафиксированы на видеозаписи.

Точно так же Михаила Кириенко не допустили к участию в проведении обыска 30 мая в других помещениях предприятия.

В связи с этим адвокат обратился в Центральный районный суд г. Челябинска с жалобой в порядке ст.

125 УПК РФ, в которой он просил признать незаконным решение следователей о проведении обысков в кабинетах должностных лиц предприятия и обязать следствие устранить допущенные нарушения.

Всего в суд первой инстанции адвокатом было направлено семь жалоб, которые впоследствии были объединены в одно производство. 

В ходе судебного заседания прокуратура просила отказать в удовлетворении жалобы адвоката, так как, по ее мнению, на начало обысков у следователей имелись основания для их проведения.

В соответствии с нормами УПК РФ, по словам представителя надзорного органа, обязательное участие защитника в ходе обыска не предусмотрено, как и при осмотре места происшествия.

Следователь в суде пояснил, что отказ допустить Михаила Кириенко к участию в обысках был обусловлен наличием «оснований полагать, что адвокат мог воспрепятствовать проведению обыска».

26 июля суд рассмотрел жалобу адвоката и вынес постановление об отказе в ее удовлетворении, мотивируя это тем, что не имеется доказательств того, что следователи следственной группы вышли за пределы своих полномочий при производстве обысков. 

Суд указал, что в соответствии с ч. 11 ст. 182 УПК РФ в производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого проходит обыск, либо несовершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого проходит обыск.

Как отметил суд, указанная норма не регламентирует порядок приглашения, назначения и замены защитника, случаи его обязательного участия в уголовном судопроизводстве, предусмотренные ст. 50 и 51 УПК РФ. По смыслу ряда норм Уголовно-процессуального кодекса (ст.

157, 164, 165, 182 и 183) требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката (защитника) не распространяется на случаи проведения следственных действий, которые не связаны с дачей показаний лицом, подготавливаются и проводятся без предварительного уведомления лица об их проведении ввиду угрозы уничтожения (утраты доказательств).

К числу таких следственных действий относится и обыск, производство которого не исключает участия явившегося адвоката, но и не приостанавливается для обеспечения его явки.

По мнению суда, обязательное присутствие адвоката при проведении обыска в помещении организации законом не предусмотрено, поэтому непринятие следователем мер к обеспечению участия адвоката, представляющего интересы как юрлица, так и сотрудников организации, в  чьих помещениях проводились обыски, не противоречит уголовно-процессуальному законодательству. Закон не устанавливает обязанности следователя, производящего обыск, обеспечить участие в нем адвоката. Суд пришел к выводу, что понятые и лица, представляющие предприятие, присутствовали при производстве обысков и имели возможность фиксировать происходившее.

Суд в своем отказе также отметил, что вопросы правомерности проведения обысков с участием указанных в протоколе лиц и их полномочий на момент проведения следственных действий подлежат тщательной проверке и последующей оценке судом при разрешении вопроса о допустимости, достоверности, относимости протокола обыска.

Сделать это на досудебной стадии производства не представляется возможным, так как в соответствии с п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. № 1 судья не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

В частности, судья не вправе делать выводы о фактических обстоятельствах дела, об оценке доказательств и о квалификации деяния.

В апелляционной жалобе на это решение Михаил Кириенко отметил, что основное и существенное нарушение следователей выразилось в том, что при обыске не присутствовали лица, в помещении которых он производился: «Адвокату указанных лиц запретили присутствовать при проведении обыска. Данные обстоятельства подтверждаются исследованными материалами, в первую очередь протоколами обыска от 23 и 30 мая 2018 г. и заявлениями работников предприятия». 

По словам Михаила Кириенко, он не оспаривает тот факт, что следователь не обязан обеспечить участие в обыске именно адвоката, как это происходит, например, при предъявлении обвинения.

«Но запрещать адвокату участие при явке и тем более воспрепятствовать его присутствию следователь не имеет права, так как это прямое нарушение положения ст. 48 Конституции, ст.

182 УПК РФ, которая в равной степени гарантирует право на квалифицированную юридическую помощь физическим и юридическим лицам, тем более если их интересы затрагиваются следственными мероприятиями непосредственно, и присутствие представителя при обыске», – пояснил он «АГ». 

В своей жалобе адвокат сделал особый акцент на том, что недопуск произошел в отношении представителя как юридического лица, так и физического лица.

Михаил Кириенко указал, что он как адвокат имеет право представлять интересы директора предприятия, где проводятся обыски, независимо от того, что последний может и сам действовать в интересах юридического лица.

«Если руководитель предприятия как гражданин РФ обратился к адвокату, следователь согласно ст. 11 УПК РФ обязан обеспечить реализацию его права, тем более адвокат прибыл к месту производства обыска», – считает Михаил Кириенко. 

Адвокат также указал, что в нарушение ч. 10 ст. 182 УПК РФ изъятые в ходе обыска документы не предъявлялись лицам, участвовавшим в нем. На указанные незаконные действия в ходе обыска, не нашедшие отражения в протоколе, представителем предприятия были внесены замечания, приобщенные к протоколу. «Почему это не было сделано, следователь пояснить не смог», – отметил Михаил Кириенко.

В жалобе он также обратил внимание на то, что Конституционный Суд неоднократно разъяснял, что проведение обыска, в случае если он уже начат, не исключает участия явившегося адвоката, но из-за этого оно не приостаналивается (определения КС РФ от 17 февраля 2015 г. № 415-О, от 23 апреля 2015 г. № 998-О, от 21 мая 2015 г.

№ 1176-О, от 26 апреля 2016 г. № 920-О, от 20 декабря 2016 г. № 2745-О и от 28 сентября 2017 г. № 2240-О). В Определении КС РФ от 21 декабря 2006 г. № 590-О-О указано, что ст.

182, 185 УПК РФ не содержат положений, которые позволяли бы следователю произвольно отклонить ходатайство лица, в помещении которого производится обыск, о присутствии с его стороны адвоката.

В соответствии с ч. 1 ст. 176 УПК РФ осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В ч. 6 ст. 177 УПК РФ определено, что осмотр помещения организации производится в присутствии представителя администрации соответствующей организации. В случае невозможности обеспечить его участие в осмотре об этом делается запись в протоколе.

Адвокат считает, что понятия «представитель администрации организации» и «представитель организации, где проводится осмотр» являются идентичными в смысле ст. 177 УПК РФ. Он подчеркнул, что в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 2, ст.

3 Закона об адвокатуре адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом, при этом он участвует в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях.

«Таким образом, адвокат, привлеченный юридическим лицом для оказания правовой помощи в рамках уголовного судопроизводства, является представителем администрации организации (представителем организации) при проведении осмотра согласно положениям ст. 176, 177 УПК РФ», – полагает Михаил Кириенко. 

В комментарии «АГ» он отметил, что пока сложно говорить о перспективах рассмотрения дела в апелляции: «Отраженный в решении первой инстанции подход становится реалией правоприменительной практики». Вместе с тем адвокат отметил, что при негативном исходе рассмотрения жалобы он останавливаться не намерен.

Следователи ГСУ ГУ МВД России по Челябинской области Антон Корлыханов и Елена Батуева отказались комментировать «АГ» данную ситуацию.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokat-dobivaetsya-priznaniya-nezakonnym-nedopuska-ego-k-uchastiyu-v-obyskakh/

Комментарий к СТ 182 УПК РФ

Ст 182 упк рф комментарии

Статья 182 УПК РФ. Основания и порядок производства обыска

Комментарий к статье 182 УПК РФ:

1. Обыск представляет собой процессуальный принудительный поиск, осуществляемый в определенном месте, находящемся в законном владении определенного лица, с целью обнаружения, изъятия и фиксации предметов и документов, которые могут иметь значение для дела, а также разыскиваемых лиц и трупов (ст. ст. 182, 184 УПК).

Обыск следует отличать от схожих с ним административных действий: досмотра вещей, личного досмотра (ст. 27.7 КоАП РФ), досмотра транспортного средства (ст. 27.9 КоАП РФ), изъятия вещей и документов (ст. 27.10 КоАП).

Обыск является розыскным следственным действием, поэтому представляется, что он не может быть произведен в суде.

2. Основаниями для производства обыска являются достаточные данные о том, что: а) в чьем-либо законном (титульном) владении (каком-либо месте, у какого-либо лица) могут находиться объекты, имеющие значение для уголовного дела (предметы и документы, живые разыскиваемые лица или трупы); б) существует опасность (вероятность) сокрытия или уничтожения этих объектов.

3. Принудительный характер поиска при обыске объясняется наличием опасности сокрытия искомых предметов и документов, что отличает его от следственного осмотра, а также добровольной выдачи (ч. 5 ст. 182 УПК). Обыск необходимо отграничивать от осмотра и по конечным целям.

Хотя цели обыска частично и совпадают с целями осмотра, но все же отличаются от них. Как и осмотр, обыск в конечном итоге предназначен для обнаружения, фиксации и изъятия объектов, имеющих значение для уголовного дела.

Однако при обыске объектами поиска являются предметы, документы (в том числе орудия преступления и ценности), трупы, тогда как при осмотре могут устанавливаться, кроме того, и следы преступления (например, отпечатки пальцев и т.д.). В отличие от осмотра целью обыска может быть и обнаружение разыскиваемых живых лиц (ч. 16 ст. 182).

При проведении обыска, так же как и при осмотре, может фиксироваться окружающая обстановка, однако не с целью восстановления общей картины происшествия, а только для выяснения обстоятельств обнаружения, хранения и изъятия искомых объектов. Факультативно обыск может отличаться от осмотра и по месту проведения.

Обыск всегда производится в месте или помещении, которое находится в законном (титульном) владении определенного физического, юридического лица или государственного органа, в то время как осмотр может проводиться как в титульном владении (например, в жилище), так и в месте, у которого нет конкретного владельца (например, на улице населенного пункта), либо владении, которое является беститульным. Проводить обыск в таких случаях избыточно и можно ограничиться осмотром или проверкой показаний на месте (например, когда необходимо отыскать и изъять похищенное имущество, спрятанное подозреваемым в заброшенном бесхозяйном строении, в котором он скрывался). При этом сомнения в законном (титульном) характере владения должны толковаться в пользу фактического владельца, у которого в этом случае проводится не осмотр, а обыск (при условии наличия опасности сокрытия искомых объектов).

———————————
Титульное владение — владение, основанное на каком-либо праве. В отличие от этого беститульное (фактическое) владение не основывается на каком-либо правовом основании (см.: Большой юридический словарь. М.: Инфра-М, 1997. С. 694).

В определенных случаях беститульное фактическое владение в порядке исключения все же может порождать определенные юридические последствия.

Так, лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности (беститульное владение), самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет (ч. 2 ст. 222 ГК).

Однако при определенных условиях за таким лицом может быть признано право собственности на самовольную постройку, поэтому при прочих равных условиях в самовольно возведенном сооружении, как представляется, должен проводиться обыск.

https://www.youtube.com/watch?v=okqHMK3XEEw

Может сложиться и другая ситуация, когда предмет, выступающий в качестве хранилища, в котором необходимо предпринять поиск, находится в чьей-либо собственности, но выбыл из владения собственника в результате уголовно-противоправных действий (например, угона судна или автомобиля). Представляется, что в таком случае следует провести осмотр, а не обыск, ибо признак титульного владения здесь также отсутствует (например, при обнаружении и изъятии в угнанной машине оружия и взрывных устройств после задержания пользовавшихся ею террористов).

4. При выдвижении предположения о местонахождении искомых объектов в целях проведения обыска могут учитываться не только доказательства, но и непроцессуальная информация (например, результаты ОРМ).

Однако следует помнить, что обыск затрагивает ключевые конституционные права человека, в связи с чем одна только непроцессуальная информация без наличия уголовно-процессуальных доказательств не может обосновать его проведение (особенно при даче судьей разрешения на обыск в порядке ч. ч. 2 — 4 ст. 165 УПК).

Представляется, что только доказательствами может обосновываться (хотя и на вероятностном уровне) предположение о том, у кого могут находиться искомые объекты, в то время как предположение о том, где именно они находятся, в данном помещении или на участке местности, может базироваться как на доказательствах, так и на иной непроцессуальной информации, а также просто на следственном опыте. Об условиях для производства обыска см. ком. к ст. 164.

5. Основания и содержание обыска отличают его от сходного с ним следственного действия — выемки. Для обыска нужны вероятные данные об искомом предмете и его местонахождении, содержание обыска составляют поисковые действия. Для выемки нужно точно (достоверно) знать, какой предмет и где находится (ч. 1 ст. 183), поэтому поисковых действий нет.

Источник: http://upkod.ru/chast-2/razdel-8/glava-25/st-182-upk-rf/kommentarii

Статья 182 с ми. Основания и порядок производства обыска

Ст 182 упк рф комментарии

1. Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.

2. Обыск производится на основании постановления следователя.3. Обыск в жилище производится на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса.4.

До начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве, а в случаях, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, — судебное решение, разрешающее его производство.

5.

До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск.

6. При производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

7. Следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц.

8. Следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производится обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска.

9. При производстве обыска во всяком случае изымаются предметы и документы, изъятые из оборота.

9.1. При производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста.

По ходатайству законного владельца изымаемых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации специалистом, участвующим в обыске, в присутствии понятых с изымаемых электронных носителей информации осуществляется копирование информации.

Копирование информации осуществляется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изымаемых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации.

При производстве обыска не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию преступления либо, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации.

Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную информацию, законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в протоколе делается запись.

10. Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

11. При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. При производстве обыска вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск .

12. При производстве обыска составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса.

13. В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

14. Если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры.

15. Копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведен обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации.

16. Обыск может производиться и в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.

Источник: https://proupkrf.ru/st_182_upk_rf

Особенности производства обыска в жилище

Ст 182 упк рф комментарии


Ключевые слова: обыск, следственные действия, жилище, права граждан, неотложное следственное действие.

Обыск — следственное действие (ст. 182 УПК РФ), состоящее в целенаправленном принудительном обследовании помещений, участков местности, человека и иных объектов с целью обнаружения и изъятия орудий преступления, предметов, документов и ценностей, добытых преступным путем, других материальных объектов, могущих иметь значение для уголовного дела, в том числе разыскиваемых лиц и трупов [3].

Обыск отличается от осмотра и других следственных действий своим поисковым принудительным характером, необходимостью в определенных законом пределах ограничивать права граждан на личную свободу, тайну частной жизни и неприкосновенность жилища.

Уважение прав и основных свобод человека является основным принципом современного международного права. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Согласно статье 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно.

Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Так как проведение обыска существенно ограничивает конституционные права граждан, для его проведения необходимы процессуальные и фактические основания. Обыск производится на основании мотивированного постановления следователя, а обыск в жилище — на основании судебного решения, с согласия руководителя следственного органа.

Но для того чтобы понять, что же такое обыск в жилище, надо разобраться с понятием термина «жилище». Ответ на этот вопрос мы можем найти в п.10 ст. 5 УПК РФ и примечании к ст.

139 Уголовного кодекса РФ, согласно которым жилище — это индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания. Однако на практике применение данного определения вызывает некоторые трудности. Согласно Жилищному кодексу РФ от 29 декабря 2004 г. № 188-ФЗ, включение того или иного строения (его части) в жилищный фонд определяется не использованием его людьми для проживания, а соответствием строения (его части) административным регламентам, совершением в отношении его органами власти юридических актов: внесением в реестры, паспортизацией, признанием прав собственности и т. п.

Одним из недостатком бланкетного определения жилища является во многом искусственное ограничение круга объектов, выступающих в этом качестве, лишь стационарными сооружениями, возводимыми в соответствии со строительными проектами.

Достаточно давно среди ученых-процессуалистов возникла дискуссия о том, можно ли признать жилищем дачный домик. Так ученые-криминологи указывают, что жилищем при постоянном или временном пребывании в нем, может выступать и автоприцеп — трейлер и палатка.

Являются жилищами и традиционные сооружения кочевых народов: яранги, юрты, чумы, кибитки и т. п. [5].

Рассматривая автономное понятие «жилище» Европейский Суд по правам человека в различных решениях признавал жилищем места проживания, установленные законным путем, в том числе, принадлежащие другому лицу, если такое проживание продолжается в течение значительного периода времени и на ежегодной основе.

Суд не ограничивается традиционными местами проживания; под понятие «жилище» подпадают и мобильные места проживания, и офисы компании, отделения или иные помещения делового предприятия при отсутствии четкого различия между собственным офисом и частным местом проживания или между частной и предпринимательской деятельностью.

Однако, на практике «обысковые действия» в таких сооружениях и транспортных средствах — прицепах, вагончиках, контейнерах, банях, сараях, землянках, домиках охраны и т. п., — проводятся, не всегда правомерно, в форме следственных осмотров участков местности или помещений.

Если считать «жилищем» только жилье, отвечающее строительным, санитарным и иным нормативам и стандартам, то будут нарушаться права жителей на неприкосновенность жилища, а также на свободу передвижения и выбора места жительства, в зависимости от имущественного положения обыскиваемого.

Согласно содержанию ч.3 ст.182, ч. 2 ст. 12, п. 5 ч. 2 ст. 29 и ч. 5 ст. 165 УПК РФ можно выделить два вида обыска в жилище: который не носит неотложный характер; носящий исключительный характер и не терпит отлагательств.

В науке уголовного процесса это довольно спорный вопрос, ведь не ясно по каким критериям следует определять неотложность данного следственного действия, а также в УПК отсутствуют четкие правила проверки законности и обоснованности данного решения прокурором и судом.

Источник: https://moluch.ru/archive/227/53015/

Закон 24/7
Добавить комментарий