Система судов общей юрисдикции 2018 год

Принят закон о создании новой системы апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции

Система судов общей юрисдикции 2018 год

Также законом определяются полномочия, порядок образования и деятельности этих судов. Проект был разработан и внесен в ГД Верховным СудомРФ.

По действующему законодательству в системе судов общейюрисдикции действуют мировые, районные, областные, а также верховные судыреспублик, суды автономного округа, автономной области, города федеральногозначения, рассматривающие дела в первой инстанции. «Вынесенные ими решенияможно оспорить в апелляционной инстанции.Так, вердикты районных судов можно обжаловать в областных.

Если же и их решениясочтут несправедливыми, то обращаться можно уже с кассационной жалобой, которуюрассматривает президиум областного суда.

При этом в апелляционной и кассационной коллегиях отдельные составы, но находятся они в одном суде, с одним председателем», — пояснил Председатель Комитета по государственномустроительству и законодательству Павел Крашенинников, добавив, что эту системузакон и изменит.

Ко второму чтению поправки в законопроект внес Председатель ГД Вячеслав Володин совместно с Председателем СФ Валентиной Матвиенко, Павлом Крашенинниковым и Андреем Клишасом.

Законом предлагается создать 5 апелляционных судов общейюрисдикции и 9 кассационных судов общей юрисдикции, которые будут действовать в пределах соответствующих судебных округов. Каждый кассационный и апелляционныйсудебный округ будет включать в себя несколько регионов.

«В таком случаерассмотрение апелляционных и кассационных жалоб и представлений на судебныеакты не будет осуществляться в том же суде, который рассматривал дело в первойинстанции.

Это позволит обеспечить независимость и самостоятельность судебныхинстанций, снизит коррупционные риски и региональное влияние, что положительноскажется на защитите прав граждан», — отметил Павел Крашенинников.

Новые апелляционные суды общей юрисдикции будут рассматриватьдела в качестве суда апелляционной инстанции.

В них будут направляться жалобы и представления на не вступившие в силу судебные акты, принятые в первойинстанции судом субъекта РФ на территории соответствующего судебногоапелляционного округа, а также дела по новым и вновь открывшимсяобстоятельствам. По судебным актам, принятым в первой инстанции районным судомили мировым судьей, апелляционная инстанция остается прежней.

Кассационные суды общей юрисдикции будут являться вышестоящейинстанцией для апелляционных судов, судов субъекта РФ, районных судов и мировыхсудей на территории соответствующего кассационного судебного округа.

В егокомпетенцию будет входить рассмотрение дел в качестве суда кассационнойинстанции.

Будут рассматриваться жалобы и представления на вступившие в законнуюсилу судебные акты, а также дела по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

Апелляционные суды общей юрисдикции будут размещены в следующих городах:

— Первый апелляционный суд – в городе Москве;

— Второй апелляционный суд – город Санкт-Петербург;

— Третий апелляционный суд – город Сочи;

— Четвертый апелляционный суд – город Нижний Новгород;

— Пятый апелляционный суд – город Новосибирск;

— апелляционный военный суд – городской округ Власиха Московской области.

 Кассационные судыобщей юрисдикции расположат в следующих городах:

— Первый кассационный суд — в городе Саратове;

— Второй кассационный суд – город Москва;

— Третий кассационный суд – город Санкт-Петербург;

— Четвертый кассационный суд – город Краснодар;

— Пятый кассационный суд – город Пятигорск;

— Шестой кассационный суд – город Самара;

— Седьмой кассационный суд – город Челябинск;

— Восьмой кассационный суд – город Кемерово;

— Девятый кассационный суд – город Владивосток;

— кассационный военный суд – в городе Новосибирске.

Каждый из девяти кассационных и пяти апелляционных судебныхокругов включает в себя по несколько регионов.

Важно отметить, что в целяхприближения правосудия к месту нахождения или жительства лиц, участвующих в деле, предлагается возможность образования в составе суда постоянного судебногоприсутствия, расположенного вне места постоянного пребывания суда, но осуществляющего его полномочия.

«Это повысит доступность правосудия для лиц,находящихся или проживающих в отдаленных местностях. Кроме того, обеспечениюдоступности правосудия способствует использование в судах видео-конференц-связи», — отметил Павел Крашенинников.

Создаваемые апелляционные и кассационные суды общейюрисдикции будут действовать в составе президиума суда и судебных коллегий по гражданским, административным и уголовным делам.

Сроки назначения председателей новых апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции предложено установить с момента вступлениязакона в силу и до 15 октября 2018 года.

Период образования новых апелляционных и кассационных судовустанавливается со дня официального опубликования закона и до 1 октября 2019 года.

Указывается, что кассационные и апелляционные суды считаютсяобразованными с момента назначения на должность не менее половины от установленной численности судей соответствующего суда.

Решение о началедеятельности новых судов будет принимать Пленум Верховного Суда РФ и официальноизвещать об этом не позднее 1 октября 2019 года.

До начала деятельности новых судов апелляционные и кассационные жалобы будут рассматриваться теми же судами, которымирассматриваются в настоящее время.

Источник: http://duma.gov.ru/news/27634/

— Верховный Суд Республики Беларусь

Система судов общей юрисдикции 2018 год

31 июля 2018 года в Национальном пресс-центре прошла пресс-конференция, посвященная итогам деятельности судов общей юрисдикции в первом полугодии 2018 года.

Перед журналистами выступил первый заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь Валерий Леонидович Калинкович.

Он отметил снижение количества поступивших для рассмотрения уголовных дел, экономических дел и споров, а также дел об административных правонарушениях.

Сократилось число осужденных лиц, что, по словам Калинковича, является логическим следствием последовательного сокращения в последние годы числа зарегистрированных преступлений.

Вместе с судимостью сократилось и число приговоренных к лишению свободы.

Как и ранее, отметил Калинкович, в системе судов общей юрисдикции на постоянной основе проводятся мероприятия по улучшению общей организации работы судов, развитию инфраструктуры, созданию надлежащих условий для осуществления правосудия и реализации сторонами права на судебную защиту; соблюдения принципа презумпции невиновности в уголовном и административном процессах; исключения фактов волокиты, нарушений действующего законодательства, ненадлежащего отношения к гражданам со стороны судей и работников аппарата судов, исключению коррупционных рисков.

Говоря о кадровой политике судов, Калинкович подчеркнул, что идет последовательное ужесточение требований к кандидатам на должности не только судей, но и работников аппаратов судов. При этом требования предъявляются как к уровню общей правовой подготовки, так и к личным моральным и деловым качествам.

«Назначению на должность судьи, пусть речь идет об очень талантливом юристе, в подавляющем большинстве случаев будет предшествовать достаточно длительная стажировка в одном из судов, по результатам которой и будет приниматься окончательное решение – представлять этого человека к назначению или же нет», — сказал Калинкович.

Калинкович отметил такое важное направление в деятельности экономического правосудия, как практическую реализацию положений Декрета №7 Главы государства «О развитии предпринимательства», включая соблюдение принципа презумпции добросовестности субъектов хозяйствования, корректировку подходов к субсидиарной ответственности учредителей и должностных лиц обанкротившихся субъектов хозяйствования; сокращения сферы применения мер административной ответственности в сфере экономики.

Подводя итоги деятельности за полугодие, Калинкович рассказал и о таком знаковом событии, как вступление в силу изменений и дополнений в ГПК относительно порядка обжалования и пересмотра судебных постановлений по гражданским делам.

«Принятые поправки, — отметил Валерий Калинкович, — создают все необходимые условия для того, чтобы окончательные решения по спорам принимались в подавляющем большинстве случаев судами второй инстанции.

В то же время новый закон призван укрепить состязательные начала нашего гражданского процесса, дисциплинировать тяжущиеся стороны, сделать процессуально невыгодной нередко применяемую сегодня тактику затягивания судебного разбирательства путем уклонения от представления доказательств, либо вообще сокрытия их от суда первой инстанции и представления только во вторую инстанцию. Подобная тактика теперь будет с неизбежностью приводить к проигрышу судебного спора».

Кроме того, Калинкович рассказал о продолжающейся работе по изучению возможностей унификации положений гражданского и хозяйственного процесса с целью разработки единого процессуального кодекса, а также подтвердил стремление поддерживать и на разумной основе развивать гласность и открытость в работе судебной системы, в том числе и посредством электронных и интернет-ресурсов.

Материалы пресс-конференции

Скачать пресс-релиз

размещено на главной странице портала в разделе «Актуальное видео»

Ссылки на итоговые публикации в СМИ

В Верховном Суде допускают смягчение ответственности за хранение наркотиков, но не за их сбыт

«Это очень опасные преступления». Верховный суд против смягчения наказаний за сбыт наркотиков

 ВС не видит предпосылок для смягчения ответственности за сбыт наркотиков

Судов над белорусами, причастными к делу о шпионаже украинца Шаройко, не было – ВС

В этом году белорусские суды оправдали 43 человека. А осудили 20 тысяч

Дело Коржича суд начнет рассматривать в августе

За последние полгода в Беларуси за дедовщину осудили столько же людей, сколько за весь 2017-й

Источник: http://court.gov.by/ru/justice/press_office/f411fd2f66734c60.html

Крашенинников: Судебная реформа усилит защиту прав граждан

Система судов общей юрисдикции 2018 год

Планируется создать десять кассационных судов, включая один кассационный военный суд, и шесть апелляционных судов, включая один апелляционный военный суд. Подробности реформы рассказал в эксклюзивном интервью «РГ» председатель Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

Состав суда будет формировать компьютерная программа

Павел Владимирович, расскажите вкратце, что изменится?

Павел Крашенинников: Принятым законом апелляционная и кассационная инстанции будут выделены в отдельные экстерриториальные суды.

В таком случае рассмотрение апелляционных и кассационных жалоб на судебные акты не будет осуществляться в том же суде, который рассматривал дело в первой инстанции.

Эти изменения направлены на обеспечение независимости и самостоятельности судебных инстанций, снижение коррупционных рисков.

А как происходит сейчас и будет происходить еще какое-то время?

Павел Крашенинников: В системе судов общей юрисдикции действуют мировые судьи, районные суды, суды субъектов РФ. Все они в рамках своей компетенции рассматривают дела по первой инстанции, то есть в полном объеме. В том числе Верховный суд Российской Федерации — по определенным категориям дел.

Вынесенное ими решение по закону можно оспорить в следующей инстанции — апелляционной. Для районных судов апелляционной инстанцией являются областные суды.

Если апелляционное определение областного суда участники процесса сочтут несправедливым, то могут обратиться в следующую инстанцию — с кассационной жалобой. Ее будет рассматривать президиум того же областного суда.

И хотя в апелляционной и кассационной коллегиях свои отдельные составы, но находятся они в одном суде, под одним председателем, с теми же сотрудниками аппарата суда. То есть возможны разные искушения.

Инфографика: Инфографика «РГ»: Антон Переплетчиков/ Владислав Куликов

Но почему считаете, что предлагаемая система будет работать лучше? Кто-то проверял?

Павел Крашенинников: Подобную реформу мы проводили в системе арбитражных судов, и она дала положительный эффект. Судебные инстанции там функционируют в качестве отдельных судов.

В России предложили повысить судебную пошлину

Как реформа защитит права граждан, как повысит независимость и справедливость правосудия?

Павел Крашенинников: Судебные инстанции в системе общей юрисдикции будут выделены в обособленные суды по экстерриториальному принципу. Будут созданы отдельные суды со своим аппаратом, судьями, председателем.

При этом для председателей судов общей юрисдикции и их заместителей мы ограничили сроки полномочий, по аналогии с арбитражной системой — они смогут быть назначены на должность не более двух раз подряд.

Это изменение также направлено на повышение независимости при вынесении судебных решений.

Новые апелляционные и кассационные суды будут действовать в пределах соответствующих судебных округов. Каждый судебный округ включает в себя несколько регионов. Таким образом мы снижаем не только коррупционные риски, но и влияние региональных связей.

Каждый судебный округ будет включать в себя несколько регионов

По какому принципу выбиралось место расположения новых судов?

Павел Крашенинников: Вопрос размещения новых судов долго прорабатывался, согласовывался. Учитывались региональные особенности, экономическая и судебная активность в субъектах РФ.

А также транспортная составляющая и наличие юридических школ для подготовки кадров. тот вопрос обсуждался в ходе работы над законопроектом. В результате для кассационных судов были выбраны: Саратов, Москва, Санкт-Петербург, Краснодар, Пятигорск, Самара, Челябинск, Кемерово, Владивосток. А для апелляционных: Москва, Санкт-Петербург, Сочи, Нижний Новгород, Новосибирск.

В РФ хотят запретить сделки с правосудием по незначительным делам

Не возникнет ли у граждан проблем в связи с тем, что теперь за правдой придется далеко ездить, ведь вышестоящие инстанции будут расположены в других регионах. А дорога дело дорогое.

Павел Крашенинников: Этот вопрос обсуждался в ходе работы над законопроектом. В итоге был принят ряд мер, обеспечивающих гарантии сохранения доступности правосудия после проведения реформы.

В законе устанавливается возможность образования в составе суда постоянного судебного присутствия, расположенного вне места постоянного пребывания суда, но осуществляющего его полномочия.

Это повысит доступность правосудия для лиц, находящихся или проживающих в отдаленных местностях. Кроме того, решением проблемы является применение в судах видеоконференцсвязи.

Председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников рассказал, что новые правила усилят защиту прав граждан. Александр Корольков

Когда обновленная система заработает?

Павел Крашенинников: Изменения потребуют серьезной перестройки судебной системы. Устанавливается срок на создание новых судов, формирование состава, аппарата, передачу им дел — до 1 октября 2019 года.

Но председатели должны быть назначены в течение ближайших трех месяцев — до 15 октября 2018 года.

Именно на них возложена основная нагрузка по формированию новых судов, подготовке их к работе, чтобы новая система заработала без сбоев.

Кассационные и апелляционные суды будут считаться образованными с того момента, когда назначат не менее половины от установленной численности судей.

Но начнут свою деятельность после принятия решения Пленумом Верховного Суда РФ и официального извещения об этом не позднее 1 октября 2019 года.

До этого апелляционные и кассационные жалобы будут рассматриваться теми же судами, которыми рассматриваются в настоящее время.

Справка «РГ»

Апелляционные суды общей юрисдикции будут размещены в следующих городах. Первый апелляционный суд — в Москве. Второй апелляционный суд — Санкт-Петербург. Третий апелляционный суд — Сочи. Четвертый апелляционный суд — Нижний Новгород. Пятый апелляционный суд — Новосибирск; апелляционный военный суд — городской округ Власиха Московской области.

Кассационные суды общей юрисдикции расположат в следующих городах. Первый кассационный суд — в Саратове. Второй кассационный суд — Москва. Третий кассационный суд — Санкт-Петербург. Четвертый кассационный суд — Краснодар.

Пятый кассационный суд — Пятигорск. Шестой кассационный суд — Самара. Седьмой кассационный суд — Челябинск. Восьмой кассационный суд — Кемерово. Девятый кассационный суд — Владивосток. Кассационный военный суд — в Новосибирске.

Источник: https://rg.ru/2018/07/18/krasheninnikov-sudebnaia-reforma-usilit-zashchitu-prav-grazhdan.html

Кассационная вертикаль

Система судов общей юрисдикции 2018 год

ВС приступил к реформе судебной системы

Верховный суд предложил выделить в отдельную структуру кассационные и апелляционные суды. Представители власти говорят о стремлении сделать пересмотр дел независимым, эксперты — о переделе сфер влияния и проблемах для граждан

Андреев Георгий / ТАСС

Верховный суд внес в Госдуму законопроект о кассационных и апелляционных судах.

В документе предлагается создать отдельные судебные инстанции, которые возьмут на себя пересмотр и проверку решений местных судов общей юрисдикции.

Суды регионов России, таким образом, лишатся большей части своей нагрузки. А гражданам, чтобы обжаловать то или иное судебное решение, придется ехать зачастую в отдаленный регион.

За несколько дней до внесения законопроекта судебную реформу анонсировал президент России Владимир Путин.

23 января во время торжественного собрания по поводу 95-летия Верховного суда он заявил, что создание окружных апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции позволит открыть новые возможности для обжалования судебных решений. «Они будут образованы по экстерриториальному принципу, что позволит повысить их независимость», — отметил президент.

Владимир Путин ( Kremlin Pool / Global Look Press)

ВС предлагает создать девять кассационных судов, которые будут рассматривать жалобы на решения, вступившие в законную силу. Все российские регионы предлагается поделить на девять судебных кассационных округов с центрами в Калуге, Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Пятигорске, Казани, Перми, Кемерово и Владивостоке.

Апелляционных судов, то есть пересматривающих решения, не вступившие в силу, предлагается создать пять. Центры судебных апелляционных округов, по мнению законодателей, должны быть в Воронеже (с филиалом в Иваново), Санкт-Петербурге, Краснодаре (с филиалом в Сочи), Нижнем Новгороде, Томске.

В каждом из выбранных городов ВС уже нашел здания для размещения новых инстанций.

Например, Второй федеральный кассационный суд в Москве предлагается разместить на Баррикадной улице, в здании, где сейчас расположены Высшая квалификационная коллегия судей и Совет судей России.

В Петербурге под новые судебные органы планируется отдать бывшее здание горсуда и строящийся объект на территории комплекса городского арбитражного суда.

Всего, по подсчетам Верховного суда, создание кассационных и апелляционных судов обойдется в 4,4 млрд руб., при этом около 3 млрд руб. придется на дополнительные бюджетные ассигнования. Эти цифры включают в себя оснащение техникой и мебелью, а также выплаты судьям и работникам аппаратов областных (и равных им) судов в связи с увольнением или переводом.

В ходе реформы из штатов региональных судов будут выведены почти тысяча судей (по данным на октябрь 2016 года в федеральных судах общей юрисдикции работало 22 610 судей).

Им предложат перевестись в новые инстанции с повышением оклада и компенсацией расходов на переезд в другой регион. Судьи, которые не согласятся, будут отправлены в отставку с солидным выходным пособием. Также в случае принятия законопроекта около 1,7 тыс.

госслужащих (это помощники судей, секретари, прочие сотрудники аппаратов судов) могут быть уволены по сокращению.

Реформа нужна «в целях максимального обеспечения независимости и самостоятельности» инстанций, пересматривающих судебные акты, говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Так, сейчас жалобы на решения районных, городских и гарнизонных военных судов рассматривают суды субъектов (или военных округов) — то есть дело остается в том же регионе, где оно слушалось в первой инстанции.

А апелляционные определения областных или равных им судов проверяют в кассационном порядке их же президиумы. Это создает риски для независимости судопроизводства, полагают авторы законопроекта.

Создание особых апелляционных и кассационных судов к тому же позволит «оптимизировать судебную нагрузку», утверждается в пояснительной записке.

Например, Верховный суд освободится от обязанности рассматривать апелляции на решения, вынесенные судами субъектов, что «будет соответствовать экстраординарному характеру» этого органа.

А областные, республиканские и равные им суды смогут сосредоточиться на рассмотрении важных дел в первой инстанции, полагают в ВС.

Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

«Это очень системный, важный закон. Он носит антикоррупционный характер, поскольку региональное начальство даже думать не будет о том, чтобы давить [на судей]. И работа над этим законом шла много-много лет», — отметил в беседе с РБК глава комитета Госдумы по законодательству единоросс Павел Крашенинников.

Первый зампредседателя комитета по законодательству Юрий Синельщиков (КПРФ) также считает правильным, что «эти суды не будут закреплены за субъектом, чтобы не могли на них влиять губернаторы и мэры». Реформа поможет сократить коррупционность в судебной системе, согласился в разговоре с РБК и член комитета по законодательству, представитель Госдумы в Верховном суде Николай Брыкин.

Региональные суды в ходе реформы лишатся львиной доли своей нагрузки. Например, в 2016 году областные, краевые, республиканские и приравненные к ним суды рассмотрели в первой инстанции всего 1,8 тыс. уголовных дел, следует из статистики судебного департамента ВС. При этом апелляций и кассаций на решения по уголовным делам те же суды рассмотрели более 376 тыс.

Сейчас в качестве первой инстанции региональные суды слушают только дела по наиболее серьезным статьям УК — об убийстве двух и более лиц, педофилии, теракте, создании организованного преступного сообщества, госизмене и прочих особо тяжких преступлениях. Кроме того, в облсуды попадают дела, содержащие гостайну, а также возбужденные в отношении федерального парламентария или судьи.

Таких дел в общей массе немного. Например, в Мосгорсуде всего десять судей, слушающих уголовные дела в первой инстанции. А судей, которые рассматривают апелляции на решения районных судов столицы по уголовным делам, — 80, и в случае принятия закона работать в Мосгорсуде все они прекратят. 

Цель реформы — перераспределение власти, считает федеральный судья в отставке Сергей Пашин. «Это средство ослабить региональные элиты.

Власть председателей областных, краевых и приравненных к ним судов серьезно уменьшится и сосредоточится в Верховном суде», — объяснил эксперт.

Кроме того, перемены позволят «раздать начальнические места некоторым особо заслужившим людям» и тем самым «перекроить карту» влияний, отметил Пашин в разговоре с РБК.

Ближе к ВС, дальше от народа

В смысле защиты прав граждан идея ВС «совершенно пагубна», считает Пашин: «Суды станут ближе к Верховному суду, но дальше от населения. Для людей это крайне неудобно, они иногда с трудом и в районный суд добираются. А здесь, чтобы присутствовать на рассмотрении апелляционной жалобы, придется ехать даже не в губернский город, а еще дальше».

К восстановлению свободы и самостоятельности судейских решений предложение ВС также не имеет отношения, убежден судья в отставке: «Самостоятельность связана с независимостью от судейского начальства. А здесь начальство просто меняется. Тасуется все та же номенклатурная колода. Гарантий свободы внутреннего убеждения судей и оценки доказательств эта реформа не дает».​

Вопрос об эффективности реформы — спорный, «особенно учитывая затраты на создание такой системы судов», сказал РБК ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Кирилл Титаев. Он согласен, что выделение апелляционных и кассационных инстанций в отдельные судебные органы может повысить независимость судов. Однако основных проблем российского судопроизводства реформа, скорее всего, не решит, считает Титаев.

«Что касается дел об административных правонарушениях и уголовных дел, то здесь существует базовое предубеждение в пользу государства — так называемый обвинительный уклон. И в этом смысле реформа может оказаться не столь эффективной, насколько на нее рассчитывают, — убежден Титаев.

— Даже сейчас, когда дела пересматриваются, казалось бы, совершенно независимой инстанцией по отношению к нижестоящему суду, судьи уверенно принимают сторону обвинения. Даже если доказательства, представленные обвинением, не до конца убедительны».

Если же говорить о гражданских делах, то здесь «нет оснований обвинять суды общей юрисдикции в предвзятости даже в существующем режиме», полагает эксперт.

«Сейчас на всех уровнях есть понимание, что судебная система явно нуждается в реформировании. Но есть проблемные зоны, которые требуют изменений в гораздо более экстренном режиме», — подытожил Титаев.

Законопроект, скорее всего, примут в первом чтении в весеннюю сессию Госдумы, сказал РБК Крашенинников. Но работа над реформой может занять весьма продолжительное время: «Это, во-первых, финансовая история, во-вторых, законодательная.

Потому что нужно вносить поправки не только в закон о судебной системе, но и в процессуальное законодательство. Это все потребует времени».

Говорить о том, что закон может заработать уже в следующем году, было бы «очень оптимистично», добавил Крашенинников.

Не исключено, что законопроект внесен под выборы президента и перед посланием Владимира Путина Федеральному собранию, в котором он может упомянуть инициативу Верховного суда, сказал РБК собеседник в профильном комитете Госдумы. Разработка и внесение законопроекта «не приурочены ни к какой дате», возражает Крашенинников.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/01/29/5a6b1bc99a794722c3364c5d

Крашенинников считает, что выделение апелляции и кассации в отдельные суды повысит беспристрастность судебной системы

Система судов общей юрисдикции 2018 год

Глава думского комитета рассказал о вступлении в силу с 1 октября закона о реформировании судоустройства, в том числе о начале работы надрегиональной сети апелляционных и кассационных судов

ИНТЕРФАКС

Москва. 24 сентября. ИНТЕРФАКС — Реформа судоустройства, вступающая в силу с 1 октября 2019 года, поменяет порядок рассмотрения дел судами общей юрисдикции, в том числе по нарушениям на выборах, заявил председатель комитета Госдумы по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников.

«Теперь у нас дела важные, например, серийные убийцы, теракты либо дела, связанные с выборами, по первой инстанции будет рассматривать суд субъекта, дальше вступает в силу апелляционный суд, дальше — кассационный суд», — сказал он на пресс-конференции в центральном офисе «Интерфакс» во вторник.

С 1 октября 2019 года дела, которые рассматриваются в первой инстанции в районном суде, на кассацию будут уходить в новые надрегиональные кассационные суды, а дела, которые в первой инстанции рассматриваются в суде субъекта РФ, на апелляцию будут уходить в новые апелляционные суды, на кассацию — также в новые кассационные суды, отметил Крашенинников.

До 1 октября текущего года дела, которые в первой инстанции рассматривались в районном суде, в апелляционной и кассационной инстанциях рассматривались в суде субъекта РФ. Если дело относилось к категории дел, которые в первой инстанции рассматривались в суде субъекта РФ, то в апелляционной и в кассационной инстанции — в Верховном суде.

Закон о реформировании судоустройства был принят Госдумой летом 2018 года и должен вступить в силу с 1 октября 2019 года.

Новые правила касаются системы судов общей юрисдикции, где создаются отдельные апелляционные и кассационные суды.

Ликвидируется ситуация, когда апелляционные и кассационные жалобы и представления рассматриваются в том же суде областного звена, который слушал дело в качестве первой инстанции.

«Если мы работаем вместе в разных отделах, мы все равно общаемся, у нас один руководитель, и хочешь-не хочешь беспристрастность и объективность теряются.

Я хорошо отношусь к большинству судей, но система такая.

Когда мы выделяем (в отдельные суды) апелляцию и кассацию и говорим, что это разные суды, разные процедуры, то, на мой взгляд, это более объективно и более беспристрастно», — сказал Крашенинников.

«Это с точки зрения системы — это более правильно. То, что мы — и страна и общество — до этого дозрели, это очень хорошо. Я считаю, что система начнет работать лучше», — сказал он.

Закон предусматривает создание до 1 октября 2019 года пяти апелляционных и девяти кассационных судов общей юрисдикции. Первые разместятся в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Нижнем Новгороде, Новосибирске. Вторые — в Саратове, Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Пятигорске, Самаре, Челябинске, Кемерово, Владивостоке.

В ходе пресс-конференции Крашенинников также выступил против изменения основных положений действующей Конституции РФ, но не исключил изменений норм, касающихся структуры органов власти.

«Прямо в Конституции написано, что можно менять только на референдуме. Вот ответ уже есть, и я тоже очень сильно к этому склоняюсь и придерживаюсь. Изменяя любую букву Конституции, мы сильно меняем и любые отрасли законодательства — уголовное, гражданское, трудовое и так далее», — сказал Крашенинников.

«Я сторонник того, чтобы Конституцию не менять. Если у нас есть какие-то вопросы, связанные со структурой органов власти, но это не глава вторая, мы, наверное, можем над этим работать», — сказал он.

По его словам, то, что эти вопросы дискутируются и «не под ковром делаются» — это признак цивилизованного общества.

Действующая Конституция, по его словам, сейчас является универсальным документом, на который можно опираться. «Документ невероятно свежий, каждый день удивляешься этому», — сказал Крашенинников.

«Моя позиция — если что-то трогать, то конечно не главу вторую», — сказал он.

«У нас в Конституции есть глава 2, посвященная правам и свободам человека, где есть и презумпция невиновности, и норма о том, что закон не имеет обратной силы, чего, кстати говоря, в советских конституциях не было», — сказал он.

Кроме того, Крашенинников назвал «безобразием» идею формировать «черные списки» судей, которую предложил бизнес-омбудсмен Борис Титов.

«Я считаю, что это безобразие. Если мы начнем составлять черные списки по профессиям, это неправильно», — сказал Крашенинников.

Он отметил, что, если есть какие-то задокументированные и доказанные истории по конкретному судье, «надо все эти документы подавать, есть квалификационные коллегии, которые могут это рассмотреть с точки зрения регламента, и таких дел достаточно много».

«Формировать какие-то «черные списки» — это, я считаю, безобразие, и отношение к правосудию так демонстрировать нельзя», — сказал он.

По его словам, это роняет тень на другие инициативы, которые есть в сфере судоустройства. «Ну, надо держать себя в руках и в рамках…», — сказал Крашенинников.

При этом он отметил, что хорошо знаком с Титовым и имеет хорошие отношения, но в данном случае не согласен с ним.

Бизнес-омбудсмен РФ Борис Титов ранее предложил создать «черный список» российских судей для экспертной оценки судебных решений. «Мы намерены создать «черный список» российских судей. Будет создана специальная экспертная группа, которая будет оценивать судейские решения», — написал Титов 18 сентября в своем аккаунте в .

Также Крашенинников заявил, что до конца года планируется определиться с вопросом о том, будет ли введена оплата труда адвокатов через «гонорар успеха».

«Гонорар успеха» должен быть, в противном случае он существует, но только втёмную, это проходит мимо адвокатской кассы, мимо бюджетной кассы», — сказал Крашенинников.

Он отметил, что любые теневые средства порождают за собой целый хвост всяких дел, в том числе криминальных.

Крашенинников сказал, что по данному вопросу есть разные точки зрения. «Часть правоохранительных органов категорически против», — отметил он.

«По «гонорару успеха» все еще впереди, я думаю, к окончанию этого года мы определимся», — сказал он.

«Лично я не как председатель (комитета Госдумы. — ИФ), а как юрист считаю, что «гонорар успеха» возможен, в противном случае это все будет плохо сказываться на судебной системе», — сказал Крашенинников.

Источник: https://www.interfax.ru/presscenter/677745

Обновление судебной системы: подводные камни

Система судов общей юрисдикции 2018 год

Верховный суд (ВС) РФ последовательно и решительно продвигает судебную реформу в стране. В частности, создаваемые в России апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции призваны оптимизировать нагрузку на систему.

Необходимость подбора персонала для этих судов позволяет обновить кадровый состав судей. При этом мы видим, что все прогрессивные инициативы и решения вызывают всплеск скептицизма и критики в экспертной и профессиональной среде.

РАПСИ ищет ответ на вопрос, почему эффективная реализация судебной реформы встречает сопротивление в смежных профессиональных сферах. 

15 октября Высшая квалификационная коллегия судей (ВККС) РФ объявила об открытии вакантных должностей зампредов и судей в четырех апелляционных и кассационных судах общей юрисдикции.

Процесс создания девяти новых судов идет с явным опережением изначального графика.

Любопытно, что и этот факт сопровождается откровенно критическими публикациями в отношении деятельности ВС РФ по самым разным поводам. 

В результате возникает устойчивое ощущение, что внедряемые в России новации в судебной системе порождает проблемы и вызывает соответственно претензии у тех, кто воспринимает систему в качестве источника дополнительных доходов.

По сути, реализация судебной реформы нарушает сложившийся баланс интересов некой группы бенефициаров. Чтобы прояснить ситуацию, рассмотрим последние действия ВС и суть предъявляемых сейчас претензий к системе судов общей юрисдикции.

 

Апелляционные суды: реформа, предвосхищающая критику

В связи с созданием новых апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции 12 октября был объявлен срочный набор 663 судей и 35 зампредов. К осени следующего года предстоит рассмотреть и одобрить кандидатов на 904 судейские должности в новых судах. 

Начата реализация одной из самых долгожданных идей, о которой впервые заговорили еще в 2000 году, когда председателем ВС РФ Вячеславом Лебедевым была поставлена задача создать судебную систему, соответствующую высочайшим критериям новейших международных требований. 

Тогда Госдума приняла соответствующий законопроект только в первом чтении. Вскоре стало понятно, что для успешной реализации проекта необходимы фундаментальные преобразования не только самой системы, но и окружающих ее институтов. 

Спустя 18 лет и трех успешных этапов судебной реформы подготовлен весь необходимый базис для ее запуска: в России находит воплощение актуальная модель, соответствующая самым прогрессивным принципам работы судов в цивилизованном мире.

Доказательством этому может служить пример Франции, где существует 35 апелляционных судов, чей функционал похож на то, что создаётся сейчас в России. А структура французской судебной системы в целом соответствует нашей: кассационный орган – апелляционные суды – первая инстанция. 

Примерно такая же модель действует и в США, где в федеральную систему судов входят Верховный суд США, апелляционные и окружные суды, а также специальные суды.

Апелляционные суды были созданы еще в 1891 году, на сегодняшний день их 13: один в федеральном округе Колумбия, 2 — в каждом из апелляционных округов, охватывающих территорию от 3 до 10 штатов, что очень похоже на региональную сеть, предложенную для России ВС РФ.

Таким образом, заявления критиков, обвинявших нашу судебную систему в изоляционизме и пренебрежении западными требованиями, оказались явно ошибочными, поскольку нынешняя апелляционная реформа не просто берет за образец западную модель, но и готова конкурировать с нею по эффективности судопроизводства. 

При этом наиболее острым вопросом в этом контексте остается проблема комплектования новых судов. 25 сентября председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев в рамках Десятого международного юридического форума стран Азиатско-Тихоокеанского региона сообщил, что Верховный суд стремится к досрочному открытию отдельных апелляционных и кассационных судов в России.

[«Законодатель возложил на нас обязанность, чтобы до 1 октября следующего года вступили в действие эти суды, но в то же время пленуму ВС отведена возможность, компетенция – если все организационные работы, имеется виду подготовка зданий, назначение судей, принятие закона о судопроизводстве… (завершат раньше – прим.ред.), то мы можем на пленуме принять решение о введении в действие судов значительно раньше, чем через год. Вот к этому и будем стремиться», — отметил Лебедев.]

Любопытно, что готовность ВС РФ работать с опережением графика не была оценена профильным ведомством.

Более того, судьи весьма удивлены попытками Минюста поставить невыполнимые сроки по укомплектованию новых судов.

Пока ВС РФ проводит работу по системному подбору сотрудников, которые действительно достойны работать на ответственных постах, данное ведомство требует срочно найти не менее 450 новых судей. 

На первый взгляд, такую суетливую торопливость Минюста можно расценить как попытку проверить судебную систему на прочность.

Вынужденный экстренный набор кадров повышает вероятность ошибок со стороны новых судей, что может впоследствии стать поводом для предъявления претензий к ВС РФ.

Соответственно, под сомнение может быть поставлена и сама реформа как таковая… О скрытых пружинах такого замысла речь пойдет ниже. 

Адвокаты – в судьи: верхи могут, низы не хотят

Потребность срочно найти несколько сотен профессионалов для новых судов – это реальное обновление судейского корпуса. Однако почти одновременно с публикацией ВККС об открытии вакансий систему подбора кадров судами общей юрисдикции раскритиковала судья в отставке Тамара Морщакова. 

В интервью «Адвокатской газете» она заявила о некоторых ограничениях на допуск к судейской деятельности, «которые рождают запреты на профессию судьи не только из-за нежелательных родственных связей кандидата, но и, например, по причине осуществления в прошлом адвокатской деятельности».

Морщакова озвучила весьма популярную претензию, касающуюся непропорционально малого представительства выходцев из адвокатского сообщества среди судей. Этот вопрос был действительно актуален несколько лет назад. Однако с тех пор Верховным Судом предпринят ряд мер, которые предоставили бывшим адвокатам широкие преференции для получения судейской мантии. 

[Тем не менее, за первые десять месяцев 2018 года от адвокатских образований поступило только 3,3% заявок на участие в экзаменах для получения звания судьи. А в 2017 году доля адвокатов среди претендентов на судейскую мантию и вовсе составляла лишь 1,8%.]

Для сравнения: даже временно не работающих среди подавших документы в Экзаменационную комиссию города Москвы по приему квалификационного экзамена на должность судьи было больше – 2,2%. 

Возникает интересная ситуация: Минюст и другие эксперты, увлеченные работой судебной системы, но не принимающие в ней непосредственного участия, требуют срочно набрать новых судей. И – требуют активнее привлекать адвокатов. Адвокатам уже предоставлены реальные возможности облачиться в судейскую мантию… Но – выясняется, что они этого совсем не хотят. 

В чем же причина такой адвокатской неактивности? Возможно, все дело в неадекватной критике судебной системы, подрывающей доверие к ней не только простых граждан, но и специалистов? 

Например, в то самое время, когда ВККС объявляет открытыми сотни новых судейских вакансий, появляется публикация на сайте «Общественных наблюдательных комиссий» большого материала с критикой судебной системы.

Причем предъявленные аргументы основываются на результатах социологических опросов без указания источника, даты и любых других деталей исследований, позволяющих поверить в их реальность.

Также правозащитники обвиняют судей в нарушении норм, правил, законов без указания конкретных примеров. 

Фактически большая часть правозащитного «исследования» сводится к перечислению статей Конституции, которые могли бы нарушить судьи, но никаких доказательств этого автор предъявить не может.

Что не мешает ему делать масштабные выводы и обобщения: «Значительная часть граждан не идет в суд не потому, что в недавнее время было не принято и даже стыдно судиться, не потому, что не имеет юридической подготовки, не потому, что им некому помочь при обращении в суд, а только потому, что они не доверяет суду», — пишет правозащитник Андрей Бабушкин. И судя по полному отсутствию ссылок, автор выдает собственные ощущения за общественное мнение.

Безусловно, любая система, а особенно власть – в т.ч. и судебная – нуждается в конструктивной критике. Однако необходимо четко отделять критику, направленную на усовершенствование работы общественно значимого механизма, от негативных суждений, цель которых в большинстве случаев исчерпывается критиканством и чёрным пиаром. 

«Недоверие к судебной системе – это причина причин. Ее устранение даст возможность решить многие проблемы, о которых думает и власть, и экспертное сообщество, и которые ощущаются всеми — каждым гражданином, каждым предпринимателем», — так описывали базовую проблему несколько лет назад полпред Правительства РФ в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский и Тамара Морщакова.

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20181017/289650607.html

Закон 24/7
Добавить комментарий