Постановление пленума 112 ук рф

Справка по результатам изучения судебной практики рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против личности, совершенных в том числе и с применением оружия, за период 2014 год — первое полугодие 2015 года

Постановление пленума 112 ук рф

08 октября 2015 года, 16:34  |  Аналитика

В соответствии с планом работы Пензенского областного суда проанализирована практика рассмотрения судами области в 2014 году – первом полугодии 2015 года уголовных дел о насильственных преступлениях против личности (раздел 7 Уголовного кодекса РФ), совершенных в том числе и с применением оружия (п. «з» ч. 2 ст. 111, п. «з» ч. 2 ст. 112, п. «в» ч. 2 ст. 115, п. «г» ч. 2 ст. 126, п. «г» ч. 2 ст. 127 УК РФ).

Целью настоящего обобщения является изучение и анализ складывающейся практики рассмотрения судами уголовных дел изучаемой категории, отражение ее наиболее характерных моментов, анализ недостатков деятельности судов, внесение предложений по их устранению, совершенствование правоприменительной практики, анализ апелляционной, кассационной и надзорной практики областного суда.

2. Проблемы рассмотрения уголовных дел о насильственных преступлениях против жизни и здоровья, их квалификация со смежными составами преступлений

В Конституции РФ провозглашается, что высшей ценностью общества и государства являются личность, человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ). Исходя из этого, одной из важнейших задач Уголовного Кодекса РФ является охрана личности от преступных посягательств. Жизнь и здоровье человека являются наиболее важными объектами уголовно-правовой охраны.

Нормативной основой для правильного разрешения дел названной категории являются положения ст. 2, 17, 20 Конституции РФ, ст. 1, 2 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года, положения уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ.

Использованию судами подлежат также разъяснения высших судебных органов, в том числе

постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 № 1,

постановление Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» от 27 сентября 2012 № 19,

постановление Пленума Верховного суда РФ «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» от 27 июня 2013 г. № 21,

постановление Пленума Верховного суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре».

К числу нормативных актов, регламентирующих порядок получения заключений судебно-медицинских экспертов, относятся:

постановление Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

приказ Минздравсоцразвития РФ от 24 апреля 2008 № 194 н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»;

приказ Минздравсоцразвития РФ от 12 мая 2010 года № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».

В соответствии с Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.

2008 №194 н «Об утверждении медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», медицинские критерии являются медицинской характеристикой квалифицирующих признаков, которые используются для определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, при производстве судебно-медицинской экспертизы в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве на основании определения суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя. Медицинские критерии используются для оценки повреждений, обнаруженных при судебно-медицинском обследовании живого лица, исследовании трупа и его частей, а также при производстве судебно-медицинских экспертиз по материалам дела и медицинским документам.

Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется в соответствии с Правилами и Медицинскими критериями врачом — судебно-медицинским экспертом медицинского учреждения либо индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе (далее — эксперт), привлеченным для производства экспертизы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

2.1 Преступления против жизни

Объектом убийства является жизнь человека, понимаемая не только как физиологический процесс, но и как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе.

Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь -важнейший принцип уголовного права. Не имеет значения возраст, состояние здоровья потерпевшего или его «социальная значимость».

Именно равноценностью объекта объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого, не рассматривается как «ошибка в объекте» и не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства.

Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. Уголовный кодекс не устанавливает никаких «критических сроков» наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство.

Умысел представляет собой одну из форм вины.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Косвенный умысел бывает тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

Из вышесказанного следует, что умысел бывает двух видов: прямой и косвенный, каждому из которых присущи свои интеллектуальные и волевые моменты.

Интеллектуальных моментов два: первый — осознание лицом общественно опасного характера своих действий (бездействия) на момент совершения деяния, второй — предвидение общественно опасных последствий.

При прямом умысле — возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, при косвенном — только возможность.

Волевой момент прямого умысла выражается в желании наступления общественно опасных последствий, а косвенного умысла — в нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним. При этой характеристике интеллектуальные моменты обоих видов умысла во многом похожи, хотя, даже при внешней схожести, степень предвидения общественно опасных последствий различна, к тому же у них не совпадают волевые моменты.

Основное отличие косвенного умысла от прямого заключается в том, что при косвенном умысле виновный не стремится к наступлению указанных последствии, а допускает их, либо относится к ним безразлично, т.е. рассчитывает на какую-нибудь случайность, которая как он полагает может воспрепятствовать их наступлению.

С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти.

Источник: http://www.oblsud.penza.ru/item/a/1080/

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 г. N 45 г. Москва

Постановление пленума 112 ук рф

В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1.

В соответствии с законом уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства.

Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц.

Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Суду надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре.

2. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

3.

При квалификации действий лица по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ судам следует при необходимости на основании заключения эксперта устанавливать, является ли примененный при хулиганстве предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия лица, применившего при совершении хулиганства оружие, должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.

Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.

В случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

4. Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.

5. При квалификации действий виновного как хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суды должны исходить из требований, предусмотренных частью 2 статьи 35 УК РФ.

При решении вопроса о квалификации таких действий по части 2 статьи 213 УК РФ, судам следует иметь в виду, что предварительная договоренность должна быть достигнута не только о совершении совместных хулиганских действий, но и о применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо о совершении таких действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы любым из соучастников. Для квалификации содеянного не имеет значения, всеми ли лицами, договорившимися о совершении такого преступления, применялись оружие или предметы, используемые в качестве оружия.

В случае если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ).

Действия других участников, не связанных предварительным сговором и не применявших оружие или предметы, используемые в качестве оружия, а также не совершавших преступные действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не образуют состава указанного преступления. При наличии к тому оснований такие действия могут быть квалифицированы как мелкое хулиганство (статья 20.1 КоАП РФ).

6. В случае если лицо вовлекло несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью 4 статьи 150 УК РФ (за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу).

7. Как хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (часть 2 статьи 213 УК РФ), следует квалифицировать действия виновного в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно наказуемых хулиганских действий.

В тех случаях, когда сопротивление представителю власти оказано лицом после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 213 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за совершенное преступление (например, по статье 317 или статье 318 УК РФ).

8.

Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий.

9. Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответствующей частью статьи 318 УК РФ.

Если лицо при сопротивлении лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, умышленно причинило ему тяжкий или средней тяжести вред здоровью либо совершило его убийство, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответственно пунктом «а» части 2 статьи 111 УК РФ, пунктом «б» части 2 статьи 112 УК РФ или пунктом «б» части 2 статьи 105 УК РФ, как совершение указанных преступлений в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга.

10.

К лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, следует относить военнослужащих, лиц, осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, привлекаемых к охране общественной безопасности и общественного порядка, должностных лиц органов местного самоуправления, которые по специальному полномочию органа местного самоуправления осуществляют функции по охране общественного порядка. Под иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, понимаются лица, хотя и не наделенные какими-либо полномочиями, однако участвующие в пресекательных действиях по собственной инициативе.

11.

Имея в виду, что состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и с учетом того, что при хулиганстве умысел направлен на грубое нарушение общественного порядка, в случаях, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, а также лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности.

12. Судам следует отграничивать хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий.

Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода.

При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующим статьям, частям и пунктам Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности (например, по пункту «е» части 2 статьи 112 УК РФ).

13.

С учетом того, что субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом, оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 213 УК РФ, должны квалифицироваться по статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.

14. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений и повлекшие причинение значительного ущерба, следует квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ.

В тех случаях, когда лицо, помимо умышленного уничтожения или повреждения имущества из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия в отношении физического лица), содеянное им надлежит квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ и соответствующей части статьи 213 УК РФ.

При решении вопроса о том, причинен ли потерпевшему значительный ущерб, судам следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, его материального положения.

15. Вандализм, совершенный по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отличать от хулиганства, совершенного по тем же мотивам.

При вандализме нарушается не только общественный порядок, но и причиняется вред имуществу путем осквернения зданий и иных сооружений, порчи имущества на транспорте или в иных общественных местах.

В тех случаях, когда наряду с вандализмом (статья 214 УК РФ) лицо совершает хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных статей Уголовного кодекса РФ.

16.

Рекомендовать судам при установлении в ходе судебного разбирательства дел о хулиганстве, а также об иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и нарушений прав и свобод граждан реагировать на эти обстоятельства путем вынесения частных определений (постановлений), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).

Председатель Верховного Суда Российской ФедерацииВ. ЛебедевСекретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации

В. Демидов

Источник: https://rg.ru/2007/11/21/sud-dok.html

Квалификация умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью, совершенного из хулиганских побуждений

Постановление пленума 112 ук рф

иссеационные исследования

Квалификация умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью, совершенного из хулиганских побуждений

В.Н. КАМНЕВ, соискатель МосУ МВД России E-mail: natali4360@mail.ru

Научная специальность: 12.00.08 — уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

у////////////////////////

Аннотация. В статье выделяются и рассматриваются проблемы юридической оценки умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью, связанные с хулиганскими побуждениями деяния.

Автор анализирует уголовное законодательство, точки зрения ученых, выделяет дискуссионные, проблемные вопросы темы, делает конкретные выводы и предложения по совершенствованию уголовного закона и практики его применения.

Ключевые слова и словосочетания: вред здоровью, квалификация, квалифицирующий признак, насилие, преступление, причинение, хулиганские побуждения.

Annotation. In the article problems of legal assessment of the intentional infliction of medium-gravity injury to health related with the ruffian motivation of the act are marked out and considered.

Criminal legislation, scientists' points of view is analyzed by the author, debatable and problem issues of this theme are marked out. Also concrete conclusions and proposals to improve criminal legislation and its application in practice are made.

Key words: injury to health, qualification, qualificatory attribute, violence, crime, infliction, malicious motives.

Научный руководитель — В.Б. Боровиков, профессор кафедры уголовного права МосУ МВД России, кандидат юридических наук, доцент. Рецензент — С.В. Борисов, доцент кафедры уголовного права МосУ МВД России, кандидат юридических наук

v/////////////////////////

Проведенный нами анализ уголовных дел об умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью показал, что на практике встречаются трудности и ошибки при квалификации данного деяния, совершенного из хулиганских побуждений (п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ). Правильная юридическая оценка преступления в данном случае во многом зависит от точного определения мотива деяния.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что «под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без

какого-либо повода или с использованием незначительного повода»1.

Как правильно указывалось в уголовно-правовой литературе, «деяние не может квалифицироваться как хулиганство, если оно совершено по существенному поводу, как ответная реакция на такое поведение потерпевшего или иныгх лиц, которым нарушались важные общественные или личные интересы»2.

Например, Кунцевский районный суд Москвы сделал вывод о совершении В. преступления из хулиганских побуждений (п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ) лишь на основании того, что никаких причин, кроме алкогольного опьянения, по мнению суда, для избиения осужденным потерпевшей не быио.

Виссеационнме исследования

Президиум Московского городского суда, рассматривая данное дело в порядке надзора, переквалифицировал действия В. на ч. 1 ст.

112 УК РФ, указав, что показания осужденного, а также свидетелей подтверждают, что он и потерпевшая, являющаяся его матерью, постоянно ссорились на бытовой почве, что свидетельствует о наличии между ними неприязненных отношений, исключающих хулиганские побуждения деяния3.

Не следует также делать вывод о хулиганских побуждениях преступления только либо преимущественно на основе объективных признаков деяния.

Например, совершение насильственных действий в общественном месте и (или) с применением оружия либо предметов, используемых в качестве оружия, само по себе еще не предопределяет квалификацию содеянного как хулиганство либо иное преступление, совершаемое из хулиганских побуждений.

Так, 3. вечером на одной из улиц г. Тамбова нанес несколько ударов деревянной палкой Б., причинив последнему средний тяжести вред здоровью.

Однако в ходе расследования было установлено, что деяние было совершено на почве личных неприязненных отношений, существовавших между 3. и Б. на момент данного конфликта.

Исходя из данного обстоятельства суд правильно квалифицировал действия 3. по ч. 1 ст. 112 УК РФ4.

В случае, когда вред здоровью средней тяжести причиняется в ходе хулиганства, действия виновного подлежат квалификации с учетом совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью ст. 213 и п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Полагаем, что равенство в верхнем пределе наиболее строгого наказания (в ч. 1 ст. 213 и ч. 2 ст. 112 УК РФ предусмотрено лишение свободы до 5 лет) не может быть основанием для утверждения, что одно из данных преступлений содержит в себе все признаки другого.

При этом квалификация деяний как совокупности преступлений с указанием данных статей позволяет учитывать такие особенности этих посягательств, как социальные свойства хулиганских действий (грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу), способ совершения деяния (применение оружия или соответствующих предметов — п. «а» ч. 2 ст.

213 УК РФ) и степень общественной опасности последствий (причинение вреда здоровью средней тяжести — ст. 112 УК РФ)5.

В соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления с применением оружия и других предметов отнесено к обстоятельствам, отягчающим наказание, поэтому соответствующий способ совершения деяния «не может смягчать участь виновного»6.

Между тем нельзя полностью согласиться с позицией Пленума Верховного Суда РФ, который в постановлении от 15 ноября 2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» указывает на необходимость квалификации по сути любого насильственного действия, совершенного в ходе хулиганства, с учетом совокупности пре-

ступлений — по ст. 213 УК РФ и иной статье Особенной части УК РФ о соответствующем насильственном преступлении7.

Отметим, что Пленум Верховного Суда РФ в том же постановлении указывает, что под применением оружия либо иных предметов, используемых при совершении хулиганства в качестве оружия, следует понимать «умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия»8.

Применение таких предметов выступает способом совершения хулиганства, т.е. признаком объективной стороны состава последнего, что диктует необходимость его установления при квалификации соответствующего деяния. А физическое воздействие на потерпевшего — это и есть действия, направленные на причинение ему боли либо вреда здоровью.

Полагаем, что для устранения отмеченных противоречий необходимо внести изменения в уголовное законодательство, а именно:

исключить из ч. 2 ст. 112 УК РФ квалифицирующий признак в виде хулиганских побуждений деяния и, соответственно, дополнить ч. 2 ст. 213 Кодекса указанием на причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью.

Считаем, что данные изменения Уголовного кодекса РФ способны учесть направленность поведения виновных, действующих из хулиганских побуждений, а именно — на нарушение общественного порядка, исключить возможность произвольного толкования уголовного закона.

1 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 г. № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иныгх преступлениях, совершенным из хулиганских побуждений», п. 12 // Рос. газ. 2007. 21 ноября.

2 Коржанский Н.И. Квалификация хулиганства: Учеб. пособие. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1989. С. 13.

3 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 10. С. 12.

Источник: http://naukarus.com/kvalifikatsiya-umyshlennogo-prichineniya-sredney-tyazhesti-vreda-zdorovyu-sovershennogo-iz-huliganskih-pobuzhdeniy

Уголовная ответственность за неправомерное применение сотрудниками полиции физической силы, специальных средств и (или) огнестрельного оружия

Постановление пленума 112 ук рф

Применение специальных мер воздействия должно осуществляться на основе четкой правовой регламентации и в строгом соответствии с законом.
На практике в определенных случаях возникают вопросы уголовно-правовой квалификации неправомерного применения сотрудниками физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (далее – Закон «О полиции»), полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обес­печения общественной безопасности.

Для выполнения стоящих перед сотрудниками полиции задач они наделены правом применения государственного принуждения, осуществляемого от имени государства.

Применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия является достаточно распространенным средством принуждения, применяемым сотрудниками полиции для защиты личности, интересов общества и государства от противоправных посягательств.

С одной стороны, при их применении сотрудники полиции глубоко вторгаются в сферу основных, закрепленных Конституцией Российской Федерации прав граждан, т.к. это сопряжено с высоким риском наступления тяжких и необратимых последствий, вплоть до лишения человека жизни.

С другой стороны, это действенные средства защиты законных интересов правопослушных граждан и сотрудников органов внутренних дел от общественно опасных посягательств со стороны лиц, сознательно и грубо нарушающих закон. Поэтому применение данных мер воздействия должно осуществляться на основе четкой правовой регламентации и в строгом соответствии с законом. Несоблюдение сотрудниками полиции соответствующих нормативных правовых предписаний в ряде случаев может повлечь уголовную ответственность.

Как свидетельствует судебная практика, в преимущественном большинстве случаев применению подлежит ч. 3 ст. 286 УК РФ, предусматривающая ответственность за превышение должностных полномочий, совершенное:

— с применением насилия или с угрозой его применения (п. «а»);

— с применением оружия или специальных средств (п. «б»);

— с причинением тяжких последствий (п. «в»).

В соответствии с диспозицией ст. 286 УК РФ под превышением должностных полномочий понимается совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» к случаям превышения лицом своих должностных полномочий в том числе относит совершение им при исполнении служебных обязанностей действий, которые:

— могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, где отсутствовали правовые основания для этого);

— никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать (например, нанесение побоев или причинение вреда здоровью задержанному лицу). Данная форма превышения может составлять самостоятельную форму только при условии, что оно допущено в момент наличия властных отношений между сотрудником полиции и потерпевшим.

При решении вопроса о том, совершило ли должностное лицо действия, которые явно выходят за пределы его полномочий, необходимо в первую очередь определить эти пределы, т.е. установить объем предоставленных лицу прав и обязанностей, которые закрепляются в различных нормативных правовых и иных актах. В п.

22 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по этому поводу отмечается, что при рассмотрении уголовного дела о превышении лицом должностных полномочий необходимо выяснить, какими нормативными правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности этого должностного лица, с приведением их в приговоре и указывать, превышение каких из этих прав и обязанностей вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).

Кроме того, применительно к п. «б» ч. 3 ст.

286 УК РФ Пленум Верховного Суда Российской Федерации указывает, что отграничивая превышение должностных полномочий, совершенное с применением оружия, специальных средств от правомерных действий должностных лиц, следует учитывать, что основания, условия и пределы применения специальных средств и огнестрельного оружия определены в соответствующих нормативных правовых актах Российской Федерации (например, в законе «О полиции»).

Превышение должностных полномочий имеет место только в том случае, когда совершаемые лицом неправомерные действия связаны с осуществлением им своей служебной деятельности, когда в отношениях с потерпевшими лицами сотрудник полиции выступает именно как должностное (официальное) лицо.

В иных случаях он может нести ответственность по другим статьям УК РФ, но не за должностное преступление.

Так, например, сотрудник полиции, незаконно применивший вверенные ему специальные средства или огнестрельное оружие в конфликте, который возник на почве личных неприязненных отношений, вне какой-либо связи с возложенными на него служебными обязанностями, несет уголовную ответственность на общих основаниях в зависимости от причиненного вреда – по ст. 116 УК РФ «Побои», ст. 115 УК РФ «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», ст. 112 УК РФ «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью», ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», ст. 105 УК РФ «Убийство».

Следует отметить, что не во всех случаях неправомерного применения сотрудниками полиции физической силы и (или) специальных средств подлежит применению ст. 286 УК РФ.

Если превышение должностным лицом своих полномочий было выражено в принуждении к даче показаний со стороны следователя или лица, производящего дознание, а равно другого лица с ведома или молчаливого согласия следователя или лица, производящего дознание, соединенном с применением насилия, издевательств или пытки, вменяется норма об ответственности за принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ).

В то же время ст. 286 УК РФ в ряде случаев является специальной нормой по отношению к нормам, имеющим общий характер. Например, Президиум Верховного Суда РФ исключил из приговора указание на осуждение лица по п.

«г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, поскольку ответственность за незаконное лишение человека свободы, совершенное должностным лицом, установлена п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст.

127 УК РФ не требуется.

Отдельное внимание следует уделить вопросам уголовно-правовой оценки применения сотрудником полиции физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия в состоянии необходимой обороны, то есть при защите своих интересов или интересов других лиц от общественно опасных посягательств, а также при задержании лица, совершившего преступление.

Согласно п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 г.

№ 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», на сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, которые в связи с исполнением своих служебных обязанностей могут принимать участие в пресечении общественно опасных посягательств или в задержании лица, совершившего преступление, распространяются положения ст. 37 и 38 УК РФ, предусматривающие условия правомерности причинения вреда в состоянии необходимой обороны и при задержании лица, совершившего преступление. Причем следует акцентировать внимание на том, что правила вышеуказанных статей УК РФ применяются и в том случае, если сотрудник полиции действует в нарушение требований иных нормативных правовых актов, например, ст. 22 или 23 Закона «О полиции», предусматривающих запреты и ограничения, связанные с применением специальных средств и огнестрельного оружия.

При этом, если в результате превышения пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, указанные лица совершат убийство или умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, содеянное ими при наличии соответствующих признаков подлежит квалификации по ст. 108 или 114 УК РФ.

Не влечет уголовной ответственности умышленное причинение посягавшему лицу средней тяжести или легкого вреда здоровью либо нанесение побоев, а также причинение любого вреда по неосторожности, если это явилось следствием действий оборонявшегося лица при отражении общественно опасного посягательства.

Обобщая изложенное, последствия применения сотрудниками полиции физической силы, специальных средств и (или) огнестрельного оружия схематично можно представить в виде таблицы.

Источник: http://ormvd.ru/pubs/102/criminal-liability-for-misuse-by-police-officers-of-physical-force-special-means-and-or-firearms

Уголовная ответственность в сфере охраны здоровья — Audit-it.ru

Постановление пленума 112 ук рф

Светлана Гаврилова, эксперт-юрист RosCo — Consulting & audit

В соответствии с Законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» № 323-ФЗ от 21.11.2011 г. медицинские организации, медицинские работники несут ответственность в соответствии с законодательством РФ:

  • за нарушение прав в сфере охраны здоровья;

  • причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Юридическая ответственность медицинского работника понятие широкое. Это понятие включает в себя уголовную, гражданско-правовую, материальную и дисциплинарную ответственность.

В настоящем материале будет рассмотрена уголовная ответственность.

Составы преступлений, по которым наступает уголовная ответственность, в том числе и для медицинских работников, предусмотрены Уголовным кодексом РФ.

Уголовный кодекс РФ выделяет составы преступления в различных сферах общественных отношений, субъектом которых может являться медицинский работник. Например, против жизни и здоровья (ст.ст.

105, 109, 111, 118, 120, 123, 124 УК РФ). Против семьи и несовершеннолетних (ст.153, ст.155 УК РФ). Против свободы, чести и достоинства личности (ст.128 УК РФ).

Против конституционных прав и свобод человека и гражданина (ст.137, 140 УК РФ) и другие.

Ниже рассмотрим отдельные составы преступлений против жизни и здоровья. Эти составы названы в разделе VII главы 16 Уголовного кодекса РФ.

Так, ч.1 ст. 105 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за «Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку».

Ответственность может применяться, в том числе, по отдельным пунктами ч.2 ст. 105 УК РФ.

Например 

П. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Кроме того, подп. м ч.2 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего.

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

Санкция по ч.2 ст. 105 УК РФ установлена в виде:

  • лишения свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет;

  • пожизненное лишение свободы;

  • смертная казнь.

В целях обеспечения правильного применения законодательства, предусматривающего ответственность за умышленное причинение смерти другому человеку Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 1 от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве» (ст.105 УК РФ) сформулировал руководящие разъяснения по применению ст.105 УК РФ.

Важно!

Так, Верховный суд РФ обращает внимание на то, что по п. «в» ч. 2 ст.

105 УК РФ надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство.

Как указывает Верховный суд РФ к иным лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Также Верховный суд РФ обращает внимание на необходимость отграничивать убийство (ст.105 УК РФ) от смежных составов преступления, которые влекут смерть потерпевшего.

Например 

Отграничивать убийство (ст.105 УК РФ) от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст.111 УК РФ), повлекшего смерть потерпевшего, имея в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст.111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

В связи с этим Верховный суд РФ обращает внимание на то, что при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения. (п.3 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 1 от 27 января 1999 г.).

Пленум Верховного суда РФ также указывает, что «при назначении наказания за убийство необходимо учитывать все обстоятельства, при которых оно совершено: вид умысла, мотивы и цель, способ, обстановку и стадию совершения преступления, а также личность виновного, его отношение к содеянному, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание». (п.20 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 1 от 27 января 1999 г.).

От умышленного убийства следует отграничивать также преступление, предусмотренное ст. 124 УК РФ – неоказание помощи больному, «если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью» (ч.2 ст.124 УК РФ). Разграничение этих составов производится по объективной и субъективной стороне.

Санкция за совершение данного преступления установлена в виде:

  • принудительных работ на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового

  • лишения свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a52/897758.html

Закон 24/7
Добавить комментарий