Парламентско-президентская система власти

VoxUkraine

Парламентско-президентская система власти

Наблюдая за украинской политикой, легко забыть о том, что в Украине действует парламентско-президентская форма правления, при которой роль президента обычно ограничена сферами внешней политики и обороны.

Петр Порошенко неоднократно брал на себя ответственность за будущее всей страны и вмешивался в сферы, которые формально не в зоне его ответственности. Представление об Украине Петра Порошенко может дать амбициозная стратегия развития страны, которую он представил вскоре после выборов.

Ростислав Аверчук проанализировал, сколько власти на самом деле имеет президент Украины, рассмотрев его полномочия и влияние по сравнению с руководителями наших соседей и других стран.

Конституционные полномочия президента Украины в сравнении с другими странами. 

В течение длительного периода своей истории (в 1996-2005 и 2010-2014 гг.) Украина была президентско-парламентской республикой. Президент играл ведущую роль в формировании (и роспуске) правительства. Вместе со значительными формальными полномочиями и неформальным влиянием это превращало его в самого могучего политика Украины.

Конституционная реформа 2004 года (отменена в 2010 году Президентом Януковичем и восстановлена парламентом в 2014 году), казалось, изменила распределение власти в политической системе. Ведь правительство, за исключением министерств обороны и иностранных дел, теперь подотчетно лишь парламенту.

Чтобы увидеть, как это повлияло на власть украинского президента в сравнительной перспективе, в Таблице 1 коротко рассмотрены президентские полномочия в Украине и некоторых других странах со сравнительно влиятельными президентами.

Таблица 1. Президентские полномочия в Украине и других странах

Несмотря на то, что Украина является парламентско-президентской страной, некоторые полномочия президента более свойственны для президентских и президентско-парламентских стран.

Например, президенты в других парламентско-президентских странах часто теряют ведущую роль в формировании внешней политики страны или вынуждены делить ее с правительством. В то же время президент Украины имеет право выбирать министров обороны и иностранных дел.

Еще одним уникальным полномочием, оставляющим президенту часть влияния на исполнительную ветвь власти, является право назначать председателей местных государственных администраций. Президент также может вмешиваться в работу правительства, отменяя его решения и направляя их на рассмотрение Конституционного суда.

Кроме того, президент Украины имеет решающую роль в назначении Генерального прокурора, тогда как в других парламентско-президентских странах его выбирает парламент (Хорватия), другие ведомства (Румыния) или его функции выполняет министр юстиции (Польша и Австрия).

Сила вето президента Украины также превышает силу вето в таких премьер-президентских странах, как Польша, Румыния и Литва

Эти полномочия отделяют украинскую политическую систему от других парламентско-президентских систем. Действительно, предварительная оценка показывает, что полномочия президентского института в Украине, вероятно, даже выше, чем в других парламентско-президентских странах с сильным президентом (например, Польше, Литве и Румынии).

Это можно увидеть и с помощью индекса конституционных президентских полномочий (Рисунок 1). Индекс рассчитали политологи Дойл и Элджи, объединив все опубликованные в научной литературе показатели формальных президентских полномочий (0 помечает самого слабого президента).

Рисунок 1. Индекс президентских полномочий в посткоммунистических странах

Посткоммунистические страны можно четко разделить на две группы. Первая группа состоит из сравнительно демократических стран, имеющих более слабых президентов. Во вторую группу входят преимущественно автократические государства с могучими президентами.

Украина – где-то посредине. И кажется, что она никак не может определиться, «перепрыгивая» из одной группы в другую.

Находясь сейчас в первой группе, президент Украины является одним из сильнейших среди своих коллег в других (полу) демократических посткоммунистических странах.

Перед конституционными изменениями президент Украины был настолько же сильным, как президенты многих латиноамериканских стран, и несколько слабее, чем президенты так называемых «суперпрезидентских» постсоветских стран (Рисунок 2). После изменений президент Украины потерял позиции в рейтинге. Однако он все еще сильнее, чем президенты других парламентско-президентских стран.

Рисунок 2. Индекс президентских полномочий в разных странах мира

Настолько сильный президентский институт в формально парламентско-президентской стране создает почву для конфликтов в исполнительной власти – похожих на те, которые происходили в феврале-апреле 2016 года и практически непрерывно в 2006-2010 гг.

За пределами Конституции

Одна из проблем формальных показателей президентской власти заключается в том, что конституции не всегда отображают реальную власть президента. Конституций могут быть нечеткими и скорее создавать основу для распределения власти, тогда как политические условия и борьба могут значительно ее менять.

Ярким примером является Франция. Согласно Конституции этой страны, президент является достаточно слабым (показатель 0,131 — немного выше, чем в Австрии). Если партия президента не контролирует большинство депутатов в нижней палате парламента, президент практически лишен власти, за исключением области внешней политики и обороны.

Однако если его партия имеет большинство в парламенте, он становится реальным лидером страны. Таким образом президенты Франции следуют по образцу Шарля де Голля, харизматической и властной личности, бывшей президентом в сложные для страны времена (1958-1969 гг.).

Поэтому даже в формально парламентско-президентской республике может возникнуть очень сильный президентский институт.

Пространство для неформальной динамики власти особенно большое в постсоветских политических системах. Их слабые институции позволяют лидерам руководить посредством патронажа и личного управления.

Политолог Генри Хейл отмечает, что президенты в постсоветских странах усиливают свою формальную власть «неформальной властью и ресурсами благодаря клиентелистским сетям, пронизывающим государство и экономику».

Усилив полномочия премьер-министра, конституционные изменения 2004 года (начавшие действовать в 2006 году) и 2014 года создали некоторую неуверенность относительно того, кто сильней. Однако президент Украины остается достаточно могущественным для того, чтобы вокруг него сосредоточивались разнообразные группы влияния.

Президент конкурирует с другими институтами власти и во многих случаях побеждает. Например, Президент Ющенко использовал свою формальную и неформальную власть для роспуска парламента в 2007 году в сомнительный с правовой точки зрения способ, таким образом победив враждебно настроенного Премьер-министра Януковича.

А в 2010 году новоизбранный президент Янукович легко консолидировал власть и отменил конституционную реформу.

В свете недавних событий формальное возвращение к президентско-парламентской системе не выглядит слишком вероятным.

Однако сокращение конституционных полномочий может не остановить Порошенко от попыток консолидировать власть в рамках парламентско-президентской системы.

Конфликт на востоке Украины предоставляет Верховному главнокомандующему и гаранту целостности Украины возможность подняться на высший от других политиков уровень, подчеркивая ведущую роль президента в обороне и внешней политике.

Частота изменений Конституции в Украине (три существенных изменения за 12 годы) и слабое верховенство закона создают еще больше возможностей для гибкой трактовки или игнорирования правил. Действительно, кажется, именно это и случилось во время переформатирования Кабинета Министров в апреле 2016 года.

Власть президента и обеспечение поддержки в парламенте

Даже могучие президенты нуждаются в поддержке парламента, если хотят осуществить свои замыслы.

Для этого президенты разных стран постоянно используют такие инструменты как законодательные полномочия (право вето и издание собственных указов), бюджетные полномочия, распределение правительственных должностей, контроль над парламентскими фракциями (в частности пропрезидентской) и неформальные инструменты (назначение на разнообразные должности, бизнес-преференции, подкуп и т. д.).

На выбор инструментов влияют как конституционные полномочия и неформальное влияние президента, так и политический контекст. Например, президент Бразилии компенсирует сравнительно слабый контроль над партиями значительными законодательными и бюджетными полномочиями и распределением правительственных должностей (Таблица 2).

В постсоветских странах, например, в России, президент сначала тоже преимущественно использовал законодательные и бюджетные полномочия.

Однако сами по себе эти полномочия недостаточны для обеспечения надежной парламентской поддержки (как напоминает недавнее отстранение президента Бразилии Дилмы Руссеф).

Стремление усилить контроль президента над партиями в России и постсоветских автократиях в Азии привело к формированию в этих странах доминантных президентских партий и контроля над оппозиционными партиями.

Как показывает исследование Пола Чейсти и Светланы Черных, в Украине президенты использовали все инструменты.

В то время как законодательные и бюджетные полномочия украинского президента не так высоки, как в России или Бразилии, президенты Украины часто полагались на распределение министерских портфелей и неформальные инструменты, к которым принадлежали «обмен услугами, запугивание и подкуп». Успешные в построении коалиций президенты создавали законодательные картели, используя неформальные связи между депутатами, министерствами и другими исполнительными органами. Особенно «прославился» использованием запугивания и бизнес-преференций Виктор Янукович.  Понимая важность партийного влияния, он также пытался повторить успех Президента России Путина и создать доминантную партийную систему. Однако Евромайдан перечеркнул его усилия.

Конституционная реформа значительно снизила влияние президента на бюджет и распределение должностей в правительстве. Кроме того, в премьер-президентских странах формированием парламентского большинства обычно занимается более сильный премьер-министр. Это частично объясняет, почему наименее эффективным менеджером коалиций среди украинских президентов считают Виктора Ющенко.

Тем не менее в Украине президент активно и успешно действует с целью обеспечить поддержку своих многочисленных законодательных инициатив.

Контроль над самой крупной парламентской фракцией, разделенная оппозиция, все еще широкие формальные и неформальные полномочия – все эти факторы обеспечили активную роль президента в формировании парламентского большинства.

Это также отличает политическую систему в Украине от многих других премьер-президентских систем в Европе.

Чтобы получить поддержку парламентских партий, Порошенко использует распределение должностей в правительстве. После выхода из коалиции Радикальной партии, Батькивщины и Самопомощи еще большее значение обрели влияние на собственную фракцию и неформальные инструменты.

Мы уже стали свидетелями и должны ждать дальнейших попыток обеспечить строгую партийную дисциплину.

Попытки повысить партийное влияние президента делают скорое внедрение полностью пропорциональной избирательной системы не очень вероятным ввиду того, что в мажоритарных округах лучшие результаты часто показывают провластные кандидаты.

Неформальные инструменты особенно важны тогда, когда необходимо получить голоса внефракционных депутатов и депутатов оппозиционных фракций. Здесь могут быть полезными влияние президента на Генерального прокурора и другие силовые структуры, полномочия по назначению на государственные должности и те бюджетные полномочия, которые президент сохраняет благодаря влиянию на министерство финансов.

Таблица 2. Возможности президентов в обеспечении парламентской поддержки

Способность президента обеспечивать парламентскую поддержку теперь больше зависит от политического умения и партийного влияния, чем до перехода Украины к парламентско-президентской системе. Однако в благоприятных условиях его формальные полномочия и неформальное влияние кажутся достаточно высокими для того, чтобы успешно убеждать депутатов поддержать его законодательные инициативы.

Выводы

Президент Украины потерял часть конституционных полномочий, но все равно остается одним из самых могущественных среди президентов премьер-президентских стран.

Значительные формальные полномочия и неформальное влияние позволяют президенту конкурировать с другими государственными органами и могут помочь ему сосредоточить власть в своих руках даже в парламентско-президентской системе. Пока неизвестно, как закончится эта борьба.

Но такой тип политической системы, вероятно, будет порождать нестабильность и неопределенность до тех пор, пока не будет найдено конституционного или политического решения.

TAGS полномочия Порошенко президент Украина

Внимание

The author doesn`t work for, consult to, own shares in or receive funding from any company or organization that would benefit from this article, and have no relevant affiliations

Источник: https://voxukraine.org/ru/presidential-power-in-ukraine-comparative-perspective-ru/

Проклятая модель? Почему Украине не подходит президентская республика

Парламентско-президентская система власти

Четверг, 7 Февраля 2019, 09:00

Любая модель — президентская, парламентская, смешанная — может сломаться об украинскую специфику. Доказательство тому — наши два Майдана

Действующая украинская система организации власти, как она зафиксирована в Конституции, представляет собой разновидность парламентско-президентской республики. Эта система подвергается критике прежде всего из-за так называемого «дуализма власти».

То есть исполнительная власть поделена между президентской и парламентской ветвями, что приводит к отсутствию четкой исполнительной вертикали, размытости полномочий и ответственности, высокому риску конфликтов и, как следствие, частым политическим кризисам.

Регистрируйтесь на Дискуссионный клуб «ДС» 26 февраля на тему «Украине нужен канцлер или президент?»

Большинство участников президентской кампании имеют предложения по изменению Конституции и переформатированию властных полномочий. В целом существуют три главные точки зрения на этот вопрос:

– оставить существующий статус-кво в виде парламентско-президентской республики;

– перейти к чисто парламентской республике, передав всю полноту исполнительной власти премьер-министру и оставив за президентом лишь представительские функции или вообще отменив эту должность;

– вернуться к модели президентской республики, работавшей в Украине, согласно Конституции 1996 г., при Кучме и затем при Януковиче, или же усилить полномочия главы государства еще больше, чтобы он мог самостоятельно формировать правительство, как во Франции, или даже сам его возглавлял, как в США.

Не будем спешить с оценками, а прежде проанализируем сильные и слабые стороны каждой из этих моделей. Начнем с президентской республики.

Американский и французский варианты

Американская модель пользуется популярностью у многих украинских политиков. Особенно громко ее пропагандирует Олег Ляшко. В США вообще нет премьер-министра. Конституция США, принятая еще в 1787 г., установила, что «исполнительная власть предоставляется президенту Соединенных Штатов».

Правительство там вообще не упоминается, за исключением фразы, гласящей, что президент «может затребовать в письменном виде от высших должностных лиц каждого из департаментов исполнительной власти мнение по любому вопросу, касающемуся их обязанностей по должности».

Секретари этих департаментов (аналоги министров) и генпрокурор (аналог министра юстиции) входят в состав кабинета США (аналог правительства). Кандидаты в члены кабинета предлагаются президентом и представляются Сенату для утверждения в должности.

Если назначение на должность одобряется Сенатом, то они приносят клятву, после чего приступают к выполнению своих обязанностей.

Во Франции сейчас Пятая республика. Ее система власти определяется конституцией, принятой в 1958 г. По сравнению с Четвертой республикой (1946–1958) в Пятой значительно усилены полномочия президента.

Он назначает премьер-министра и (по его предложению) всех членов правительства, а также председательствует в Совете министров и обладает правом роспуска Национального собрания — нижней палаты парламента.

Аргументы за президентскую республику

Можно выделить пять главных аргументов в пользу усиления полномочий президента в Украине.

1. Президент избирается на общенациональных выборах, а потому имеет гораздо большую легитимность в глазах избирателя и, соответственно, больший мандат доверия, чем премьер, которого кулуарно выбирает парламентское большинство.

2. Модель с сильным президентом более соответствует ментальности украинского народа и украинской политической культуре. Украинский народ традиционно возлагает ответственность на одного человека, который олицетворяет собой государство, а украинские элиты традиционно должны иметь кого-то в роли общенационального арбитра, разруливающего возможные конфликты.

3. Только президентская власть способна построить максимально эффективную исполнительную вертикаль, во главе которой стоит всенародно избранный президент.

4. Модель с подчиненным президенту премьером, несмотря на все ее недостатки, обеспечивала во времена Кучмы длительную политическую стабильность и устойчивое экономическое развитие.

5. Сильная президентская власть является наиболее эффективной моделью для стран, находящихся в состоянии войны, поскольку позволяет более быстро и эффективно реагировать на внешние вызовы.

Контрпримеры: от Беларуси и РФ до Венесуэлы

Главным возражением против реализации в Украине президентской модели является угроза установления президентской диктатуры. И при Кучме, и при Януковиче эта угроза была отчетливой.

К чему это могло привести, показывает опыт двух наших соседей: северного, где Лукашенко правит уже почти четверть века (с 20 июля 1994 г.), победив на выборах пять раз подряд, и северо-восточного, где Путин правит уже почти 19 лет (с 7 мая 2000 г.

; его обмен постами с премьером Медведевым в 2008–2012 гг. был пустой формальностью и не изменил положения дел).

Если примеров Беларуси и РФ мало, можно вспомнить злосчастную Венесуэлу, где со 2 февраля 1999 г. и до самой своей смерти 5 марта 2013 г. правил президент Уго Чавес, успевший назвать своего преемника — Николаса Мадуро, который вскоре был избран президентом и занимает этот пост до сих пор.

Чавес выиграл президентские выборы четырежды, Мадуро — дважды, а суммарное время их правления уже превысило 20 лет. По конституции, принятой по инициативе Чавеса на референдуме 15 декабря 1999 г., президент Венесуэлы является одновременно главой правительства и назначает его членов, а поправка, внесенная опять же по инициативе Чавеса на референдуме 15 февраля 2009 г.

, разрешила президенту переизбираться на свой пост неограниченное число раз подряд.

Сработают ли в Украине предохранители от диктатуры

Разумеется, президентская республика необязательно выливается в диктатуру. Те же США и Франция подобной участи избежали. Но для этого необходимы предохранители в виде сильной оппозиции, способной получить большинство в парламенте.

Во Франции так было в 1986–1988, 1993–1995, 1997–2002 гг., когда президент и парламентское большинство принадлежали к различным политическим силам.

В этом случае власть президента заметно сокращается, он вынужден назначить премьер-министром человека, устраивающего парламентское большинство, в противном случае Национальное собрание вынесет правительству вотум недоверия, что повлечет его отставку.

А в США вообще регулярно случается, что большинство в Сенате получает партия, оппозиционная к президенту. Каждые два года в порядке ротации переизбирается третья часть Сената, и если президент не отразил и не реализовал запрос общества, то граждане голосуют за противоположную партию.

Кстати, в Венесуэле крах режима Мадуро начался именно с того, что в 2015 г. оппозиция победила на парламентских выборах. До того, начиная с 2000 г., на выборах в Национальную ассамблею большинство неизменно получали политические силы, которые поддерживали президента Уго Чавеса.

Поначалу Мадуро попросту игнорировал законы, принятые вновь избранным парламентом, а в 2017 г. провел выборы в Конституционную ассамблею, которая, по его задумке, должна была стать выше Национальной ассамблеи.

Страны Запада и крупнейшие страны Латинской Америки не признали те выборы легитимными, после чего настала очередь уже и самому Мадуро лишиться легитимности и вообще власти — завершающая стадия этого как раз сейчас и происходит.

Ну и, конечно же, наличие сильной оппозиции означает, что она имеет реальные шансы на победу на очередных президентских выборах. В этом плане Украина, по крайней мере на первый взгляд, гораздо больше похожа на США и Францию, чем на Беларусь и РФ. У нас едва ли не на каждых президентских выборах в начале гонки трудно предсказать, каким будет финал (то же самое имеем и сейчас).

Но все же при более внимательном взгляде нельзя не заметить вопиющего факта: оба раза, когда в Украине работала президентская модель — при Кучме и при Януковиче, пресловутая стабильность обернулась Майданом. Это говорит о том, что предохранитель в виде парламентской оппозиции не сработал, причем оба раза.

Можно назвать и причину этого. В США и Франции, в отличие от Украины, после президентских выборов депутаты, чей кандидат проиграл, не переходят табунами в лагерь победителей. А у нас это в порядке вещей.

Поэтому де-факто у нас даже без президентской модели победитель получает все: чудесным образом парламент переформатируется и становится послушным новоизбранному президенту.

Именно это позволило Януковичу в 2010-м нагло присвоить себе полномочия Кучмы, а парламент (тот самый, в котором на момент его избрания в 2007-м доминировали силы Майдана) не сподобился даже на жалкий протест.

Иными словами, даже парламентско-президентская модель у нас может де-факто превращаться в президентскую. А если же президентскую модель узаконить, то она легко и быстро становится де-факто диктаторской. Все потому, что партии у нас зачастую наполовину (если не целиком) продажны.

Но все же не будем спешить с выводами.

Мы обсудили пока только президентскую модель в разных вариантах, а есть еще смешанная и чисто парламентская, которые обладают собственными достоинствами и недостатками.

Продолжение темы ждите на сайте «ДС» в скором времени, а главное — приходите на баттл нашего «Дискуссионного клуба» 26 февраля в Киеве, где своими аргументами померяются и эксперты, и политики. 

Источник: http://www.dsnews.ua/politics/kantsler-ili-prezident-kto-dolzhen-byt-glavnym-v-ukraine-06022019220000

Между двух огней: парламентской и президентской

Парламентско-президентская система власти

Между двух огней: парламентской и президентской

Последнее время мы все чаще говорим о выборе формы правления. Принесет ли это качественные изменений? Реформа формы правления отражает поиск политическими силами, той формы организации верховной власти, которая позволит достичь им наибольшей вероятности сохранения власти.

Как выбрать форму правления?

Она может идти двумя путями:

1) заимствованием образцов, которые кажутся более продуктивными, или «конституционный плагиат» (например, заимствование странами Латинской Америки модели президентской республики США);

2) конституционной инженерией, «экспериментированием» с формами правления или их элементами и создание новых форм (например, избрание посредством прямых выборов премьер-министра Израиля в 1996-2001 гг. в условиях парламентской республики).

В Украине фактически речь идет о втором пути. Исходным материалом выступает немецкая и американская модели.

Архетипика Украины, ее исторический опыт позволяют рассмотреть в качестве модели и швейцарскую, но здесь надо быть осторожнее, так как она предусматривает конфедеративное начало в отношениях между территориями.

Республика президентская и парламентская

Ученые мужи многих стран считают наиболее приемлемой формой правления современного государства, — президентскую республику. Сильный Президент – лидер страны, власть которого уравновешивается сильным Парламентом и Судом.

Но, если отнести это к нашим условиям, то сразу возникают вопросы.

Где найти в Украине Президента, который не мечтал бы стать Единовластным Верховным гетманом? Как создать сильный парламент, а не «торжоще людское», в котором каждый думал бы о своем интересе? Откуда взять независимый, честный, беспристрастный Суд?

Надо признать, что часто, когда появляется возможность изменить форму правления, то выбор, как правило, делается не в пользу самой оптимальной.

Вроде бы и понятно, что в основе этого выбора должны лежать рациональные соображения (обеспечение общего блага), но, на практике, главным мотивом становятся интересы политических акторов, рассматривающих институты как орудия в борьбе за политическое выживание.

В такой ситуации, понятно, что Порошенко, вряд ли согласиться с парламентской республикой, а Тимошенко, — с президентской.

Зачастую, творцы конституции руководствуются собственными интересами, которые, часто даже неосознанно, предрасполагают их к выбору определенных институциональных каркасов. Не говоря уже об историческом опыте. Надо признать, что пока Украина привыкла жить в условиях персонализированной власти (царя, первого секретаря, президента).

Историки установили, что поиск лучшей формы правления проходит три стадии: сначала обнаруживается крайне привлекательная форма правления — некий «сюрприз», затем возникает надежда, но завершается всё разочарованием. Всего лишь сто лет назад, многие украинцы возлагали надежды на советскую власть, тридцать лет назад – готовы были на все, чтобы разрушить ее «до основания», а сейчас уже и президентская республика, «не та».

У каждой формы правления есть свои хорошие и плохие стороны, а сами формы правления, — образуют в истории постоянное круговращение. Об этом писал еще и Аристотель.

Позиция, достойная нашего времени, заключается в выявлении достоинств и недостатков возможных форм правления, с учетом их влияния на политические, экономические, социальные и культурные процессы в стране. Как отмечает С.

Фаббрини, каждая из трёх форм (президентская, парламентская, полупрезидентская) лишь отчасти приближается к «хорошему» правлению.

Президентская республика – враг демократии?

Определенным путеводителем в выборе формы правления Украины может послужить статья немецкого ученого  Кушхова, опубликовавшего в 1990 году статью «Опасности президентской системы».

В ней он доказал, что парламентская система склонна к демократии, а президентская — нет.

Во-первых, парламентская система чаще приводит к установлению стабильной демократии, особенно в тех странах, где глубоки политические расхождения и существует множество политических партий; во-вторых, парламентская система выступает гарантом сохранения демократии.

Однако, ряд ученых не согласились с этим положением и поддержанные европейскими политиками, указали, что президентская система опасна не сама по себе, а в сочетании с другими неблагоприятными переменными, например, с «тяжелым историческим прошлым», с неразвитым гражданским обществом, с низким уровнем сознания граждан. Так, как все эти пороки свойственны и Украине, то вполне естественны опасения того, является ли президентская республика подходящей для нас?

Другие ученые и политики полагают, что, как таковое, закрепление формы правления в конституции, акт формальный. Реальный же тип политического режима складывается на основе уже существующих традиций, национального «стиля управления».

Крах многих постсоциалистических демократий они объясняют не выбором ими президентской системы, а общераспространенным в этих странах авторитарным стилем руководства, традицией персонализации власти. При этом все формальные признаки и институты демократии остаются.

В определенной мере, все эти страны продолжают традиции сталинской Конституции СССР 1936 года, которая, формально-юридически, была самой демократической в мире.

Внимание украинских политиков последнее время приковано к вопросу о том, нужно ли нам изменение формы правления. Особую остроту дискуссиям придает заявление самого рейтингового кандидата в президенты, Ю.В.Тимошенко, о такой необходимости.

Чтобы разнообразить представления об имеющихся вариантах выбора, думаю, нужно обратиться к двум нетрадиционным видам формы правления, — квазипарламентской и канцлерской республики немецкого образца.

Тем более, именно о ней и говорила Тимошенко, как образце для Украины.

Республика квазипарламентская и канцлерская – образцы для Украины?

Квазипарламентская республика. Типичным примером этой формы правления выступает Республика Маршалловы острова. В ней законодательная власть находится в руках Парламента (Nitijela), состоящего из 33 депутатов, избираемых населением прямым анием, на 4 года. Глава государства, — Президент, избирается Парламентом из числа депутатов, также сроком на 4 года.

Исполнительная власть принадлежит Кабинету, назначаемому президентом из числа депутатов Парламента и несущему перед ним коллективную ответственность. Парламент имеет возможность абсолютным большинством , вынести вотум недоверия Кабинету. В случае вотума Кабинету, в отставку уходит и Президент. Депутатам дается 14 дней, чтобы избрать нового Президента.

Если им не удается этого сделать, старый Президент распускает Парламент. Важным дополнением Парламента выступает специальный орган — Совет вождей (Council of Iroij) из 12 членов, который консультирует правительство по вопросам применения обычного права и землевладения.

Совет вождей может потребовать от Парламента дополнительного рассмотрения любого законопроекта, затрагивающего вопросы обычного права и землевладения, в течение 7 дней после принятия его в третьем чтении.

Этот пример демонстрирует очень интересную тенденцию, отмеченную в целом ряде государств (например, Иран, Ирак, Ливия). Речь идет о том, что парламент как государственный орган дополняется неким дополнительным органом, похожим в ряде полномочий на верхнюю палату парламента, но не тождественного ей. Во-первых, этот орган не входит в структуру парламента.

Во-вторых, для него действует особая процедура формирования, отличная от процедуры выборов депутатов и Главы государства. В-третьих, этот орган обладает более узкой, по сравнению с парламентом, компетенцией.

Но данная компетенция распространяется на ту область жизнедеятельности общества, которая имеет наибольшее значение для сохранения стабильности общества и гражданского мира.

В ФРГ исполнительная власть разделена между Канцлером, Правительством и Президентом, законодательная же находится в руках парламента.

Хотя немецкий парламент и однопалатный, но его законодательная деятельность дополняется деятельностью еще одного законодательного конституционного органа Германии, — Бундесрата, состоящего из представителей правительств федеральных земель.

Его ошибочно считают, верхней палатой немецкого парламента, но это не так. Правительство формируется после избрания депутатов Бундестага, которые в свою очередь избирают Канцлера, принимающего непосредственную роль в формировании кабинета министров.

Канцлером становится лидер партии большинства или коалиции. Министры назначаются Президентом по предложению Канцлера.

Правительство находится в прямой зависимости от Бундестага и несет перед ним ответственность: Бундестаг может вынести вотум недоверия Правительству в лице Канцлера, что в конечном итоге приводит к отставке Канцлера и Правительства. С другой стороны, Канцлер может поставить вопрос о доверии Бундестагу и в случае если не получит большинства , Президент может распустить Бундестаг, а Правительство досрочно уходит в отставку.

К функциям канцлера относится: определение основных направлений внутренней и внешней политики; формирование Правительства; руководство работой Правительства; увольнение министров, а также другие вопросы.

Острые углы украинского выбора

Возвращаясь к Украине, хочу обратить внимания на два момента.

Первый. При президентской республике политическая власть будет находиться в руках преобладающей олигархической группировки, остальные будут стремиться к ней (то есть, к посту Президента), считая это главной целью своей политической борьбы.

При парламентской республике, вполне вероятно, удастся сформировать стабильный политический курс и такое же стабильное правительство, за счет достижения консенсуса олигархических групп в парламенте.

Но, при этом придется расстаться с идеей отказа олигархии, как таковой.

Второй. Негативное воздействие фактической власти олигархии может быть компенсировано созданием внепарламентского законодательного органа, подобного верхней палате парламента.

Но этот орган должен формироваться в другие сроки, чем парламентские и президентские выборы, он должен строиться не на основе партийных списков, а мажоритарными выборами либо кооптацией, в отношении членов этого органа должен действовать образовательно-компетентностный ценз.

То есть, в этот орган должны избираться люди, имеющие достаточные профессиональные заслуги и соответствующее образование, а также известные обществу своими высокими морально-деловыми качествами.

Главное, по моему мнению, при решении вопроса о выборе формы правления, это не идти «на поводу» конъюнктуры сегодняшнего дня, а подойти к этому с точки зрения взвешенного, обоснованного, рационального выбора.

Источник: https://blog.liga.net/user/kodarchenko/article/30505

Замечания А.С. Гарцева к предвыборной программе Партии | Партия ЯБЛОКО

Парламентско-президентская система власти

Гарцев А.С.

Сторонник РОДП «ЯБЛОКО»

22.04.2011

1. На мой взгляд, главной причиной последних событий в некоторых государствах постсоветского пространства (расправы с оппозицией, практически пожизненное правление одного лица, коррупция и т.д.

) это – неэффективная конструкция государственного механизма (президентско-диктаторская форма правления).

Российская Федерация, построенная по национально — территориальному принципу с президентско-диктаторской формой правления не является исключением — это слабое, неудачно сконструированное государство, защищенное от изменений и улучшений статьей 135 Конституции РФ.

2. Президент РФ и Председатель Правительства РФ используют доступные им способы укрепления государства, не связанные с процедурой пересмотра Конституции РФ. На мой взгляд, такой подход недостаточно радикален. Нет самого главного — понимания неэффективности президентско-диктаторской формы правления и федеративного устройства по национально — территориальному принципу.

3. Нужно провести конституционную реформу и установить новую конструкцию государства, взяв за основу федеративную форму государственного устройства по территориальному принципу, установить симметричную федерацию (т.е. с равенством субъектов по конституционно-правовому статусу) и парламентско-президентскую (вариант: парламентскую) форму правления.

4. В Российской Федерации нет эффективной партийной системы, так как при существующей системе власти она не играет существенной роли в политической жизни страны. Страна единолично управляется Президентом РФ.

Необходимо установить принцип коллективного управления государством, в котором политические партии управляют государством и несут груз политической ответственности перед Государственной Думой, гражданами РФ и Законом. Партийная политика предсказуема, она проводится в соответствии с партийной идеологией и политической программой.

К примеру, в британской системе власти две мощные политические партии УПРАВЛЯЮТ государством. Партии представляют интересы крупных социальных групп населения: класса «буржуазии», класса наёмных работников, «среднего класса», крестьян (фермеров). Политический курс меняется по принципу влево – вправо.

Приходят лейбористы – проводится курс на национализацию, поднимаются налоги, защищаются интересы рабочих, экономика впадает в спячку. В результате протестного ания к власти приходят консерваторы – начинается приватизация, снижаются налоги, экономика развивается, рабочих прижимают (снижается зарплата, занятость, ухудшаются условия труда).

В результате следующих выборов к власти приходят лейбористы и т.д. Развитая технология «мягкой» смены власти позволяет государству идти срединным путём, развиваться спокойно без революций и потрясений.

5. Установить разделение властей при четкой системе сдержек и противовесов (основной способ сохранения демократии, защиты от узурпации власти, гарантирующий «мягкую» смену власти) в соответствии с новой формой правления.

6. Симметричная федерация по территориальному принципу форма государственного устройства – наиболее эффективна для России. Применение данной формы государственного устройства позволит сохранить целостность и независимость государства в исторической перспективе.

7. Парламентско-президентская (вариант: парламентская) форма правления – наилучшая форма правления для российского государства. Она отличается демократичностью, уважением к Закону.

Глава государства, в предлагаемой системе, скорее Генеральный нотариус в правовом государстве, чем властитель.

Внедрение этой формы правления даст следующие преимущества по сравнению с президентско-диктаторской формой правления:

а) при парламентско-президентской (вариант: парламентской) форме правления гарантом проведения честных выборов является Глава государства – внепартийный деятель, независимый арбитр, НЕЗАИНТЕРЕСОВАННЫЙ в итогах выборов.

Аналогичная система власти широко применяется во многих государствах Европы, которые являются эталонно демократическими правовыми государствами.

Честные выборы, объективно выражающие настроения общества – основа доверия граждан к власти.

б) проведение конституционной реформы, позволит ввести новый порядок смены власти, при котором политическая борьба станет честной и открытой, а лидер победившей на выборах в Государственную Думу политической партии получит должность Премьер-министра и право на формирование Правительства из членов своей партии.

в) при такой форме, смена власти (политического курса) не приводит к разрушению государства (как это уже было в 1991 году).

8. Установить необходимость организации независимых органов местного самоуправления (ОМС) в каждом населённом пункте. Граждане должен самостоятельно решать свои насущные проблемы: ЖКХ, школы, больницы, местный правопорядок, уборка мусора, ремонт своих дорог и т.д. Для этих целей ОМС должны иметь достаточные финансовые средства.

Необходимо изменить действующее законодательство с целью перераспределения налогов и увеличения муниципальных бюджетов (новая «земская реформа»).

Можно сколько угодно говорить о демократии и самоуправлении (демократия начинается снизу, сверху её насадить невозможно), но при отсутствии денежных средств в муниципальных бюджетах не может существовать реальная демократия и настоящее самоуправление.

9. Президент РФ как Глава государства (с большим объемом власти при настоящей президентско-диктаторской форме правления) не может быть независимым арбитром по причине того, что система власти в РФ создана под личное управление государством, а не под партийное коллективное управление.

Глава государства с функциями независимого арбитра (не управляющего государством лично) востребован при партийном управлении государством, когда политические партии формируют Правительство и управляют государством.

Главе государства, в этом случае, требуется минимальный объем власти, достаточный для проведения честных выборов и политического арбитража.

10. Должен быть разработан проект конституционной реформы, который предлагает внедрение технологии «мягкой» смены власти, но в которой независимый Глава государства играет ключевую роль.

Для разработки конституционной реформы нужно обратиться к опыту работы Конституционной комиссии Съезда народных депутатов РФ в 1990-1993 годах (проект Конституции РФ на 9 ноября 1990 года; проект Конституции РФ на 10 сентября 1991 года; проект Конституции РФ на 21 февраля 1991 года).

Источник: https://www.yabloko.ru/content/zamechaniya_gartseva_k_predvybornoj_programme_partii

Закон 24/7
Добавить комментарий