Орм ограничивающие конституционные права граждан это

Lawneed

Орм ограничивающие конституционные права граждан это

Проведение ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновен­ность жилища, допустимо при наличии у оперативно-розыскного органа судебного решения и информации: о признаках подготавливаемого, совершаемого или со­вершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; о лицах, подготавлива­ющих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, воен­ной, экономической или экологической безопасности РФ.

На наличие такой информации в качестве основания для судеб­ного решения о проведении рассматриваемых ОРМ ориентирует и Пленум Верховного Суда РФ (см. Постановление от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия»).

Соответственно, судебное ре­шение может быть получено только при наличии указанных в зако­не оснований, когда оперативно-розыскной орган представит соответствующие данные, под­тверждающие необходимость проведения ОРМ.

Само наличие судеб­ного решения может свидетельствовать о том, что материалы, содержащие соответствующие данные, были представлены суду, по­этому никаких дополнительных материалов для проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права, не требуется.

Как отмечено в ФЗ об ОРД, проведение таких ОРМ допустимо только по делам, по которым обязательно производство предвари­тельного следствия. Преступления, по которым производство пред­варительного следствия обязательно, определяются в соответствии сост. 150 УПК.

Согласно ч. 2 ст. 126 УПК производство предварительного след­ствия обязательно по всем уголовным делам, за исключением уго­ловных дел о преступлениях, указанных в ч. 3 этой статьи.

УПК определяет, что по делам, не отнесенным к категории дел, по которым предварительное следствие обязательно, по решению прокурора может осуществляться производство предварительного следствия.

Однако такое решение не относит принятое к производ­ству дело к другой категории и, соответственно, не может высту­пать основанием для проведения ОРМ, ограничивающих консти­туционные права граждан, даже если речь идет об оперативном со­провождении расследования.

Под признаками следует понимать отличительные свойства, ука­зывающие на общественную опасность (причинение или угрозу причинения вреда интересам личности, общества или государства) и противоправность деяния, по которым можно определить кон­кретный вид преступления, судить об отдельных его стадиях, нали­чии соучастия.

Необходимо подчеркнуть, что в качестве обоснования проведе­ния ОРМ достаточно наличия лишь отдельных признаков самого противоправного деяния, а не состава преступления в целом, к тому же позволяющих сделать не окончательную, а лишь предваритель­ную квалификацию деяния как соответствующего преступления. Наличие признаков, указывающих на квалифицированный состав преступления, который может быть отнесен к числу преступлений, предполагающих обязательность производства предварительного следствия, позволяет проводить ОРМ, ограничивающие конститу­ционные права граждан.

Проведение ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных пе­реговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передава­емых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища, допускается и без судебного реше­ния, а лишь на основании мотивированного постановления одно­го из руководителей оперативно-розыскного органа, но только в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступ­ления, а также при наличии данных о событиях и действиях, созда­ющих угрозу государственной, военной, экономической или эко­логической безопасности РФ.

При проведении ОРМ при указанных обстоятельствах ФЗ об ОРД предписывает обязательное уведомление суда (судьи) в тече­ние 24 часов с момента начала проведения мероприятия и после­дующее получение судебного решения о проведении такого ОРМ либо прекращение его проведения (в течение 48 часов).[13]

К не терпящим отлагательства могут быть отнесены ситуации, требующие безотлагательного реагирования, когда отсутствует объективная возможность получить соответствующее судебное решение к началу организации и практического проведения ОРМ.

Такие ситуации возникают в случаях необходимости срочного про­ведения ОРМ непосредственно после получения соответствующей информации, во время, когда суд не работает (после окончания ра­бочего дня, в выходные и праздничные дни и т.п.).

Законодатель рассматривает случаи, не терпящие отлагательства, в качестве условия допустимого проведения рассматриваемых ОРМ без судебного решения только в совокупности с угрозой совершения тяжкого преступления.

Из этого следует, что правомерным являет­ся проведение ОРМ при рассматриваемых условиях только приме­нительно к стадиям неоконченного преступления (приготовления, покушения), при выявлении, предупреждении или пресечении пре­ступлений, выявлении и задержании лиц, их подготавливающих или совершающих, но когда общественно опасные последствия еще не наступили. Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Источник: http://www.lawneed.ru/psens-159-7.html

26. Особенности проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан

Орм ограничивающие конституционные права граждан это

Проведениеоперативно-розыскных мероприятий,которые ограничивают конституционныеправа человека и гражданина на тайнупереписки, телефонных переговоров,почтовых, телеграфных и иных сообщений,передаваемых по сетям электрической ипочтовой связи, а также право нанеприкосновенность жилища, допускаетсяна основании судебного решения и приналичии информации:

1.О признаках подготавливаемого,совершаемого или совершенногопротивоправного деяния, по которомупроизводство предварительного следствияобязательно.

2.О лицах, подготавливающих, совершающихили совершивших противоправное деяние,по которому производство предварительногоследствия обязательно.

3.О событиях или действиях (бездействии),создающих угрозу государственной,военной, экономической, информационнойили экологической безопасности РоссийскойФедерации.

Законодательныеакты Российской Федерации предоставляюторганам, осуществляющим оперативно-розыскнуюдеятельность (далее — ОРД), полномочияпроизводить действия и приниматьрешения, ограничивающие конституционныеправа и свободы человека и гражданинапри проведении оперативно-розыскныхмероприятий (далее — ОРМ). Такаявозможность предусмотрена ч. 3 ст.

55Конституции Российской Федерации,обусловлена необходимостью защитыконституционного строя, нравственности,здоровья, прав и законных интересовграждан, обеспечения обороны и безопасностистраны.

При этом наиболее часто законномуограничению подвергаются: право нанеприкосновенность частной жизни,личную и семейную тайну; право нанеприкосновенность жилища; право натайну переписки, телефонных переговоров,почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Гарантиейзаконности проведения ОРМ, ограничивающихконституционные права и свободы человекаи гражданина, выступает прокурорскийнадзор и судебный контроль.

Практикапоказывает, что в процессе проведенияОРМ оперативно-розыскные службы нередкодопускают нарушения законности, которыемогут быть связаны с нарушениемконституционных прав и свобод граждан.Специфика ОРД такова, что ОРМ, ограничивающиеконституционные права граждан, в основномпроводятся негласно и конспиративно.

Это лишает граждан возможности самимоценивать законность и обоснованностьограничения своих прав и свобод в техслучаях, когда им из каких-либозаслуживающих доверия источников нестало достоверно известно о проведениив отношении их ОРМ.

Грамотная организацияпроведения ОРМ предполагает безусловноесохранение втайне от проверяемогосубъекта действий оперативных сотрудников.Федеральный закон «Об оперативно-розыскнойдеятельности» от 12 августа 1995 г.

№ 144-ФЗпредусматривает право лица, полагающего,что действиями органов, осуществляющихОРД, были нарушены его права и свободы,обжаловать эти действия в вышестоящийоперативно-розыскной орган, прокуроруили в суд (ч. 3 ст. 5 Федерального закона«Об оперативно-розыскной деятельности»).

Но для реализации этого права нужно,чтобы лицо было осведомлено о проведениив отношении его ОРМ. В большинствеслучаев только уполномоченный прокурорможет выявить факт нарушенияоперативно-розыскного законодательствапри проведении ОРМ, поскольку возможностиинститута судебного контроля в этойсфере объективно ограничены.

Внастоящее время оперативно-розыскныемероприятия, ограничивающие конституционныеправа и свободы человека и гражданина,могут проводиться только при условиивынесения судебного решения, разрешающегопроведение таких ОРМ. Судья принимаетэто решение путем вынесения специальногопостановления.

Основаниемдля рассмотрения судом оперативногоматериала и принятия решения по вопросуо проведении ОРМ, ограничивающегоконституционные права граждан, являетсямотивированное постановление одногоиз руководителей органа, осуществляющегоОРД.

Значение постановлений, выносимыхруководителями оперативно-розыскныхорганов при подготовке и проведенииОРМ, заключается в осуществлениидополнительного превентивноговнутриведомственного контроля зазаконностью производства ОРМ.

Переченькатегорий таких руководителейустанавливается ведомственныминормативными актами.

Законностьоперативно-розыскного мероприятияпредполагает, что постановление о егопроведении вынесено надлежащимдолжностным лицом. Судья должен иметьвозможность проверить это обстоятельство,и потому его следует ознакомить сведомственными нормативными актами,устанавливающими перечни должностныхлиц, правомочных принимать решения воперативно-розыскной деятельности.

КОРМ, которые проводятся только приналичии постановления, утвержденногоруководителем органа, осуществляющегоОРД, и судебного решения, разрешающегопроведение такого ОРМ, относятся:

контрольпочтовых отправлений, телеграфных ииных сообщений;

прослушиваниетелефонных переговоров;

снятиеинформации с технических каналов связи;

наблюдениес проникновением в жилое помещение;

обследованиежилого помещения против воли проживающихв нем лиц.

Проведениелюбых ОРМ, которые ограничиваютконституционные права человека игражданина на тайну переписки, телефонныхпереговоров, почтовых, телеграфных ииных сообщений, передаваемых по сетямэлектрической и почтовой связи, а такжеправо на неприкосновенность жилища,допускается исключительно на основаниисудебного решения и только при наличииинформации:

опризнаках подготавливаемого, совершаемогоили совершенного противоправногодеяния, по которому производствопредварительного следствия обязательно;

олицах, подготавливающих, совершающихили совершивших противоправное деяние,по которому производство предварительногоследствия обязательно;

особытиях или действиях (бездействии),создающих угрозу государственной,военной экономической или экологическойбезопасности Российской Федерации.

Вслучаях, которые не терпят отлагательстваи могут привести к совершению тяжкогоили особо тяжкого преступления, а такжепри наличии данных о событиях и действиях(бездействии), создающих угрозугосударственной, военной, экономическойили экологической безопасности РоссийскойФедерации, на основании мотивированногопостановления одного из руководителейоргана, осуществляющего ОРД, допускаетсяпроведение указанных ОРМ с обязательнымуведомлением суда (судьи) в течение 24часов. В течение 48 часов с момента началапроведения ОРМ орган, его осуществляющий,обязан получить судебное решение опроведении такого ОРМ либо прекратитьего проведение.

Прослушиваниетелефонных и иных переговоров допускаетсятолько в отношении лиц, подозреваемыхили обвиняемых в совершении преступленийсредней тяжести, тяжких или особо тяжкихпреступлений, а также лиц, которые могутрасполагать сведениями об указанныхпреступлениях.

Согласноч. 3 ст. 6 Федерального закона «Обоперативно-розыскной деятельности» входе проведения ОРМ могут использоватьсяинформационные системы, видео- иаудиозапись, кино- и фотосъемка, а такжедругие технические и иные средства, ненаносящие ущерба жизни и здоровью людейи не причиняющие вреда окружающей среде.

Источник: https://studfiles.net/preview/5842741/page:21/

Кс рф: результаты орм не являются доказательствами

Орм ограничивающие конституционные права граждан это

Эксперты «АГ» сдержано отнеслись к определению КС, отметив, что отсутствие принципиальной новизны в высказанной позиции никак не скажется на правоприменительной практике, в которой результаты ОРМ нередко воспринимаются именно как доказательства. Один из адвокатов добавил, что нежелание Суда рассматривать по существу жалобы по важнейшим вопросам негативно отражается на правах и свободах российских граждан.

Конституционный Суд вынес Определение № 2801-О/2017 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на ст. 89 «Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности» УПК РФ.

По мнению заявителя, данное законоположение противоречит Конституции РФ, так как позволяет признавать в качестве доказательств по уголовному делу результаты негласной аудио- и видеозаписи, полученные без судебного решения и без рассекречивания сведений о характеристиках технических средств, использованных при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Отказывая заявителю, КС РФ вновь указал, что применение технических средств фиксации наблюдаемых событий не предопределяет необходимости вынесения о том специального судебного решения, которое признается обязательным условием для проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина. А осуществление негласных ОРМ с соблюдением требований конспирации и засекречивания сведений в области оперативно-розыскной деятельности, в том числе сведений об использованных средствах, само по себе также не нарушает прав граждан.

Конституционный Суд напомнил, что, согласно УПК РФ, доказательствами по уголовному делу являются «любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном этим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела».

При этом Суд подчеркнул, что результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Закона об оперативно-розыскной деятельности, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем.

Комментируя определение, адвокат АБ «ЗКС» Кирилл Махов отметил, что Конституционным Судом РФ верно отмечено, что само по себе применение технических средств фиксации наблюдения событий не предполагает необходимости вынесения о том специального судебного решения при проведении ОРМ – это необходимо только в случае проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, которое может, в том числе, осуществляться с применением технических средств.

Эксперт добавил, что сведения (аудио- и видеозаписи), полученные в ходе ОРМ с использованием технических средств записи, становятся доказательствами по уголовному делу после проведения осмотра цифрового накопителя, на котором находятся данные записи и вынесения соответствующего постановления о признании вещественным доказательством. Но на практике часто возникают вопросы именно по порядку предоставления данных ОРМ в следственный орган.

«Приказами МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 от 27 сентября 2013 г.

“Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд” определен порядок представления оперативными подразделениями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд при наличии в них достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

И уже в случае выявления нарушений данной инструкции возможно на предварительном следствии и в суде заявлять о признании недопустимыми доказательств, полученных в ходе ОРМ», – указал адвокат.

Кирилл Махов добавил, что очень часто у правоприменителей возникают вопросы в законности проведенных ОРМ и, как следствие, признании этих результатов доказательствами. Определение КС РФ в очередной раз подтверждает, что к изучению материалов уголовного дела и в особенности материалов проведенных ОРМ необходимо подходить с особенной тщательностью.

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов пояснил, что данное определение отражает устоявшиеся правовые позиции Конституционного Суда РФ в отношении конституционно-правового смысла положений ст. 89 УПК РФ.

При этом эксперт высказал сожаление, что данные правовые позиции на протяжении многих лет так и не привели к преодолению одного из главных парадоксов современного доказательственного права, связанного с неопределенностью условий и форм трансформации результатов ОРД в доказательства по уголовным делам.

По его словам, ситуация усугублена несоответствием многих положений российского Закона об оперативно-розыскной деятельности международным стандартам правовой определенности, на что неоднократно обращал свое внимание ЕСПЧ в ряде постановлений («Ахлюстин против России» от 7 ноября 2017 г., «Веселов и другие против России» от 2 октября 2012 г.

, «Быков против России» от 10 марта 2009 г. и иные).

«Свидетельством такого несоответствия является и отсутствие независимой процедуры санкционирования ряда ОРМ, сопряженных с риском провокационного воздействия властей, и отсутствие положений о судебном санкционировании использования технических средств фиксации поведения и бесед фигурантов оперативных мероприятий за пределами их жилища. Отсутствие механизмов судебного контроля, сфера которого включала бы в себя оценку необходимости и пропорциональности проводимых ОРМ предусмотренным законом целям, не позволяет рассматривать плоды такой деятельности как в качестве источника надлежащих доказательств, так и доказательств в собственном смысле слова. Тем не менее на практике суды общей юрисдикции при рассмотрении уголовных дел в абсолютном большинстве случаев ссылаются в обвинительных приговорах на результаты ОРД именно как на доказательства, перечисляя через запятую показания свидетелей, рапорты и служебные записки», – пояснил Артем Осипов.

Эксперт заключил, что отсутствие принципиальной новизны в определении Конституционного Суда РФ указывает на то, что оно не приведет к заметному изменению правоприменительной практики.

Адвокат АП Краснодарского края Алексей Иванов в свою очередь отметил, что охотное использование результатов ОРД в качестве доказательств, не только правоохранительными органами, но и судами, не является секретом.

«Несмотря на то что ранее КС РФ неоднократно высказывался о том, что “результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов”, для правоприменителя это не имеет решающего значения.

А адвокатские возражения и ссылки на правовые позиции КС РФ нередко не принимаются во внимание, что только подстегивает правоохранительные органы к использованию в виде доказательств подобные “суррогаты”», – заметил эксперт.

Алексей Иванов считает, что заявитель жалобы поставил актуальный и давно требующий ответа вопрос: насколько практика признания в качестве доказательств по уголовному делу результатов негласной аудио- и видеозаписи, полученных без судебного решения, соответствует Конституции?

«Жаль, что в очередной раз при рассмотрении принципиальнейшего вопроса КС РФ не нашел оснований для рассмотрения жалобы по существу.

Увы, но подобное давно стало печальным трендом в деятельности Конституционного Суда.

А нежелание рассматривать жалобы по важнейшим вопросам сказывается на правоприменительной практике и негативно отражается на правах и свободах российских граждан», – заключил Алексей Иванов.

Ссылка на источник

Источник: https://psj.ru/zakonodatelstvo/122-ks-rf-rezultaty-orm-ne-yavlyayutsya-dokazatelstvami.html

Некоторые вопросы правового регулирования оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина

Орм ограничивающие конституционные права граждан это

(Табаков А. Р.) («Российский следователь», 2008, N 2)

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ, ОГРАНИЧИВАЮЩИХ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

А. Р. ТАБАКОВ

Табаков А. Р., аспирант Башкирского государственного университета.

В целях защиты интересов законопослушных граждан, общества и государства необходимо принимать соответствующие меры, позволяющие выявлять, предупреждать и пресекать преступления, привлекать к ответственности совершивших их лиц.

Именно этому служит оперативно-розыскная деятельность, которая позволяет эффективно отслеживать и ликвидировать криминальные процессы на самых ранних стадиях, в тайне от проверяемых лиц контролировать их поведение, предупреждая возможность совершения ими противоправных деяний или получая информацию для раскрытия преступления.

Без оперативно-розыскных мероприятий невозможно организовать получение достоверной информации о тайных планах, намерениях и устремлениях подозреваемых в противоправной деятельности, заблаговременно создать надежные позиции по предупреждению и раскрытию преступлений.

Практика показывает, что в таких ситуациях оперативно-розыскные мероприятия могут оказаться единственным способом получения положительного результата. Учитывая, что значительная часть тяжких преступлений раскрывается исключительно благодаря оперативно-розыскным мероприятиям, такая деятельность является эффективным средством борьбы с преступностью.

Однако нельзя не видеть, что достижение благородных целей связано с использованием средств, носящих негативный оттенок. В ходе оперативно-розыскной деятельности приходится применять конспиративные меры, использовать легендирование, дезинформацию, устанавливать конфиденциальные отношения, вторгаться в частную жизнь людей.

При этом допускаются тайное проникновение в жилище, прослушивание телефонных переговоров, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, снятие информации с технических каналов связи.

Возникает резонный, требующий адекватного ответа вопрос: в какой мере допустимы эти средства, какова обоснованность их применения в каждом конкретном случае? Как писал Г. Гегель, «суды, воины не только имеют право убивать людей, но это их долг, однако при этом точно определено, по отношению к какого типа людям и при каких обстоятельствах это дозволено и является долгом» . ——————————— Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 189.

Борьба с преступностью может быть успешной лишь тогда, когда она проводится в соответствии с требованиями закона.

Только правовые нормы устанавливают права и обязанности различных звеньев органов внутренних дел и должностных лиц, поэтому их деятельность должна протекать исключительно в порядке и формах, предусмотренных законом, а также в пределах компетенции, очерченной законом.

Правовой механизм регулирования оперативно-розыскных мероприятий по своей природе такой же, как и других средств и методов оперативно-розыскной деятельности: законодательные нормы определяют общие основы проведения мероприятий, являются исходными для подзаконных нормативных актов, непосредственно регламентирующих порядок их проведения.

Законодательством Российской Федерации четко определено проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих права человека в сфере частной жизни. Так, в гл. 2 Конституции определяются основные права и свободы человека и гражданина (ст. ст. 17 — 64), составляющие основу правового статуса личности в России. В частности, согласно ч. 2 ст.

23 каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. В ст. 25 изложено предписание о том, что жилище неприкосновенно.

Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения (именно о таких случаях возможных ограничений прав граждан говорится применительно к оперативно-розыскной деятельности).

Причем права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55).

Вместе с тем Конституцией РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст. 46). Аналогичные нормы содержатся в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой Советом Европы 4 ноября 1950 г. (вступила в силу 3 сентября 1953 г.). Согласно ст.

8 Конвенции каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенность его жилища и тайны корреспонденции (ч. 1). Не допускается вмешательство государственных органов в осуществление этого права, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, для поддержания порядка и предотвращения преступлений, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или защиты нравственности или защиты прав и свобод других лиц (ч. 2). ——————————— Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Европейское право в области прав человека. М.: Права человека, 1997. С. 551.

В ст.

1 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» определено, что оперативно-розыскная деятельность — вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств . ——————————— Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» // Сборник законодательства РФ. 1995. N 33. Ст. 3349; 1997. N 29. Ст. 3502; 1998. N 30. Ст. 3613; 1999. N 2. Ст. 233; 2000. N 1. Ст. 8.

Деятельность как таковая — это занятия, труд, а оперативно-розыскная деятельность — это разновидность социально полезной человеческой деятельности, но не любой, а юридической, то есть часть опосредованной правом государственно-властной деятельности компетентных государственных органов, нацеленной на выполнение социально полезных задач и функций.

Оперативно-розыскная деятельность — это разновидность деятельности государства.

Только Российская Федерация в лице высших органов законодательной, исполнительной и судебной власти (в пределах их компетенции) может наделять правом осуществлять оперативно-розыскную деятельность каких-либо субъектов, возлагать на них определенные обязанности и осуществлять контроль за реализацией законодательных норм в оперативно-розыскной деятельности.

Оперативно-розыскная деятельность узаконена, имеет определенный правовой статус. Она основана на Конституции Российской Федерации, Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности», других федеральных законах иных органов государственной власти, подзаконных нормативных актах и осуществляется в строгом соответствии с нормативно установленными правилами и процедурами.

Следовательно, это деятельность правовая. Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», принятым Государственной Думой РФ 5 июля 1995 г., были регламентированы основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий. В частности, ст.

9 устранила имевшийся в этой части пробел в законодательстве и установила, что подобные документы рассматриваются судьей по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органов, ходатайствующих об их проведении.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих неприкосновенность жилища, допускается только в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения (ст. 8 «Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий» Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»). Право на тайну корреспонденции в смысле ч. 1 ст.

5 означает право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, закрепленное в ч. 2 ст. 23 Конституции РФ. Это право ограничивается при проведении таких оперативно-розыскных мероприятий, как контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи.

Для проведения этих мероприятий в соответствии со ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» необходимо судебное решение. Частью 2 ст.

9 «Основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий» Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» установлено, что «основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность…», в ч. 3 ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» говорится, что «по требованию судьи ему могут предоставляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий». Мотивированность постановления одного из руководителей органа, осуществляющего ОРД, на проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, означает, что в нем должны быть приведены достаточно основательные доводы, подтверждающие необходимость и целесообразность проведения оперативно-розыскных мероприятий. Здесь, по моему мнению, существует необходимость внесения изменения в ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и добавления в ч. 2 данной статьи положения об обязательном предоставлении судье вместе с постановлением о проведении оперативно-розыскного мероприятия всех материалов, касающихся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий. Постановление, подписанное только руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, не может полностью раскрыть судье картину противоправной деятельности лица, в отношении которого планируется проведение оперативно-розыскного мероприятия. А на основании указанных выше документов судья сможет точно и мотивированно составить свое представление о необходимости или отсутствии необходимости проведения указанных мероприятий. Часть 3 ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в случае принятия указанной поправки необходимо исключить. Изложенное в ст. 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» положение о том, что судья может затребовать иные материалы, необходимые для вынесения постановления о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина, расширяет полномочия судьи. Таким образом, судья по своему усмотрению может затребовать дополнительную информацию для принятия решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина, а может и не затребовать. То есть, по сути, может не получить полное представление о достаточности собранных материалов для осуществления подобного рода мероприятий и утвердить постановление, полагаясь на мотивированное постановление руководителя органов, осуществляющих ОРД. Для построения в Российской Федерации правового государства необходима четкая и слаженная работа всех ветвей власти. Особая роль в данном процессе отводится судебным органам, и в первую очередь это охрана прав и свобод человека как высшей ценности. В данном случае судом осуществляется контроль за реализацией законодательных норм в процессе оперативно-розыскной деятельности. Предлагаемое изменение существующей нормы Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» обяжет судью при принятии решения об ограничении конституционных прав конкретного человека изучать материалы, послужившие основанием для обращения к нему за подобного рода разрешением со стороны правоохранительных органов. И в конечном итоге, на мой взгляд, более объективно принимать решения.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/m2930.html

Закон 24/7
Добавить комментарий