Оправдательные приговора ч4 ст 160 ук рф

Свердловский министр взыскал с государства более 3 млн руб. за незаконное уголовное преследование

Оправдательные приговора ч4 ст 160 ук рф

Летом 2013 г. Александр Ковальчик, занимавший тогда должность руководителя МУП «Водоканал» г. Екатеринбурга, был привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу – он обвинялся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата). Обвиняемому была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая несколько раз продлевалась. 

Поводом для возбуждения дела, как следует из приговора (имеется у «АГ»), послужили следующие обстоятельства. Между администрацией г.

Екатеринбурга и ООО «Аян-строй» была заключено соглашение, по которому стороны организуют застройку участка общества домами.

Общество в свою очередь заключило с МУП «Водоканал» договор о подключении малоэтажной застройки к сетям водоснабжения и водоотведении. По договору оно обязалось оплачивать работы пропорционально их выполнению. 

В ходе проведения самих работ неоднократно проводились встречи между ООО «Аян-строй», должностными лицами администрации г. Екатеринбурга и Александром Ковальчиком, на которых говорилось о необходимости снижения стоимости подключения водоснабжения, а также о предоставлении обществу рассрочки.

Позже в МУП «Водоканал» поступил проект дополнительного соглашения с «Аян-строем», в котором указывалось на предоставление рассрочки на 10 лет. По версии следствия, Ковальчик дал устные указания директору по финансам «Водоканала» подписать документ.

Через некоторое время компания «Аян-строй» обанкротилась, однако МУП «Водоканал» в реестре кредиторов не значилось.

Также, по версии следствия, незадолго до банкротства общества Ковальчик досрочно расторг договор коллективного страхования жизни между МУП «Водоканал» и ОАО «РЕСО-Гарантия» и попросил перевести выкупные суммы на его банковский счет и лицевые счета руководителей «Водоканала». Сторона обвинения посчитала, что действиями Ковальчика «Водоканалу» был причинен ущерб в размере более 21 млн руб.

15 января 2014 г. Ковальчику также предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

201 (злоупотребление полномочиями), а через два дня было прекращено уголовное преследование в части обвинения по двум эпизодам ч. 4 ст. 160 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Тогда же была изменена мера пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении – к этому моменту он провел в СИЗО более 5 месяцев. 

Позже следователем на имя главы администрации г. Екатеринбурга было вынесено два представления. В одном из них указывалось на совершение Ковальчиком преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

201 УК РФ, а также предлагалось принять меры к возмещению причиненного ущерба в сумме более 19 млн руб. Во втором указывалось на совершение им преступления, предусмотренного ч. 4 ст.

160 УК РФ, и возмещение более 2 млн руб.

4 августа 2014 г. Александру Ковальчику было предъявлено новое обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 201 и ч. 4 ст. 160 УК РФ.

В суде Александр Ковальчик пояснил, что на совещании с заместителем главы Екатеринбурга было принято решение о предоставлении рассрочки обществу «Аян-строй».

Кроме того, он указал, что не знал о том, что она предоставляется на 10 лет, так как дополнительное соглашение не видел. Также подсудимый отметил, что ему неизвестны условия подписания документа.

В отношении расторжения договора страхования Ковальчик указал, что не знал, что выкупные суммы будут перечислены на счета застрахованных лиц. 

31 июля 2015 г. суд вынес оправдательный приговор, в котором указал, что представленные стороной защиты доказательства свидетельствуют об отсутствии обязательных признаков состава преступления, предусмотренных ч.

1 ст. 201 УК РФ. Признал он и невиновность Ковальчика по ч. 4 ст. 160 УК РФ. Кроме того, за ним было признано право на реабилитацию. С выводами суда первой инстанции 14 октября 2015 г. согласилась и апелляция.

В феврале 2018 г. Александр Ковальчик был назначен на должность министра экономики области. А 19 июля он обратился в суд с заявлением (есть в распоряжении «АГ»), в котором потребовал возмещения имущественного вреда в размере более 3 млн руб.: 2 млн – на оплату услуг адвоката, а также более 1,2 млн – в счет неполученной зарплаты. Он указал, что согласно ч. 1 ст.

135 УПК РФ возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя возмещение сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи и иных расходов.

«Приведенные положения обязывают суд включить в объем возмещения имущественного вреда, причиненного реабилитированному лицу в результате его незаконного уголовного преследования, все суммы, фактически выплаченные им за оказание юридической помощи, а также фактически понесенные им затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации», – отмечается в заявлении. Ковальчик подчеркнул, что сумма, выплаченная защитнику, является разумной, соразмерной объему выполненной работы, обусловлена высокой трудозатратностью дела, высокой квалификацией адвоката, эффективностью работы защитника по уголовному делу.

https://www.youtube.com/watch?v=rOTAOPwxazQ

Ковальчик сослался на Постановление Пленума ВС РФ № 17 от 29 ноября 2011 г.

, в котором Суд разъяснил, что размер сумм, подлежащих взысканию в пользу реабилитированного за оказание юридической помощи, определяется подтвержденными документами либо иными доказательствами, отраженными в деле, фактически понесенными расходами, непосредственно связанными с ее осуществлением. Кроме того, он указал на Постановление КС от 2 марта 2010 г. № 5-П, в котором отмечается, что правоприменитель в целях реализации вытекающего из Конституции РФ принципа максимально возможного возмещения причиненного незаконным уголовным преследованием вреда руководствуется при решении данного вопроса как положениями ч. 1 ст. 135 УПК РФ, предусматривающими виды соответствующих выплат, так и иными положениями законодательства, устанавливающими общие правила определения размера возмещения вреда.

«Приведенное официальное толкование п. 4 ст. 135 УПК РФ не предоставляет суду права входить в обсуждение разумности произведенных расходов, ограничиваясь двумя критериями отнесения их к подлежащим взысканию: документальной подтвержденностью и непосредственной связанностью с осуществлением юридической помощи», – подчеркивается в заявлении. 

Александр Ковальчик указал, что, помимо расходов на оплату услуг защитника, причиненный имущественный ущерб выразился в утрате зарплаты за период нахождения под стражей, который составил 169 дней.

Он отметил, что согласно справке МУП «Водоканал» на 2 августа 2013 г. средний размер зарплаты, рассчитанной по правилам ст. 1086, 1070 ГК РФ, составляет около 1,2 млн руб.

Таким образом, Александр Ковальчик попросил взыскать с Минфина России более 3,2 млн руб.

Согласно постановлению Ленинского районного суда г.

Екатеринбурга (имеется в распоряжении «АГ»), адвокат АП Свердловской области Александр Фомин, защищавший Ковальчика, требование о взыскании имущественного вреда поддержал.

Прокурор заявил о несоразмерности требования и просил его снизить, а представитель Минфина России посчитала его необоснованным и просила в удовлетворении заявления отказать. 

Тем не менее суд удовлетворил требование Ковальчика в полном объеме, указав, что согласно ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Суд принял во внимание разъяснение Пленума ВС РФ в Постановлении № 17. Он также отметил, что п. 4 и 5 ч. 1 ст.

135 УПК РФ как по своему буквальному толкованию, так и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, обязывают суд включить в объем возмещения имущественного вреда, причиненного реабилитированному лицу в результате его незаконного уголовного преследования, все суммы, фактически выплаченные им за оказание юридической помощи, а также фактически понесенные им затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов реабилитации. 

В постановлении указывается, что, определяя размер возмещения утраченного заработка, суд учитывает, что уголовно-процессуальным законом для реабилитированных установлен упрощенный режим правовой защиты, освобождающий их от бремени доказывания оснований и размера возмещения имущественного вреда. 

Комментируя «АГ» постановление суда, Александр Фомин пояснил обращение бывшего подзащитного с заявлением о возмещении имущественного вреда только в 2018 г., спустя почти три года после вынесения оправдательного приговора. По его словам, Александр Ковальчик обратился в суд сразу после исполнения обязательств по условиям соглашения.

Говоря о размере присужденной компенсации, Александр Фомин позитивно отметил, что суд удовлетворил требования в полном объеме. Защитник указал, что практику по таким делам отслеживать сложно, так как при публикации постановлений из судебных актов удаляются все суммы.

«Отсюда сложно понять, каков расчет суммы требований, удовлетворенных судом, и какая сумма не принята. В целом по имущественному вреду случаев полного отказа я не встречал.

Суды иногда уменьшают сумму удовлетворенных требований, руководствуясь некими рыночными ценами на услуги и объемом работы по делу.

Критерии оценки в таком случае определить сложно, так как ни в одном нормативном акте они не приведены, а акты КС РФ толкуются двояко», – пояснил адвокат. Александр Фомин также указал, что о том, подана ли апелляционная жалоба на решение, будет известно позднее.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/sverdlovskiy-ministr-vzyskal-s-gosudarstva-bolee-3-mln-rub-za-nezakonnoe-ugolovnoe-presledovanie/

Защита при обвинении по ст. 160 УК РФ

Оправдательные приговора ч4 ст 160 ук рф

   Достаточно часто в средствах массовой информации мы сталкиваемся с репортажами, которые освещают преступления, совершенные против собственности. Одним из наиболее распространенных преступлений в данной сфере являются присвоение и растрата. Уголовная ответственность за совершение рассматриваемого в данной статье преступления, устанавливается ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации и расценивает присвоение и растрату как хищение чужого имущества, вверенного виновному лицу.   Для ясности восприятия, необходимо иметь четкое представление о том, что подразумевает законодатель под такими терминами как «присвоение» и «растрата».

   В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2007 №51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» под присвоением понимается безвозмездное, совершенное с корыстной целью, противоправное обращение лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника.

   В свою очередь растрата – рассматривается как противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника путем потребления этого имущества, его расходования или передачи другим лицам.

   В качестве собственника, в данном конкретном случае, чаще всего выступает само государство, а также организации, в том числе и негосударственные.

   Совершить такого рода преступление, из-за его специфических свойств, могут только определенные лица, к числу которых относятся должностные лица, государственные или муниципальные служащие.

   Простой состав преступления, рассматриваемого в данной статье, наказывается штрафом в размере до 120 000 рублей, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

   При этом необходимо учитывать, что значительное влияние на размер уголовной ответственности, при рассмотрении уголовного дела в судебном процессе оказывают квалифицирующие признаки. Именно от их наличия в составе преступления зависит размер уголовной ответственности. Уголовное законодательство к такого рода признакам относит совершение следующих действий:

  • Присвоение или растрата, совершенные группой лиц по предварительному сговору, а также с причинением значительного ущерба (определяется с учетом имущественного положения гражданина, но не может составлять менее 2000 рублей) — наказывается штрафом в размере до 300 000 рублей, либо лишением свободы на срок до 5 лет с ограничением свободы на срок до 1 года.
  • Присвоение или растрата, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере (стоимость имущества, превышающая 250 000 рублей) — наказываются штрафом в размере от 100 000 до 500 000 рублей, либо лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 10 000 рублей.
  • Присвоение или растрата, совершенные организованной группой, либо в особо крупном размере (стоимость имущества, превышающая 1 000 000 рублей) — наказывается лишением свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере до 1 000 000 рублей.

   Для того чтобы обеспечить себя надежной правовой защитой в случае, если вам предъявлено обвинение по ст.

160 Уголовного кодекса Российской Федерации, необходимо как можно быстрее обратиться за профессиональной помощью адвоката по сложным уголовным делам.

Только адвокат с большим практическим опытом ведения уголовных дел, обеспечит надежную защиту ваших законных прав и интересов, а также выстроит грамотную позицию и отстоит вашу невиновность в судебном процессе.

по уголовным делам при обвинении по ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • оправдательный приговор при обвинении в присвоении чужого, вверенного имущества;
  • оправдательный приговор при обвинении в растрате чужого, вверенного имущества;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в присвоении чужого, вверенного имущества;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в растрате чужого, вверенного имущества;
  • переквалификация преступления при обвинении в присвоении, совершенном группой лиц по предварительному сговору в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в растрате, совершенной группой лиц по предварительному сговору в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в присвоении, совершенном группой лиц по предварительному сговору в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в присвоении, совершенном с причинением значительного ущерба гражданину в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в растрате, совершенной с причинением значительного ущерба гражданину в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в присвоении, совершенном лицом с использованием своего служебного положения в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в растрате, совершенной в крупном размере в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в присвоении, совершенном организованной группой в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в растрате, совершенной в особо крупном размере в преступление меньшей степени тяжести.

при обвинении по ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

  • предоставление юридической консультации в устном и письменном виде (по желанию клиента);
  • тщательное изучение обстоятельств произошедшего;
  • правовое заключение специалиста по вашей конкретной ситуации;
  • предоставление разъяснений норм законодательства (при необходимости);
  • тщательное изучение материалов уголовного дела на предмет их соответствия действующему уголовному законодательству Российской Федерации;
  • посещение клиента в следственном изоляторе;
  • изучение доказательств, собранных предварительным следствием на предмет допустимости и законности;
  • оценка действий правоохранительных органов;
  • обжалование действий правоохранительных органов (в случае выявления нарушений);
  • разработка эффективной линии защиты;
  • подготовка клиента к судебному заседанию в правовом и психологическом плане;
  • сбор всей необходимой документации;
  • сбор необходимой доказательной базы по уголовному делу;
  • скрупулезная подготовка, составление и подача ходатайств и заявлений;
  • активное представление интересов клиента в суде, на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу;
  • при необходимости, дальнейшее участие в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанции.

  • Позвоните нам +7 (925) 016-00-37илиоставьте заявку
  • Адвокат пригласит Вас на консультацию на которой изучит ситуацию и предложит варианты решения Ваших проблем
  • У Вас появляется возможность заключить договор с опытным адвокатом изучившим Вашу проблему
  • Адвокат подготовит необходимые документы, найдет доказательства необходимые для победы в суде
  • Адвокат обеспечит эффективную защиту, представит Ваши интересы, добьется решения проблем

Источник: https://advokatmoskva.info/ugolovnye-dela/uslugi-advokata-pri-obvinenii-v-prestupleniyakh-v-sfere-ekonomiki/zashchita-pri-obvinenii-po-st-160-uk

Оправдательные приговоры по ч 4 ст 160 ук рф

Оправдательные приговора ч4 ст 160 ук рф

В четверг, 18 июля, Ленинский районный суд Кирова вынесет один из самых громких приговоров этого года.

Статья 160 УК РФ «Присвоение или растрата»

В четверг, 18 июля, Ленинский районный суд Кирова вынесет один из самых громких приговоров этого года.

Судье Сергею Блинову предстоит решить, виновны или нет оппозиционер Алексей Навальный и его товарищ, бизнесмен Петр Офицеров в присвоении и растрате (а также в организации этого преступления) более 16 миллионов рублей, принадлежавших государственному лесозаготовительному предприятию «Кировлес».

«Лента.ру» вспоминает фабулу дела и анализирует судебную практику по инкриминируемой подсудимым статье.

Навальный и Офицеров обвиняются в том, что вступили в сговор и, используя служебное положение Навального (в 2009-м — советника кировского губернатора на общественных началах), вынудили КОГУП «Кировлес» заключить заведомо невыгодный договор о поставке леса «Вятской лесной компании» (ВЛК) Офицерова.

Статья 160. Присвоение или растрата —

В ходе реализации 36 соглашений о поставке продукции Навальный, Офицеров, а также уже осужденный по этому же делу на четыре года условно бывший директор «Кировлеса» Вячеслав Опалев нанесли госкомпании ущерб на 16,15 миллионов рублей.

Эта сумма, по версии обвинения, является присвоенной и, видимо, растраченной.

  • Видимо — потому что вопрос, куда делись деньги, судья и прокуроры не задали подсудимым ни разу за 20 с лишним судебных заседаний.
  • Подсудимые и адвокаты настаивали на политическом характере преследования Навального.
  • В этот конфликт оппозиционера с властью Офицеров попал чисто случайно, уверяли они.
  • По версии защиты, все было не так, как представляет следствие: отношения «Кировлеса» и ВЛК были рыночными.
  • Низкие цены на древесину в 2009 году были обусловлены последствиями финансового кризиса.
  • К заключению якобы невыгодного договора с ВЛК «Кировлес» никто не принуждал, и вообще, документ был составлен в «Кировлесе», а не в ВЛК.

Навальный же не имел к ВЛК никакого отношения, не считая того, что был знаком с Офицеровым во времена их совместной работы в партии «Яблоко».

Как губернаторский советник нынешний кандидат в мэры Москвы ни на кого не давил — и пытался реорганизовать деятельность КОГУП: того, что в бухгалтерии этого предприятия царил страшный бардак, не отрицал на процессе никто.

Статья 160 УК РФ комментарии. Ст. 160 ч. 3

Офицеров помогал Навальному, рассказывая об истинном положении дел на предприятии.

Оправдательные по ст 290 ук рф —

Из обнародованной прослушки их телефонных разговоров следовало лишь то, что Навальный и Офицеров знакомы, а также то, что они оба считали тогдашнее руководство «Кировлеса» людьми не очень умными.

  • Следствие и прокуроры остались непреклонны; в действиях Навального и Офицерова они увидели преступное деяние — присвоение и растрату в особо крупном размере в составе организованной группы.
  • Обвинение попросило для Навального шесть лет колонии общего режима, для Офицерова — пять лет. Максимальное наказание по части 4 статьи 160 — до десяти лет тюрьмы и тот самый миллион рублей штрафа.
  • Преступления против собственности, к которым относятся присвоение и растрата, в России (а ранее и в СССР) пользуются популярностью чрезвычайной.

В Советском Союзе ответственность за присвоение и растрату была прописана в статье 92 УК РСФСР, и наказание по ней было построже, чем сейчас.

За присвоение и растрату в особо крупном размере в составе организованной группы полагалось от шести до 15 лет тюрьмы. В самом популярном милицейском сериале советских времен «Следствие ведут знатоки» едва ли не в каждой второй серии рассказывалось об экономических преступлениях.

Судебная практика по наркотикам Судебные

Представить дело «Кировлеса» в советских реалиях сложно: Навального и Офицерова судили бы тогда за сам факт организации предпринимательской деятельности.

Но одна из серий «Знатоков», самая первая, немного напоминает события сегодняшнего дня.

Там работники предприятия увлеченно похищали собственную же продукцию; стоял за ними с виду добрый человек, а на самом деле вор в законе еще довоенной закалки по прозвищу «Черный маклер».

Оправдательный приговор суда по обвинению

Только вот диссидентом создатели сериала его все-таки не сделали.

В конце июня 2013 года правозащитники и активисты из проекта «Гулагу.нет» (он защищает, в том числе, осужденных по экономическим преступлениям) обратились с открытым письмом к депутатам Госдумы, требуя, чтобы осужденные, в том числе, по 160-й статье были амнистированы.

  • «Мы открыто заявляем, что в настоящее время в местах лишения свободы находятся тысячи предпринимателей, которых посадили «по заказу».
  • Финансово-хозяйственная деятельность их компаний и фирм была криминализирована, а из сотрудников были выдуманы некие организованные преступные группы, — говорилось в нем.
  • — Обращаем ваше внимание на то, что в большинстве своем в тюрьмах оказались наиболее честные и ответственные граждане РФ, предприниматели.
  • Они отказывались платить взятки, «решать вопросы», платить «за крышу», и за это поплатились свободой, имуществом, благополучием».

Дело «Кировлеса» отчасти перекликается с содержанием открытого письма.

Хоть Навальному и Офицерову и не приходилось «решать вопросы» и «платить за крышу», но их адвокаты согласны с тем, что гособвинение криминализировало по сути обычную предпринимательскую деятельность. В базе данных «Росправосудие» только за год с июля 2012-го по июль 2013-го упоминается больше девяти тысяч решений судов по присвоению и растрате.

При этом по ч.4 статьи 160 приговоров в базе не так уж и много — 299.

На минувшей неделе в ходе судебных прений, последней перед приговором стадии судебного процесса, гособвинитель по делу «Кировлеса» Сергей Богданов фактически повторил обвинительное заключение; оглашенные в суде показания не заставили прокуроров пересмотреть свою позицию.

Обвинительные приговоры, связанные с лишением свободы, выносились 241 раз.

Обзор судебной практики ВС РФ от 5 марта

Последний попавший в СМИ случай относится лишь к 2010 году.

  • Тогда в присвоении средств и растрате был уличен гендиректор предприятия «Трансстрой» (входит в холдинг «Базовый элемент» Олега Дерипаски) Иван Кузнецов.
  • Его уволили, а в правоохранительные органы передали материалы, свидетельствовавшие о том, что Кузнецов мог быть причастен к хищению 337 миллионов рублей при строительстве объекта в порту Усть-Луга.
  • Сам бывший топ-менеджер сказал, что виновным себя не считает, и на этом дело из открытых источников исчезло.
  • Никаких упоминаний о том, что против Кузнецова хотя бы возбуждено уголовное дело, не было с 2010 года по сей день.

Имеющиеся в базе «Росправосудия» приговоры по части 4 статьи 160 УК РФ похожи друг на друга, но состав преступления, описанный в них, от дела Навального и Офицерова сильно отличается.

Оправдательные приговоры по ст. 146

В приговорах фигурируют бухгалтеры, менеджеры среднего звена, другие подчиненные сотрудники и лишь изредка хотя бы директора коммерческих предприятий.

  • Почти все они получали как под копирку три года общего режима. В случаях, когда на скамье подсудимых оказывалась женщина с маленькими детьми, вступление приговора в силу откладывалось до их совершеннолетия.
  • Почти всегда потерпевшая сторона параллельно с уголовным делом подавала гражданский иск о возмещении ущерба.
  • Этого не происходило лишь в том случае, если подсудимый добровольно возвращал присвоенное.
  • В деле «Кировлеса» таких претензий к Навальному пострадавшая сторона — департамент имущества Кировской области — не предъявляла.

Судьба якобы похищенных 16 миллионов, в общем-то, известна.

Около 14 из них были возвращены «Кировлесу» во исполнение контракта, еще около двух ВЛК потратила на зарплаты сотрудникам, налоги, аренду офиса и так далее.

Из-за нескольких сотен тысяч «Кировлес» и ВЛК судились в арбитражном суде, который выносил решения как в пользу одной, так и в пользу другой стороны.

Судебная практика по уголовным делам

Еще одна важная особенность дела «Кировлеса» по сравнению с другими делами по части 4 статьи 160.

Прокуроры «в воспитательных целях» попросили оштрафовать подсудимых на максимально возможную сумму — один миллион рублей с каждого. Максимальных предусмотренных УК штрафов нет ни в одном из приговоров в базе «Росправосудия».

Бывшие сотрудники ВТБ получили больше запрошенного — Audit-it.ru

Оправдательные приговора ч4 ст 160 ук рф

Вынесен приговор по делу о хищениях в новосибирском филиале банка.

В Новосибирске к 9,5 и 8,5 года колонии приговорены экс-управляющий местным филиалом ВТБ Вадим Григорьев и его заместитель Ирина Долгова. Бывшие топ-менеджеры обвинялись в хищении у кредитной организации свыше 1,1 млрд руб. и отмывании денег. Суд назначил им срок даже больше, чем в прениях требовал прокурор. 

В Новосибирске завершился затянувшийся на четыре с половиной года судебный процесс по делу о крупномасштабных хищениях в местном филиале ВТБ. Они были вскрыты еще в 2008 году в ходе инспекции филиала работниками головного офиса банка.

Материалы проверки банкиры направили в ГУ МВД России по Сибирскому федеральному округу (сейчас ликвидировано). Там возбудили уголовное дело.

Его ключевыми фигурантами стали бывший управляющий новосибирским филиалом ВТБ 55-летний Вадим Григорьев, которого следствие посчитало руководителем преступной группы, и его заместитель 49-летняя Ирина Долгова. 

По версии полиции, для хищения средств кредитной организации они использовали весьма примитивную схему.

Участники группы представляли в филиал ВТБ пакет фиктивных документов с приукрашенными показателями финансово-хозяйственной деятельности компаний-заемщиков, главным образом сельхозпроизводителей, и сведениями о наличии у них залогового имущества.

В качестве целевого назначения запрашиваемых кредитов указывалась закупка ГСМ, гербицидов и минеральных удобрений. Руководство филиала ВТБ, говорится в деле, обеспечивало беспрепятственное рассмотрение кредитных заявок без проверки достоверности сведений о соискателе.

Полученный компанией-заемщиком банковский кредит перенаправлялся на счета подконтрольных махинаторам фирм. Согласно расчетам следователей, общая сумма хищений превысила 1,1 млрд руб. 

Господам Григорьеву и Долговой предъявили обвинение в растрате вверенных средств (ч. 4 ст. 160 УК РФ) и отмывании похищенных денег (ст. 174.1 УК РФ) путем приобретения двух квартир. Предполагаемым сообщникам топ-менеджеров — предпринимателю Александру Кривенко и его помощницам Ларисе Жуковой и Ларисе Головач — инкриминировали только ст. 160 УК. 

В сентябре 2012 года Железнодорожный суд приступил к рассмотрению дела. К тому времени господа Григорьев и Долгова были уволены из ВТБ, но при этом заняли ключевые посты в группе компаний САХО. Судебное разбирательство продвигалось со скрипом.

Подсудимые неоднократно меняли защитников, и уходило немало времени, чтобы новые, вступившие в процесс адвокаты вникли в суть дела, материалы которого составляют 256 томов.

Экс-банкиры утверждали, что не знали о том, что представленные компаниями-заемщиками бумаги были фальшивыми. 

В январе 2016 года суд отправил в СИЗО экс-управляющего филиалом ВТБ Григорьева, не явившегося на одно из заседаний. Бывшего финансиста полицейские нашли в кардиологическом отделении больницы.

Однако после медицинского освидетельствования, которое не выявило препятствий для нахождения обвиняемого под стражей, его водворили в камеру. Осенью того же года аналогичная мера пресечения — арест — была избрана для госпожи Долговой.

По информации источников «Ъ», знакомых с ходом судебного процесса, на одном из заседаний с заявлением о поступивших в его адрес угрозах выступил Александр Кривенко — единственный из фигурантов дела, кто признал вину.

По его словам, под щетками лобового стекла своего автомобиля он обнаружил записку: «Саша, мы все знаем. Если Ирка сядет, тебе конец». Видимо, посчитав, что эти угрозы могли исходить от кого-то из близкого окружения госпожи Долговой, суд арестовал и ее. 

Как рассказала «Ъ» старший помощник прокурора Железнодорожного района Новосибирска Татьяна Тесля, оглашение приговора заняло у судьи Андрея Малахова две недели. Вадиму Григорьеву он назначил 9,5 лет колонии общего режима и штраф в размере 800 тыс. руб., Ирине Долговой — на один год и 200 тыс. руб. меньше.

При этом наказание оказалось даже суровее, чем требовал в прениях гособвинитель — 8 и 6,5 лет соответственно. Осужденные Жукова и Головач были взяты под стражу в зале суда: первой суд назначил 4,5 года заключения, второй — на полгода меньше. Александр Кривенко отделался четырехлетним условным сроком. Иск ВТБ к осужденным будет рассмотрен в гражданском процессе.

С учетом начисления процентов, неустойки, штрафов его сумма составляет 2 млрд 485 млн руб. 

«Приговор абсурден по смыслу и содержанию. Однозначно он будет обжалован.

Особо не надеюсь на апелляционную инстанцию Новосибирского облсуда и, если надо, дойду до Верховного суда, чтобы отстоять свое честное имя»,— заявил господин Григорьев. От подробных комментариев экс-банкир отказался.

«Хотите взять интервью — берите разрешение и приезжайте в СИЗО»,— пояснил осужденный журналистам. Госпожа Долгова дрожащим голосом сказала, что рассчитывала на оправдательный приговор. 

«Мы удовлетворены решением суда в отношении Вадима Григорьева и Ирины Долговой. ВТБ оказывал всестороннюю поддержку правоохранительным органам при раскрытии преступления и возврате похищенных средств. 

Подчеркиваем, что банк всегда будет добиваться уличения сотрудников и третьих лиц, совершающих противоправные действия в отношении ВТБ»,— заявили «Ъ» в пресс-службе ВТБ.

Источник: https://www.audit-it.ru/news/finance/901335.html

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 160 УК РФ

Оправдательные приговора ч4 ст 160 ук рф

В Суд___________________________

защитника (адвоката) _____________,

адрес: __________________________

тел.____________________________

в интересах _____________________

РЕЧЬ ЗАЩИТНИКА

УВАЖАЕМЫЙ СУД!

Прежде всего, хочу напомнить фабулу обвинения, выйти за рамки которого мы не вправе, в силу требований ст. 252 УПК РФ.

Согласно тексту обвинительного заключения мой подзащитный «М» обвиняется в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, т.е. в присвоении (хищении) чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Я-ский ДООТЦ, в хищении имущества, которого обвиняется «М», является самостоятельным юридическим лицом.

В соответствии со ст. 48 ГК РФ, юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Таким образом, в силу определения данного законодателем, юридическое лицо, имеет свое собственное обособленное имущество, учет которого оно обязано вести в соответствии с нормами ФЗ «О бухгалтерском учете».

В силу прямого указания в законе (ч. 2 ст. 12 ФЗ «О бухгалтерском учете»), в случае выявления в организации факта хищения денежных средств или иных материальных ценностей, должна быть проведена инвентаризация.

Органами предварительного следствия инвентаризация (ревизия) имущества и обязательств Я-го ДООТЦ не проводилась, несмотря на ходатайство защиты (т. __ л.д. ___ ), что безусловно указывает на односторонний характер расследования, проведенного не объективно, а крайне односторонне, с явным обвинительным уклоном.

Тем не менее, из приобщенных к материалам дела бухгалтерских балансов и бухгалтерской справки следует, что никаких недостач имущества или денежных средств в якобы потерпевшем учреждении нет, что является единственным доказательством того, что никто и ничего у ДООТЦ не похитил, не присвоил, и не растратил. Реального уменьшения его имущества, в т.ч.

денежных средств, не произошло, что исключает даже предположение о совершении «М» хищения, которое в соответствии с примечанием № 1 к ст.

158 УК РФ, определено как: «совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Диспозиция инкриминируемой «М» ст. 160 УК РФ, конкретизирует способ присвоения, определяя его как: «хищение чужого имущества, вверенного виновному».

Таким образом, для признания «М» виновным в совершении присвоения, да еще с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 160 УК РФ), необходимо доказать, что подсудимый:

  1. Похитил, т.е. реально и объективно уменьшил, имущество либо денежные средства, уже принадлежавшие (а не предназначавшиеся!) не кому ни будь, а именно Я-му ДООТЦ, т.е. учтенные в его бухгалтерском балансе.
  2. Похищенное имущество (денежные средства) были вверены, (т.е. вручены, переданы) подсудимому, не кем ни будь, а именно Я-ким ДООТЦ (потерпевшим), а не свидетелем А.
  3. Хищение стало возможным именно благодаря использованию служебного положения подсудимого, которое нельзя путать с использованием должностных полномочий (обязанностей).

Однако, фактические обстоятельства дела, установленные в судебном заседании, свидетельствуют совершенно об ином:

Имущество Я-го ДООТЦ никак не уменьшилось, т.е. никакого хищения не было, и в принципе быть не могло.

Денежные средства, полученные «М» от А., никогда не становились частью имущества Я-го ДООТЦ, вследствие чего, в принципе не могли быть вверены подсудимому.

Служебное положение подсудимого не имеет никакого, даже теоретического, отношения к инкриминируемому подсудимому способу совершения хищения, т.к. «М» не присваивал, т.е.

не обращал в свою личную собственность, деньги полученные от А.

по сделке санкционированной руководителем контролирующего органа, а заключение сделок и руководство учреждением, входит в перечень прямых должностных обязанностей «М».

Таким образом, даже если бы «М» не направил денежные средства, переданные ему А., на ремонт помещения руководимого им учреждения, то и в этом случае, они, еще не став собственностью ДООТЦ, не могли бы считаться похищенными у него (т.е. присвоенными).

В любом случае, упущенная выгода, даже в случае доказанности этого факта, состава хищения не образует.

Да и о какой упущенной выгоде гражданско-правовом понятии, может идти речь, если в результате действий «М» была предотвращена возможная приостановка деятельности учреждения, в связи с очень вероятным отказом в выдаче лицензии, без которой работа всей организации оказывалась под угрозой, а сам «М» мог быть привлечен к уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ.

Как следует из показаний М (протокол с/з от ____ ), первое бюджетное финансирование поступило только _______  , т.е. гораздо позже срока получения лицензии – 8 июня 2009 года.

Других возможностей обеспечить нормальную работу учреждения у «М» просто не было. Он вынужден был в авральном порядке заниматься латанием дыр, и в преддверии начала летнего оздоровительного сезона и приближающегося лицензирования, у «М» просто не оставалось иного выхода, да и времени на раздумья, у него тоже не было.

Инкриминируемое «М» преступление может совершаться исключительно с прямым умыслом, т.е. в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 25 УК РФ, «М» должен был:

  1. осознавать общественную опасность своих действий (т.к. путем бездействия ничего похитить невозможно),
  2. предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и,

Что же из этого подтверждено материалами дела? НИ-ЧЕ-ГО!

  1. «М» осознавал, что если учреждение не пройдет лицензирование, то и он сам, и руководимое им учреждение, могут быть подвергнуты административному взысканию по ст. 19.20 КОАП РФ, а в случае получения доходов от продажи путевок в крупном размере (а с учетом реалий деятельности – в особо крупном), и к уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ.
  1. «М» обоснованно предвидел, что в случае его бездействия, учреждение могло остаться без лицензии, и делал все возможное, для предотвращения наступления этих последствий.
  2. «М» безусловно желал наступления, но не «общественно опасных», а напротив – общественно полезных последствий – продолжения деятельности учреждения, в полном соответствии с его уставными целями. И наступившие последствия оказались действительно полезными для учреждения.
  3. В деянии «М» нет даже признаков крайней необходимости (ст. 39 УК РФ), т.к. его действия никому не причинили никакого вреда. По тому же основанию, «М» не нуждается в применении к нему ст. 42 УК РФ, т.к. он хотя и действовал в соответствии с указаниями своего начальника – С.., но никому не причинил никакого вреда, т.е. его действия, и наступившие в их результате последствия, не укладываются в само понятие преступления, установленное ст. 14 УК РФ, в силу полного отсутствия общественной опасности.

Таким образом, ни один из доводов обвинения не нашел своего подтверждения в судебном заседании.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ,

ПРОШУ:

«М» оправдать

Источник: https://pravo163.ru/rech-zashhitnika-ob-opravdanii-podsudimogo-po-st-160-uk-rf/

Закон 24/7
Добавить комментарий