Комментарий к ст 301 гк рф

Статья 301. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Комментарий к ст 301 гк рф

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

к статье

1. Специальными способами защиты права собственности являются вещные иски: виндикационный и негаторный. Кроме того, принято выделять в таком качестве также требование о признании права собственности, которое часто сопутствует виндикационному требованию или предшествует ему. Арбитражная практика допускает предъявление исков о признании права хозяйственного ведения к лицам, нарушающим это право (см. п. 12 Письма Президиума ВАС N 13).

2. Виндикационный иск — это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику. Право истребовать имущество из чужого незаконного владения предоставлено также владельцам, не являющимся собственниками (см. коммент. к ст. 305 ГК).

Участник гражданского оборота легитимируется на предъявление виндикационного или аналогичного ему иска наличием у него правомочия владения спорной вещью, которое может входить в состав как ограниченных вещных, так и обязательственных прав, сообщая последним свойство так называемой абсолютной защиты. Так, арендатор, которому вещь передана только в пользование (ст. 606 ГК), может защищать свои права лишь путем апелляции к контрагенту-собственнику в рамках договорного иска, в то время как арендатор, наделенный правомочием владения, управомочен на самостоятельные действия по истребованию арендованной вещи от третьих лиц посредством виндикации.

От виндикационных исков следует отличать требования, направленные на достижение схожего результата, например требования о выселении из жилого помещения, предоставленного по договору коммерческого найма. 3. Условием предъявления виндикационного иска является отсутствие между спорящими сторонами обязательственных (договорных) отношений. В соответствии с п. 23 постановления Пленума ВАС N 8 иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение. 4. Виндикации подлежат только индивидуально-определенные вещи — либо уникальные в силу своих существенных свойств (например, произведение живописного или скульптурного искусства; земельный участок, строение в силу определенного местонахождения; личная переписка и т. д.), либо снабженные идентифицирующими их характеристиками (например, автомобиль с нанесенными заводским способом номерами узлов и агрегатов). Родовые вещи могут быть объектом виндикации лишь в тех случаях, когда они временно приобрели черты вещей индивидуально-определенных, т. е. когда в силу обстоятельств они определенным образом обособлены от вещей такого же рода и качества и идентифицированы, и до тех пор, пока их обособленность и способы идентификации имеют место (например, каменный уголь, помещенный в закрытый, опломбированный и снабженный пояснительными надписями вагон или контейнер, до момента разгрузки сохраняет признаки индивидуально-определенной вещи). 5. Виндикации подлежат только вещи, к моменту рассмотрения иска сохранившиеся в натуре, поскольку предметом иска является требование именно о возврате индивидуально-определенной вещи, а не о выплате ее стоимости. Вынесение в виндикационном процессе судебного решения, допускающего альтернативное исполнение, недопустимо. Как правило, не могут признаваться сохранившимися в натуре недвижимые объекты, подвергшиеся существенным изменениям площади, этажности, перепланировке с заменой несущих конструкций и т. п. 6. Право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник или иной законный владелец имущества. Факт нахождения имущества на балансе одного предприятия не является основанием для признания балансодержателя единственным законным владельцем помещений с имеющимся в них имуществом и оборудованием, если эти помещения ранее были предоставлены другим предприятиям и организациям в установленном порядке. Если истец приобрел фактическое владение на основании ничтожной сделки или акта органа, не соответствующих требованиям законодательства, у него не имеется правовых оснований для истребования имущества. В случаях когда при разрешении спора об истребовании имущества из чужого незаконного владения выясняется, что право собственности истца основано на оспоримой сделке, арбитражный суд не вправе в том же процессе при отсутствии встречного иска ответчика давать правовую оценку сделке и признавать ее недействительной (п. 11, 21 постановления Пленума ВАС N 8).

7. Надлежащим ответчиком по виндикационному иску является лицо, в фактическом владении которого спорное имущество находится на момент рассмотрения иска.

Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен (п. 22 постановления Пленума ВАС N 8).

В целях предотвращения затягивания рассмотрения исков и усложнения исполнения судебных решений, а в особенности в целях недопущения отчуждения спорного имущества недобросовестными приобретателями добросовестным (см. коммент. к ст.

302) истцам целесообразно одновременно с предъявлением виндикационных исков ставить перед судами вопрос о принятии мер по обеспечению иска в порядке, предусмотренном гл. 13 ГПК, гл. 8 АПК. Лица, во владении которых спорное имущество находилось до момента рассмотрения иска, могут быть привлечены в процесс в качестве либо соответчиков, либо третьих лиц с самостоятельными требованиями относительно предмета спора или без таковых.

Источник: https://ville.ru/laws/gk/lawgk301.html

Снова – о трудностях перевода с юридического на русский

Комментарий к ст 301 гк рф

В комментарии к моему посту об отсутствии единообразия в изложении резолютивной части судебных решений (просительной части заявлений) по виндикационным искам Сергей Иванов предположил, что «различия в формулировках требований обусловлены жизненным опытом представителей истца по исполнению решения суда». Имеется в виду, что решение «истребовать из …» непонятно судебным приставам-исполнителям, поэтому истцами сознательно «формулировка просительной части требований приводится к более громоздкой форме»[i].

Приведённая точка зрения касается виндикации объектов недвижимости. Действительно, тексты резолютивной части таких решений отличаются наибольшей «пестротой» — соответственно разнообразию формулировок удовлетворённых судом исковых заявлений.

Но и относительно движимого имущества, как показывает изучение практики, положение ничуть не лучше: лишь пятая часть проанализированных решений в резолютивной части содержали односложный приказ «истребовать из …».

Поэтому на первый план выступает предположение о «непонятности» слова истребовать безотносительно к особенностям виндицируемого имущества. 

Тут выскажу догадку, что дело, может быть, не столько в сложности понимания смысла этого слова судебными приставами-исполнителями или истцами, чьи формулировки виндикационного требования, в конечном счёте, воспроизводятся в исполнительных листах.

Ведь единообразие вообще, и в частности, формулировок искового заявления / судебного решения, достигается путём следования единому образцу. Попытку истцов, а вслед за ними – судей использовать в качестве образца содержание ст.

301 ГК РФ удачной не назовёшь, видя такое многообразие вариантов написания резолюции решений. Ведь многословие подчас — признак неуверенности, слабости позиции.

Иначе – почему большинство истцов при изложении исковой просьбы, если и не отказываются от оборота «истребовать из …», то используют его в разнообразных сочетаниях с другими словами? Отсюда напрашивается предположение, что глагол истребовать по своему смыслу, значению либо не годится вовсе, либо недостаточен для изложения искового требования невладеющего собственника. Чтобы проверить это крамольное допущение, наверное, правильным будет всё-таки прежде определиться со значением обсуждаемого термина.

В бытовой речи это слово – редкость, зато оно на слуху у юристов. Названный глагол, а также производное от него существительное истребование используют многие, в том числе, кодифицированные, законодательные акты, не приводя, однако, его определения. Поэтому логично обратиться за помощью к словарям русского языка[ii].

Словари Даля В.И., Ушакова Д.Н. предлагают следующее толкование: «потребовав, получить», и определяют это слово как а) характерное для письменного, книжного изложения, б) свойственное речи официальных отношений, речи канцелярско-административной (канц., офиц., книжн.).

Указанный в качестве синонима глагол потребовать означает «настоятельно попросить что-либо или предложить, заставить сделать что-либо».

Морфемный разбор слова показывает, что истребование — это «требование», но с определённой функционально-стилистической окраской, которую ему придаёт приставка «ис-». В свою очередь, требование – это «просьба, выраженная в решительной, не допускающей возражений форме; это действие, выражающееся в настойчивой, категорической просьбе исполнить что-либо».

Кстати, несмотря на всю категоричность такого обращения и ставшие в юриспруденции устойчивыми словосочетания с ним, исковое заявление собственника в просительной (а не «требовательной»!) части содержит, как и все прочие, отнюдь не слово «требую», но – «прошу».

Полагаю, обсуждение здесь словесной конструкции, аналогичной таким выражениям, как: Требую адвоката! … жалобную книгу! и проч. будет явно не к месту.

Так чего же просит собственник в данном случае? И — у кого? Ответ надо искать в процессуальном законе, поскольку, как разъясняет теория, речь в ст.301 ГК РФ идёт о виндикации — конкретном способе судебной защиты.

Согласно п.4 ч.2 ст.125 АПК РФ в исковом заявлении должно быть указано «требование к ответчику», которое вузовские учебники по арбитражному процессу и комментарии к АПК РФ называют предметом иска. Казалось бы – ничего мудрёного, но выполнить это предписание, используя слово истребовать, не получается.

Даже если рассматривать иск как требование о защите, то вряд ли можно согласиться с «уступкой» истцом своего правомочия суду: «прошу потребовать и получить». Тем не менее, иски с просьбой истребовать — обычное явление. В резолюции решений об удовлетворении таких исков читаем: «Истребовать из …».

Примечательно, что как ответ на вопрос о предмете такого иска появилось, причём, не только в судебной практике, но и в теоретических работах, выражение «требование об истребовании».  

Обсуждаемый иск относится к искам о присуждении, которые, как известно, направлены на понуждение ответчика к совершению определённых действий[iii] в пользу истца. Но истребование никак не может быть содержанием поведения ответчика.

С этим глаголом не удастся и обычный для обязательственно-правовых требований приём, когда адресованная должнику претензия легко превращается в адресованное суду исковое заявление путём добавления слова «обязать».

Во всяком случае, в судебной практике такого не встречал, хотя в юридической периодике выражение «обязать истребовать» на глаза попалось. Зато прижилось в литературе – применительно к виндикации — словосочетание «принудительное истребование».

Норма ст.301 ГК РФ утверждает исключительно исковую защиту собственника.

При этом обязанность ответчика по устранению допущенного нарушения, как необходимый (и привычный) элемент конструкции иска о присуждении, игнорируется.

Но это – «вопрос юридической техники: право собственности, как известно, абсолютное право, поэтому при формулировании санкции акцент делается на защите этого права» (Пронина М.Г., 1974 г.).

Безусловно, добиваясь чистоты материально-правовой конструкции, наука вольна абстрагироваться от обязанности незаконного владельца. Однако практическая реализация правомочия собственника не может быть ничем иным, кроме принудительного исполнения этой обязанности по правилам арбитражного (гражданского) процесса.

И на стадии исполнения решения вопрос о совершении ответчиком конкретного действия непременно возникнет. Ведь норма п.11 ст.

30 Закона об исполнительном производстве не делает исключения для решений по обсуждаемым искам: судебный пристав-исполнитель будет обязан предложить должнику добровольно исполнить содержащееся в исполнительном документе требование, но какое — истребовать?

Несмотря на абстрагирование нормы ст.301 ГК РФ от фигуры незаконного владельца и – тем паче! – от его «определённых» действий, характер последних очевиден.

В литературе и на практике широко используется другое определение обсуждаемого иска о защите права собственности, в котором раскрывается (не знакомое словарям) значение слова истребовать как «требовать возврата». Словарь Ожегова С.И. разъясняет, что слово «возвратить» означает «отдать (назад) полученное, ранее взятое».

Как видим, это определение прямо указывает на обязанность владельца имущества совершить определённое действие: «верни чужое». Становится понятно, почему истцы «усиливают» глагол истребовать словами, в т.ч. «возвратить», «передать».

Да и как иначе, если «передачей называется акт, по которому вещь из владения одного лица переходит во владение другого» (Мейер Д.И., 1902 г.). Возвращаясь к добровольному исполнению решения ответчиком, замечу следующее.

Даже используемый на практике в значении «изъять»[iv], глагол истребовать не образует «состав» перехода владения.

Исполняя решение «истребовать», пристав может отобрать искомое имущество у должника, – а где же «передача»? В качестве иллюстрации приведу здесь предложенную Википедией следующую цитату из художественной литературы: «Я просила губернатора, чтобы тебе твое, что следует, от свекрови истребовали и отдали» (Лесков Н.С., 1864 г.).

Нужно заметить, что слово истребовать — вовсе не квалифицирующий признак виндикационного иска.

  Достаточно вспомнить, сколько нормативных актов применяют его для указания на процесс получения разного рода документов[v].

Оно также используется, причём, не только в литературе, но и в ГК РФ для выражения обязательственно-правовых требований; в судебной практике оно применяется как синоним денежного «взыскания».

С другой стороны, прежнее российское гражданское законодательство обозначало соответствующее право невладеющего собственника словом «отыскивать» (ст.691 т.Х Свода законов, ст.773 проекта ГУ, ст.59 ГК РСФСР 1922 г.).

Кроме того, дореволюционное законодательство выигрышно содержало нормы о владельческой защите, интересные в данном случае с процессуальной точки зрения. Так, ст.609 т.Х Свода законов устанавливала обязанность незаконного владельца «возвратить имущество настоящему хозяину…».

Общее собрание Департаментов Правительствующего Сената разъясняло, в частности, что статьи 609, 691 Свода законов «признают право требования возврата вещей …».

Судя по опубликованной практике, Гражданский кассационный Департамент в своих решениях подчёркивал не право собственника отыскивать своё имущество, но обязанность незаконного владельца по возврату этого имущества (н-р, Гаугер А.К., 1915 г.).

Поскольку обращение к ответчику – в отличие от искового требования[vi] — может носить исключительно материально-правовой характер, попробуем взглянуть на проблему с другой стороны. Требование кредитора к должнику об исполнении лежащей на нём обязанности (об уплате .., о возмещении .., об устранении недостатков …) юридический энциклопедический словарь называет претензией.

Согласитесь, было бы странным отрицать право собственника предъявить незаконному владельцу соответствующее требование во внесудебном порядке на том лишь основании, что закон сегодня разрешает ему этого не делать. Только вот дальше получается, как в той шутке: право-то на претензию есть, а составить просительный пункт претензии с использованием слова истребовать как «ключевого» – невозможно.

Поэтому не истребовать, а возвратить или передать будет просить собственник, если решит обратиться к незаконному владельцу с претензией.

Когда же дело дойдёт до искового заявления, казалось бы, надо – по опыту обязательственно-правовых требований — просто добавить слово «обязать» (см.

выше), и — в суд! Именно такую формулу многочисленные печатные и интернет-источники рекомендуют в качестве образца виндикационного иска, а, например, комментарии к арбитражному и гражданскому процессуальным кодексам ориентируют суды на вынесение по таким искам «обязывающих» решений.

Однако желание аналогичным образом сформулировать исковое требование часто оказывается пресловутым «благим намерением».

Следование такой рекомендации обычно сталкивает истца с давней проблемой конкуренции судебных решений о «присуждении имущества» и «обязании ответчика совершить определённые действия», способствует превращению де-факто виндикационного требования в неимущественное, нарушению требований п.3 ч.1 ст.103, ч.2 ст.171 АПК РФ, ставшим в арбитражной практике едва ли не нормой.  

В подтверждение – немного цифр. Из более чем восьмисот проанализированных решений, в которых суд квалифицировал удовлетворённый иск как виндикационный:

— не имели ссылки на ст.171 АПК РФ – 77%;

— не содержали указания на стоимость присужденного имущества — 88%; только 1% решений называли стоимость имущества в резолютивной части;

— устанавливали, часто со ссылкой на ст.174 АПК РФ, срок исполнения – 16%;

— вынесены со взысканием «неимущественной» госпошлины — 81%.

И это – виндикация?! Вот уж, действительно, «как лодку назовёшь…».

Вот так – несмотря на различие претензионного и искового требований, слово истребовать одинаково не подходит для их изложения. Таким образом, причина сложившейся ситуации заключена в некритичном использовании материально-правовой терминологии для написания иска и решения: всё дело не в значении этого слова, а в его применении для формулировки иска.

Но какое же слово выбрать в качестве образца? Существует ли альтернатива обороту «истребовать из…»? Может, попытаться найти слово для изложения не исковой просьбы, а уже резолюции судебного решения по виндикационному иску, на которое могли бы ориентироваться истцы-собственники, памятуя, что «Просительные пункты должны быть сформулированы …[так], чтобы в случае удовлетворения иска [они] могли быть перенесены в резолютивную часть решения…» (Заров З.М., 1948 г.)?

Думаю, можно обсудить в качестве ключевых слов глаголы «изъять» и «отобрать», которые используются гражданским законодательством при указании в т.ч. на предмет обязательственно-правовых исков о принудительной передаче имущества, а также применяются в Законе об исполнительном производстве для обозначения мер принудительного исполнения.

А чем не вариант — слово «присудить», производные от которого, в частности, обозначают в процессуальных кодексах и исполнительном законе предмет решения об имуществе?

Пожалуй, не стоит категорически отказываться и от оборота  «обязать передать / возвратить» — конечно, если не противопоставлять его вещно-правовому требованию по одной причине, что «личный иск бывает тогда, когда мы формулируем исковое прошение таким образом, что противник (ответчик) должен … передать, или сделать, или предоставить что-нибудь» (Институции Гая, 4.2).

[i] См. https://zakon.ru/discussion/2017/11/17/kak_lodku_nazovyosh_ tak_ona_i_ poplyvyot [ii] С мнением Александра Дугина — https://zakon.ru/discussion/2017/11/01/chudovischnyj semanticheskij_ obman — знаком. [iii] Реже – к воздержанию от них. [iv] Зачем это нужно, если тот же ГК РФ не раз использует слово «изъять» для обозначения принудительного отчуждения имущества? [v] В литературе по уголовному процессу отмечается, что истребование документов – в отличие от их изъятия — не обеспечиваются мерами принуждения, а рассчитано на добровольное исполнение обращения (Семенцов В.А., 2015 г.). [vi] Простое сравнение п.4 ч.2 ст.125 АПК РФ с соответствующими положениями гражданского процессуального законодательства (от ст.257 УГС до ст.131 ГПК РФ) показывает, что обсуждаемая проблема – отнюдь не практического свойства. А что, если попробовать сгладить острые углы дискуссионных положений теории иска, заменив в тексте нормы предлог «к» на предлог «против» (ответчика)?

Источник: https://zakon.ru/Discussions/snova__o_trudnostyah_perevoda_s_yuridicheskogo_na_russkij/71927

Комментарий к ст. 301 ГК РФ

1. Традиционно иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику называется виндикационным (лат. vim dicere — буквально «объявляю о применении силы») и относится к вещно-правовым способам защиты.

Последнее означает возможность предъявления иска к любому незаконному владельцу вещи, не состоящему с собственником в договорных или иных относительных правоотношениях, при условии указания обстоятельств выбытия спорного имущества из сферы хозяйственного господства собственника (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8).

Виндикация допустима только в отношении сохранившейся в натуре индивидуально-определенной вещи, находящейся на момент предъявления иска у конкретного лица. Иначе виндикационный иск становится беспредметным (п. 22 Постановления ВАС N 8).

Если вещь погибла, защита интересов собственника опосредуется деликтным требованием о возмещении убытков (ст. 1064 ГК).

В случае выбытия вещи по каким-либо причинам из владения ответчика возникает право на предъявление виндикационного иска к новому владельцу вещи.

Исторически институт виндикации возник для целей защиты прав собственника в отношении телесных вещей, т.е. вещей, обладающих физическими параметрами. Поскольку российское законодательство придерживается указанной традиции, с помощью виндикационного иска с формальных позиций не могут защищаться права на бестелесные объекты (в частности, на акции, доли в хозяйственных обществах и т.п.).

Однако с учетом особенностей современного имущественного оборота и практических потребностей суды в подобных ситуациях нередко разрешают споры на основании правил о виндикации.

Принимая во внимание отсутствие в российском законодательстве эффективных мер защиты прав на многие бестелесные объекты, а также высокий правовой потенциал проверенных временем правил о виндикации, такая практика может быть поддержана (разумеется, с непременной ссылкой на применение указанных правил по аналогии закона — п. 1 ст. 6 ГК). Характерно, что п. 17 ст.

21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (в ред. от 30 декабря 2008 г.), посвященный последствиям приобретения права на долю в уставном капитале ООО у лица, которое не имело права на ее отчуждение, по сути воспроизводит правила о виндикации.

Обозначенные условия предъявления иска необходимо отличать от оснований его удовлетворения (см. коммент. к ст. 302 ГК).

2. Правом на виндикацию наделен тот собственник, чей титул основан на юридически действительном правовом основании.

Судебная практика идет по пути предварительной оценки действительности сделок (актов) публичных органов, на основании которых возникло право собственности, и отказывает в праве на истребование имущества при установлении их ничтожности.

Это правило не распространяется на оспоримые сделки, поскольку заявить об их недействительности может лишь ограниченный круг лиц (п. 21 Постановления ВАС N 8).

3. Виндикационный иск необходимо отличать от иных вещно-правовых исков. Например, взаимно исключают друг друга виндикационный иск (собственник не владеет вещью и требует восстановления своего владения) и негаторный иск (собственник владеет вещью, но лишен возможности ею пользоваться и (или) распоряжаться) (см. подробнее коммент. к ст. 304 ГК).

Иск о признании права собственности (см. коммент. к абз. 2 ст. 12 ГК) может заявляться как самостоятельно, так и одновременно с другим вещно-правовым требованием, поскольку его целью является подтверждение наличия (отсутствия) у соответствующего лица правового титула.

Много споров вызывает вопрос соотношения виндикационного требования и иска о применении последствий недействительности сделки. Наиболее обоснованным представляется разрешение коллизии по правилам соотношения общих и специальных способов защиты.

Вещно-правовые способы защиты являются специальными, поэтому виндикационный иск имеет приоритет и исключает возможность одновременного либо альтернативного заявления требования о реституции.

Указанный вывод подтверждается судебной практикой, хотя используемые судами аргументы достаточно спорны (п. 25 Постановления ВАС N 8, п. п. 3.1, 3.2 Постановления КС от 21 апреля 2003 г.

N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657)).

Правила о соотношении специальных и общих способов защиты применимы также к виндикационному и кондикционному искам (см. коммент. к ст. 1102 ГК). В случае сохранения в натуре индивидуально-определенной вещи приоритетно виндикационное требование.

Ввиду разных предметов и оснований допустимо одновременное предъявление виндикационного и деликтного исков с учетом фактической ситуации (к примеру, вещь сохранилась в натуре, но имеются повреждения).

Проблема конкуренции вещно-правовых и так называемых обязательственных исков решается следующим образом.

В случае наличия между сторонами каких-либо относительных отношений защита при их нарушении осуществляется посредством заявления обязательственного иска в соответствии с нормами конкретного института, регулирующего обязательственные, наследственные, семейные и тому подобные отношения (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8, п. 17 письма ВАС N 13).

Судебная практика по статье 301 ГК РФ

Источник: https://gkrfkod.ru/statja-301/

Статья 301 ГК РФ. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Комментарий к ст 301 гк рф

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

См. все связанные документы >>>

1. Комментируемая статья посвящена одному из важнейших вещно-правовых способов защиты права собственности — возможности собственника истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (виндикация).

Защиту права собственности в рамках гл. 20 ГК следует отличать от защиты интересов собственника в широком смысле. Последняя может осуществляться различными гражданско-правовыми способами: путем признания недействительными акта государственного органа или органа местного самоуправления, нарушающего интересы собственника (см. ст.

13 и коммент. к ней; Постановление Президиума ВАС РФ от 5 ноября 1996 г. по делу N 1892/96 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 2. С. 45 — 46); путем признания недействительными сделок, нарушающих интересы собственника (см. Бюллетень ВС РФ. 1994. N 8. С. 2 и др.); возмещения убытков собственнику (см. ст. ст. 15, 16 ГК и коммент. к ним).

Важным вещно-правовым способом защиты права собственности и иного вещного права является иск о признании права собственности (права хозяйственного ведения, права оперативного управления и др.) на спорное имущество (ст. 12 ГК, п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 сентября 1992 г; Вестник ВАС РФ, 1996. N 3.

С. 84 — 86; п. 12 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав (приложение к информационному письму ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. N 13 и др.).

В частности, арбитражный суд рассматривает на общих основаниях спор между юридическими лицами о признании права на помещение в здании, находящемся на балансе одного предприятия, возведенном за счет централизованных источников финансирования или на долевых началах несколькими юридическими лицами и предназначенном для их размещения либо имевшем иное целевое назначение (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 сентября 1992 г).

2. Статья сохраняет прежнее понимание виндикации как способа защиты права собственности. Это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании индивидуально-определенного имущества из его незаконного владения. Истец по данному делу должен доказать, что имущество принадлежит ему на праве собственности.

Так, при рассмотрении одного из дел арбитражный суд указал на то, что поскольку истец не приобрел право собственности на спорное имущество, у него не имелось достаточных правовых оснований для истребования имущества у ответчика (п.

4 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав (приложение к информационному письму ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. N 13 (в дальнейшем — Обзор) // Вестник ВАС РФ. 1997. N 7).

Напротив, если лицо докажет, что действительно является собственником имущества, оно вправе истребовать имущество и тогда, когда основания передачи имущества новому владельцу ранее не были им оспорены в судебном порядке (п. 15 Обзора).

3. Ответчиком по делу является незаконный владелец, у которого фактически находится вещь. Незаконное владение — это обладание имуществом без надлежащего правового основания либо по порочному основанию.

Незаконным следует, например, считать не только владельца, который самовольно присвоил имущество (похитил, присвоил находку, безнадзорный скот и т.д.), но и того, кто приобрел вещь у лица, не управомоченного распоряжаться ею.

При этом не обязательно, чтобы действия незаконного владельца были виновными. Достаточно, чтобы владение было объективно незаконным.

4. Предметом виндикационного иска может быть только индивидуально-определенное имущество, причем имеющееся у незаконного владельца в натуре. Следовательно, если имущество уничтожено, собственник не вправе требовать его возврата. Он может предъявить иск о возмещении убытков (п. 16 Обзора).

Если имущество переработано и изменило свое первоначальное назначение, собственник также вправе требовать лишь возмещения ему убытков. Однако, если имущество переработано, но сохранило свое назначение, собственник может предъявить виндикационный иск с возмещением владельцу затрат по улучшению имущества (по правилам ст. 303 ГК).

5. На виндикационный иск распространяется общий срок исковой давности в три года (ст. 196 ГК). ГК вслед за Законом СССР от 6 марта 1990 г. «О собственности в СССР» (Ведомости СССР. 1990. N 11. Ст. 164) и Законом РСФСР «О собственности в РСФСР» отказался от правила ст. 90 ГК 1964 г. о неограниченной по сроку виндикации государственного имущества.

Источник: https://rulaws.ru/gk-rf-chast-1/Razdel-II/Glava-20/Statya-301/

Статья 301.

Комментарий к ст 301 гк рф

Наука:

Виндикационный иск имеет право предъявить невладеющий собственник вещи против незаконно владеющего несобственника. Направлен этот иск на истребование, на возврат вещи собственнику от незаконного владельца.

Б.Б.Черепахин

Виндикационный иск — это внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре.

А.П.Сергеев

1. Элементы виндикационного иска.

Конструкция виндикационного иска состоит из двух неразрывно связанных между собой составляющих: а) абсолютная составляющая — о признании права собственности истца; б) относительная составляющая — об отобрании вещи у ответчика и передаче ее истцу.

Неразрывность этих двух составляющих проявляется в том, что виндикационный иск не подлежит удовлетворению как в том случае, если истец не доказал своего права собственности (или ответчик доказал, что право собственности принадлежит ему), так и в том случае, если истребуемой вещи во владении ответчика нет.

Судебная практика:

Собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого имущество фактически находится в незаконном владении.

Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен (Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8).

2. Истец — собственник, неправомерно лишившийся своего имущества.

В связи с этим виндикационное требование не может быть предъявлено в защиту прав лица, который имеет только право требовать передачи ему имущества в собственность, но во владение имущества так и не получил (такими лицами являются, например, покупатель по договору купли-продажи, не исполненному продавцом; акционер, чье преимущественное право приобретения дополнительно размещаемых акций нарушено, и т.п.).

Истец должен доказать, что 1) именно ему принадлежит право собственности на истребуемую вещь; 2) это право нарушено; 3) имущество удерживает ответчик.

3. Ответчик — незаконный владелец, у которого фактически находится вещь.

Незаконным владельцем является не только лицо, неправомерно завладевшее имуществом, но и лицо, приобретшее вещь у самовольного захватчика.

Ответчик не обязан доказывать свой статус, но в его интересах привести возражения против доводов истца (например, указать на то, что вещь была передана ему истцом по договору аренды).

Судебная практика:

Собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого имущество фактически находится в незаконном владении.

Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен.

Иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение (Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 N 8).

Необходимо учитывать, что если в результате правонарушения имущество выбыло из владения лица, которому оно было передано собственником по договору, то собственник в этом случае вправе предъявлять виндикационный иск к фактическому владельцу.

4. Предмет виндикационного иска. По виндикационному иску могут быть истребованы индивидуально-определенные вещи, сохранившиеся в натуре. Принято считать, что предметом виндикации могут быть только материальные (телесные) вещи.

Российская судебная практика допускает применение виндикационного иска к истребованию бездокументарных ценных бумаг (т.е. бестелесных вещей).

Возможность использования относительно таких объектов виндикации обусловлена тем, что в отличие от обычных вещей, определенных родовыми признаками, право собственности на бездокументарные бумаги легко доказывается благодаря данным из реестра, который ведется эмитентом.

Определенные сложности возникают и при виндикации недвижимости, в связи с тем, что запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП) является единственно допустимым доказательством права собственности.

Соответственно, истцом по искам об истребовании недвижимости из незаконного владения может быть только лицо, внесенное в ЕГРП в качестве собственника.

Однако современная судебная практика допускает решение вопроса о праве собственности и, соответственно, о восстановлении истца в ЕГРП непосредственно в рамках виндикационного процесса.

При переработке вещи незаконным владельцем вопрос о возможности ее виндицирования решается с учетом того, сохранил ли истец право собственности на нее (ст. 220 ГК).

5.

При невозможности виндицировать вещи (в связи с тем, что они являются вещами, определенными родовыми признаками; в связи с их гибелью; в связи с их отсутствием у самовольного захватчика; в связи с возникновением на эти вещи права собственности у других лиц и т.п.) интересы невладеющего собственника могут быть защищены с помощью других правовых средств (чаще всего иском по обязательству из причинения вреда или иском из неосновательного обогащения).

Источник: https://bazanpa.ru/gk1/razdel2/glava20/statya301/

Статья 301 Гражданского Кодекса РФ с ми, консультации по ст. 301 ГК РФ

Комментарий к ст 301 гк рф

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Комментарий к статье 301 Гражданского Кодекса РФ

1. Традиционно иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику называется виндикационным (лат. vim dicere — буквально «объявляю о применении силы») и относится к вещно-правовым способам защиты.

Последнее означает возможность предъявления иска к любому незаконному владельцу вещи, не состоящему с собственником в договорных или иных относительных правоотношениях, при условии указания обстоятельств выбытия спорного имущества из сферы хозяйственного господства собственника (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8).

Виндикация допустима только в отношении сохранившейся в натуре индивидуально-определенной вещи, находящейся на момент предъявления иска у конкретного лица. Иначе виндикационный иск становится беспредметным (п. 22 Постановления ВАС N 8).

Если вещь погибла, защита интересов собственника опосредуется деликтным требованием о возмещении убытков (ст. 1064 ГК).

В случае выбытия вещи по каким-либо причинам из владения ответчика возникает право на предъявление виндикационного иска к новому владельцу вещи.

Исторически институт виндикации возник для целей защиты прав собственника в отношении телесных вещей, т.е. вещей, обладающих физическими параметрами. Поскольку российское законодательство придерживается указанной традиции, с помощью виндикационного иска с формальных позиций не могут защищаться права на бестелесные объекты (в частности, на акции, доли в хозяйственных обществах и т.п.).

Однако с учетом особенностей современного имущественного оборота и практических потребностей суды в подобных ситуациях нередко разрешают споры на основании правил о виндикации.

Принимая во внимание отсутствие в российском законодательстве эффективных мер защиты прав на многие бестелесные объекты, а также высокий правовой потенциал проверенных временем правил о виндикации, такая практика может быть поддержана (разумеется, с непременной ссылкой на применение указанных правил по аналогии закона — п. 1 ст. 6 ГК). Характерно, что п. 17 ст.

21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью (в ред. от 30 декабря 2008 г.), посвященный последствиям приобретения права на долю в уставном капитале ООО у лица, которое не имело права на ее отчуждение, по сути воспроизводит правила о виндикации.

Обозначенные условия предъявления иска необходимо отличать от оснований его удовлетворения (см. коммент. к ст. 302 ГК).

2. Правом на виндикацию наделен тот собственник, чей титул основан на юридически действительном правовом основании.

Судебная практика идет по пути предварительной оценки действительности сделок (актов) публичных органов, на основании которых возникло право собственности, и отказывает в праве на истребование имущества при установлении их ничтожности.

Это правило не распространяется на оспоримые сделки, поскольку заявить об их недействительности может лишь ограниченный круг лиц (п. 21 Постановления ВАС N 8).

3. Виндикационный иск необходимо отличать от иных вещно-правовых исков. Например, взаимно исключают друг друга виндикационный иск (собственник не владеет вещью и требует восстановления своего владения) и негаторный иск (собственник владеет вещью, но лишен возможности ею пользоваться и (или) распоряжаться) (см. подробнее коммент. к ст. 304 ГК).

Иск о признании права собственности (см. коммент. к абз. 2 ст. 12 ГК) может заявляться как самостоятельно, так и одновременно с другим вещно-правовым требованием, поскольку его целью является подтверждение наличия (отсутствия) у соответствующего лица правового титула.

Много споров вызывает вопрос соотношения виндикационного требования и иска о применении последствий недействительности сделки. Наиболее обоснованным представляется разрешение коллизии по правилам соотношения общих и специальных способов защиты.

Вещно-правовые способы защиты являются специальными, поэтому виндикационный иск имеет приоритет и исключает возможность одновременного либо альтернативного заявления требования о реституции.

Указанный вывод подтверждается судебной практикой, хотя используемые судами аргументы достаточно спорны (п. 25 Постановления ВАС N 8, п. п. 3.1, 3.2 Постановления КС от 21 апреля 2003 г.

N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» (СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1657)).

Правила о соотношении специальных и общих способов защиты применимы также к виндикационному и кондикционному искам (см. коммент. к ст. 1102 ГК). В случае сохранения в натуре индивидуально-определенной вещи приоритетно виндикационное требование.

Ввиду разных предметов и оснований допустимо одновременное предъявление виндикационного и деликтного исков с учетом фактической ситуации (к примеру, вещь сохранилась в натуре, но имеются повреждения).

Проблема конкуренции вещно-правовых и так называемых обязательственных исков решается следующим образом.

В случае наличия между сторонами каких-либо относительных отношений защита при их нарушении осуществляется посредством заявления обязательственного иска в соответствии с нормами конкретного института, регулирующего обязательственные, наследственные, семейные и тому подобные отношения (см. также п. 23 Постановления ВАС N 8, п. 17 письма ВАС N 13).

Источник: http://www.gk-rf.ru/statia301

Закон 24/7
Добавить комментарий