Юрий шмидт адвокат

Умер Юрий Маркович Шмидт

Юрий шмидт адвокат

Мы познакомились, когда в Петербурге шло дело Александра Никитина. Это было несколько лет моей журналистской жизни. И я помню Шмидта в дни побед и в дни неудач.  Жесткого, неукротимого, ехидного, даже беспощадного в зале суда и столь же ликующе радостного, искрящегося шутками, вполне добродушного с друзьями.

Помню, как он рассказывал о первом знакомстве с Александром Никитиным, в 1995 году обвиненным в измене Родине и оправданным через несколько лет благодаря блистательной работе адвокатской команды во главе со Шмидтом. Так вот, он очень волновался, каким тот окажется. Для Шмидта это было важно.

Вернувшись из следственного изолятора, произнес о своем подзащитном три слова: «Большой светлый человек».

…Наверное, после он мог повторить эти слова применительно к другим подзащитным. Я не спрашивала…

Адвокат Генри Резник, тоже защищавший Никитина, как-то, сравнивая принципы людей своей профессии, упомянул ироническое кредо иноземных коллег: «Адвокат, защищая, помни –  расстреляют не тебя». И добавил совершенно серьезно: «Если мы, русские адвокаты, убеждены в невиновности подзащитного, нас вместе с ним расстреливают, вместе с ним мы сидим в тюрьме, вместе болеем, вместе страдаем».

Резник рассказывал о своем коллеге: «На вопрос, как он стал защитником Никитина, – человека, зачисленного чекистами в изменники родины, Шмидт с полным правом может ответить: «этого дела я ждал всю жизнь».

На вопрос, как я оказался одним из защитников Никитина, отвечу: «Шмидт позвал».

Ни одного неверного шага, цепь последовательного сокрушения неправедного, искусственно созданного обвинения; мужество и стойкость, помноженные на профессиональные адвокатские ходы».

Статья, которая грозила Никитину, в то время была расстрельной. И Шмидт защищал его все четыре с половиной года и двенадцать дней, не отступая.

В делах подобного рода его заслуги неоценимы. В результате борьбы за изменение меры пресечения, Шмидту удалось добиться очень принципиального постановления заместителя Генерального прокурора, которое разъясняло, что наличие государственной тайны определяется Законом и Указом президента, а не ведомственными нормативными актами, противоречащими  Конституции.

С 20 марта 96-го года адвокатам не нужно было больше проходить обязательную прежде в подобных случаях процедуру допуска к секретным документам. Это – благодаря команде Шмидта, инициировавшей рассмотрение дела в Конституционном суде.

С тех пор подследственному, чье дело содержало признаки государственной тайны, было обеспечено право самому выбрать адвоката, которому он доверяет, не дожидаясь, кого ему  приведет  обвинение, вовсе не заинтересованное в том, чтобы он был оправдан… А сам Шмидт стал первым адвокатом, который приступил к защите по делу о разглашении Государственной тайны   отказавшись дать подписку о неразглашении.

Как защитник Никитина Шмидт вносил в свою работу избыточную искренность. Оппоненты считали, что у него чрезвычайно неприятный характер.

И страстность,  которую он вкладывал в  выступления, например, обличая врагов в зале суда, или на любой иной трибуне – по высокому градусу, случалось, напоминала детскую ссору.

Но может быть, именно это, проигрышное во всякой другой ситуации, и вообще непозволительное для профессионала качество, помогло ему сохранить способность безошибочно выбирать дела, в которых не приходится кривить душой.

Адвокатская практика Шмидта, как и его жизнь, полны невероятных поворотов, встреч, побед и  горечи разочарований.

Говорят, он начинал как адвокат по уголовным делам, и судьба, будто, препятствовала ему в перемене амплуа. А может причина была другой. Как-то отец сказал ему, в самую горячую пору юношеского безрассудства: «Пожалей нас с мамой. Я за тебя отсидел». За спиной у отца было полтора десятилетия колючей проволоки.

Как мальчик из хорошей семьи Юрий не мог не считаться с родительской просьбой. Зато оказавшись вне зоны влияния тех, кого мог сильно огорчить, будто наверстывал упущенное! Пылающий Тбилиси, простреленное пулей окно в гостиничном номере, – он ведет процесс по защите Тореза Кулумбегова из Южной Осетии. Менялись страна и жизнь. Появлялись и исчезали законы.

А он защищал свободу. В 1989-м – лидера армян Нагорного Карабаха Аркадия Манучарова. В 1991-м – Тореза Кулумбегова. В 1993-м – узбекского журналиста Абдуманноба Пулатова. В 1997-м  вел защиту прав русского военного пенсионера из Эстонии Сергея Мирошниченко. В 1996-м – бывшего афганского офицера Абдул Гафара.

Он представлял в суде семьи погибших парламентариев Галины Старовойтовой и Сергея Юшенкова.

Шмидт создал Российский комитет адвокатов в защиту прав человека. Именно он на  митинге 20 августа 1991 года на Дворцовой площади Ленинграда  произнес: «Как юрист заявляю: любое сопротивление действиям путчистов будет правомерным».

…В последний раз мы виделись на традиционной новогодней вечеринке радио «Эхо Петербурга» год назад. Вместе сидели за столиком, внизу блестел и искрился праздник.  А он говорил о своем подзащитном Михаиле Ходорковском. Как говорят влюбленные.

Прав он был или нет, но именно это давало ему силы жить и служить своему делу, несмотря на тяжелую болезнь.

Нынче, удаляя сотню ответов на новогодние SMS, я чувствовала, что делаю что-то неправильное. Хотя на мониторе всего лишь стояло лаконичное: «Спасибо, Таня». Как человек хорошего воспитания, Юрий Маркович отвечал на поздравления. А с такими людьми, – простите мне множественное число, – никак не верится, что они смертны.

В делах, которые вел Юрий Шмидт и работавшая с ним команда защитников, им удавалось совершить кардинальный переворот в отечественном правосудии.

С Никитиным, например, это был первый случай полного проигрыша спецслужб, обвинивших человека в самой страшной провинности – измене Родине, и полностью разбитых доказательствами защиты.

На разных этапах Шмидту и большой команде защитников (Генри Резник, Михаил Матинов, Иван Павлов) удалось добиться  заметных перемен в российском законодательстве, изменив к лучшему положение такой процессуальной фигуры как обвиняемый.

Что бы ни говорили о нем, Юрий Шмидт всегда служил России.

Светлая ему память!

Источник: https://bellona.ru/2013/01/13/umer-yurij-markovich-shmidt/

Юрий Шмидт — адвокат и правозащитник

Юрий шмидт адвокат

12 января у себя дома в Санкт-Петербурге после долгой болезни в возрасте 75 лет ушел из жизни адвокат Юрий Шмидт, который сыграл активную роль в политических судебных процессах в постсоветской России. Вся интеллигенция скорбит о знаменитом правозащитнике.

«Мы потеряли одного из последних российских моральных авторитетов», — говорит его друг, либеральный экономист Евгений Гонтмахер. Шмидт прекрасно знал все тонкости советской судебной системы, в которой проработал 30 лет, и как никто другой умел обходить капканы в судах Путинской России.

«Нужно различать две эпохи, до и после Путина. То, что мы видим сейчас, напоминает происходившее в 1960-х годах. Мы стали отступать назад, сначала небольшими шажками с задержанием Михаила Ходорковского в 2003 году.

Теперь же мы огромными скачками мчимся на встречу «светлому прошлому», — сказал он 15 мая 2011 года на мероприятии, которое организовала правозащитная организация «Мемориал» по случаю его 75-летия.

Отец в лагерях

Юрий появился на свет в Ленинграде 10 мая 1937 года. Когда ему было всего три недели, отца арестовали: в стране полным ходом шли сталинские чистки. Весь СССР трясся при виде людей в форме НКВД. Никто не мог быть уверенным в том, что вернется домой.

Отца Юрия Марка Левина признали «врагом народа» и приговорили к восьми годам лагерей, хотя в результате он провел в ГУЛАГе вдвое больше. Юрий смог в первый раз увидеть отца только в 16 лет. «Я ничего не знал о его аресте, все выглядело так, словно он восстал из мертвых», — рассказал он позднее.

В 1960 году он окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета. Сначала он хотел стать театральным актером или врачом, однако его заявление отклонили. Непросто было сделать карьеру с висевшим у него на шее двойным ярмом: еврейские корни и отец во «врагах народа».

Когда он пошел подавать документы на юрфак, сотрудница сказала ему, что с таким багажом он никак не мог стать следователем, судьей или, тем более, прокурором. Только адвокатом. «Это мне прекрасно подходит», — ответил он.

Дело Никитина

В течение 30 лет он работал исключительно по уголовным делам. Громкие диссидентские процессы были для него закрыты: КГБ не пожелал занести его в список «надежных» адвокатов (виной всему опять-таки происхождение). Но были у этого и светлые стороны.

Так, будучи правозащитником в душе, адвокат оказывал всевозможную помощь тем, кто шел против системы. Его опыт высоко ценили. Тем самым, он, разумеется, навлек на себя гнев властей, которые сделали все, чтобы отстранить его от адвокатской деятельности в 1986 году.

Как бы то ни было, Шмидт не собирался сдаваться без боя, и год спустя был восстановлен в правах. Его имя стало широко известно в 1996 году, когда прогремело дело Никитина.

Речь идет о сфабрикованных в ФСБ (преемница КГБ) обвинениях в шпионаже, который пролили свет на могущество «людей в погонах» во времена, когда первый президент России Борис Ельцин стремительно терял поддержку народа.

ФСБ обвинила капитана атомной подводной лодки Александра Никитина в разглашении секретной информации о радиоактивном загрязнении, которую он якобы передал норвежской экологической организации Bellona. Юрий Шмидт столь убедительно защищал офицера, что добился закрытия дела три года спустя. Невиданный случай! ФСБ впервые закрыла дело о шпионаже без вынесения обвинительного приговора.

Последнее дело

Этот человек твердых убеждений и настоящий интеллектуал посвятил последние годы жизни защите бывшего нефтяного олигарха Михаила Ходорковского, которому дали 14 лет тюрьмы за уклонение от уплаты налогов.

Процесс напоминал жалкую пародию на суд и лишь послужил предлогом для раздела его имущества.

27 октября 2010 года он лично появился в Хамовническом суде Москвы, где разыгрывался последний акт трагедии павшего олигарха.

Несмотря на бледность и худобу от подтачивавшего его силы рака, адвокат с жаром критиковал остервенение Кремля в его судебной борьбе с некогда самым богатым человеком России, который затем стал самым известным ее политзаключенным.

Присутствовавший в тот день в суде его коллега Вадим Клювгант подчеркнул, что это посвященное политическому характеру дела выступление, бесспорно, было самым сильным и ясным из всех.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Читайте нас ВКонтакте и будьте в курсе происходящих в мире событий. Tweet

Агрегатор новостей 24СМИ

Источник: https://inosmi.ru/russia/20130116/204710752.html

Ушел Адвокат Свободы

Юрий шмидт адвокат

Горькая цепь наших потерь продолжилась: ушел Юрий Маркович Шмидт. Адвокат Свободы. Добрый, умный и бесстрашный человек, в мае прошлого года отметивший свое 75-летие

«Адвокат по профессии и правозащитник по велению совести», — назовет его прославленный диссидент Владимир Буковский. «Бесстрашный и бескорыстный воин права», — скажет адвокат Борис Золотухин. «Мы потеряли одного из последних российских моральных авторитетов», — говорит экономист Евгений Гонтмахер…

Знаменитый адвокат, более полувека отдавший профессии, он посвятил последние десять лет своей жизни одному делу — защите Михаила Ходорковского.

«Я — адвокат Ходорковского», — так Шмидт отвечал в последние годы на вопрос о своей профессии.

И, улыбаясь, говорил, что жизнь свела его с двумя гениями — Иосифом Бродским и Михаилом Ходорковским, у которого «необыкновенные ум, талант, выдержка и сила духа».

Ленинградский мальчик, в памяти которого навсегда сохранилась блокада, он был сыном репрессированных родителей. И если мать — Наталья Карловна — смогла спустя годы после высылки вернуться в Ленинград, то отец — Марк Рахмилиевич — был арестован через три недели после рождения Юрия и провел в лагерях девятнадцать лет.

В 1955 году Юрий поступал в театральный институт, но не был принят «из-за неправильного прикуса». Затем пытал счастья в медицинском — и снова неудачно.

Правда, потом он назовет эти провалы «великим счастьем», потому что не смог быть ни актером, ни врачом… В итоге поступил на юридический факультет ЛГУ.

При приеме документов ему заявили: у вас отец сидит? Да вы не сможете работать ни судьей, ни следователем, ни прокурором, разве что адвокатом… «Меня это устраивает», — ответил Шмидт.

В советские времена Шмидта не подпускали к «политическим» делам — как не имеющего «допуска». И четверть века он занимался защитой граждан по уголовным делам, в том числе по «экономическим».

В 1986 году Шмидта исключили из коллегии адвокатов — он пытался помочь подзащитному, чья судьба уже была решена в обкоме партии. Но через два года он сумел восстановиться в профессии через Верховный суд. Говорят, это был первый случай в советской истории.

А в 1989 году Галина Старовойтова передала ему просьбу Андрея Сахарова — стать защитником арестованного лидера армян Нагорного Карабаха Аркадия Манучарова, которого обвиняли в «организации массовых беспорядков» и ряде других вымышленных преступлений.

В конце концов Шмидт добился его прекращения. Это была победа, после которой одно «политическое» дело в его работе следовало за другим.

В 1992 году Шмидт защищал в Верховном суде Грузии руководителя Юго-Осетинской республики Тореза Кулумбегова — его судили по сфальсифицированному делу.

А в 1996 году он взялся за защиту капитана первого ранга Александра Никитина из экологической организации «Беллона», которого ФСБ пыталась обвинить в якобы «разглашении государственной тайны» (притом что все сведения, которые он предал огласке, были взяты из открытых источников). Дело закончилось полным оправданием Никитина — хотя, когда оно начиналось, по словам Шмидта, среди юристов и правозащитников он был единственным, кто верил, что Никитина оправдают, и на него «смотрели как на сумасшедшего». Потом, уже в «путинские» годы, Юрий Маркович с грустью говорил, что Никитину повезло: случись этот процесс десятью годами позже — и ему не удалось бы добиться оправдания.

В 2003 году Шмидт стал защитником Михаила Ходорковского — и вложил в защиту МБХ весь остаток своих сил и энергии. Он говорил Ходорковскому, что «не привык умирать с неисполненным чувством долга» и хочет дождаться его выхода на свободу. Увы, случилось иначе…

В Петербурге он был непререкаемым авторитетом. Его мнения ждали и прислушивались к нему, к нему постоянно обращались за помощью в самых сложных ситуациях, у него просили совета — и Юрий Маркович, если не был в этот момент крайне занят, никогда не отказывал.

Он не оставлял без внимания ни одного безобразия властей, он выступал на митингах протеста, он боролся против газпромовского небоскреба и за сохранение исторического облика города.

Он был убежденным либералом, демократом и антифашистом — и никогда не боялся говорить то, что думал.

В 2008 году, выступая на митинге после замены Путина на Медведева на президентском посту, Шмидт язвительно заметил: «Кремлевская мафия торжественно отметила смену пахана».

А в 2010 году, когда Ходорковскому и Лебедеву выносили второй приговор, заявил, что Путина он готов защищать в суде бесплатно.

Наконец, в прошлом году, когда «взбесившийся думский принтер» начал штамповать свои безумные решения, Шмидт дал им удивительно точную характеристику: «Депутаты принимают законы, которые посвящены исключительно сокращению поля гражданских свобод»…

Он долго и тяжело болел, но до осени прошлого года мы надеялись, что болезнь отступит. Надежды не сбылись — и уже в ноябре, на прощании с Борисом Стругацким, на которое Шмидт пришел с венком от Михаила Ходорковского, было видно, что ему уже очень худо.

Его друзья и коллеги делали все, что могли, — но, видимо, помочь было уже не в силах человеческих.

В конце декабря я навещал Юрия Марковича у него дома. Он понимал, что осталось немного, но держался удивительно мужественно. Сказал, что следит за тем, как работает Законодательное собрание, и что ему за меня не стыдно. Наверное, это самая высокая оценка того, что я стараюсь делать…

«О нем мы будем вспоминать всякий раз, когда нужна будет его помощь, светлая улыбка и вера в то, что добро победит зло», — говорит правозащитник Юрий Вдовин.

Мы все сделаем для этой победы.

Светлая Вам память, Юрий Маркович.

Дорогие друзья!

От нас ушел замечательный человек, помогавший мне все эти тяжелые годы, — адвокат Юрий Маркович Шмидт. Он был очень хорошим и мужественным человеком, многие десятилетия (начиная с глубоко советских времен) защищавшим тех, кто сталкивался с нашими властями.

Такая работа всегда нелегка, небезопасна и не слишком выгодна. Зато позволяет не идти на компромиссы с собственной совестью.

Юрий Маркович очень поддерживал меня не только как юрист, но и как человек, сам переживший многое и знавший тех людей, на которых можно равняться. Наши долгие разговоры я никогда не забуду.

До самых последних дней, тяжело болея, Юрий Маркович находил в себе силы исполнять свой долг защитника. Можно только представить, как трудно ему давались поездки в Сегежу, в Москву, но он ездил и работал, поскольку не мог иначе.

Надеюсь, когда придет мой час, я сумею проявить такое же мужество. По крайней мере в моей жизни есть образец.

Светлая память Юрию Марковичу.

Мои глубокие соболезнования его семье и друзьям.

Михаил Ходорковский

Источник: https://www.novayagazeta.ru/society/56207.html

Адвокат Шмидт:

Юрий шмидт адвокат

23 февраля 2007 / http://www.newsru.com

Новые обвинения, выдвинутые в адрес бывшего главы компании «ЮКОС» Михаила Ходорковского и его компаньона Платона Лебедева адвокат Юрий Шмидт считает признаками возвращения тоталитаризма. Среди причин фабрикации нового обвинения защитник назвал опасения власти, что опальный нефтяной магнат накануне выборов объединит оппозицию.

Напомним, 7 февраля Генеральная прокуратура РФ выдвинула в адрес Михаила Ходорковского новое обвинение. Бывшему главе обанкроченной нефтяной компании «ЮКОС», вставшему в оппозицию к режиму Владимира Путина, за полгода до предполагаемого изменения тюремного заключения на условное наказание предъявлены новые обвинения в преступлениях.

Юрий Шмидт, который находится в Берлине по приглашению фонда имени Генриха Бёлля, уверен, что его подзащитному снова будет вынесен обвинительный вердикт, пишет немецкая газета Sueddeutsche. О характере новых обвинений Юрий Шмидт говорит следующее: «Согласно обвинению, он (Михаил Ходорковский) и его бывший партнер Платон Лебедев незаконно присваивали нефть с 1998 по 2003 годы.

Они якобы украли нефти на общую сумму в 33 млрд долларов. Это больше, чем вся прибыль «ЮКОСа» в то время». (Полный текст на сайте InoPressa.) По словам адвоката, новые обвинения против его подзащитного сфабрикованы, поскольку речь идет не о воровстве нефти, а об единственно возможной в нынешних условиях схеме продажи нефти.

«Будучи главой ЮКОСа, Ходорковский якобы платил фирмам-поставщикам более низкие цены, — поясняет защитник позицию обвинения. — Не тогдашнюю рыночную цену, а ту цену, которую головная компания могла навязать более мелким дочерним предприятиям.

Это можно считать несправедливым, поскольку более мелкие фирмы-поставщики не обладали ни средствами, ни мощностями для того, чтобы самостоятельно выйти на мировой рынок, но противозаконным это назвать нельзя. В задачу председателя правления входит создание максимально благоприятных условий для своих вкладчиков. Государственное предприятие «Роснефть» делает то же самое».

По мнению Шмидта, новые обвинения в адрес Ходорковского инспирированы политическими причинами, а именно опасениями власти, что опальный нефтяной магнат накануне очередных федеральных предвыборных кампаний объединит оппозицию. «Существует много причин (для фабрикации новых обвинений).

Одна из них — нежелание правительства допустить, чтобы в год проведения парламентских выборов и за год до президентских выборов из тюрьмы будет выпущен потенциальный политический оппонент, — заметил Юрий Шмидт. — Теоретически существует опасность того, что он сможет объединить оппозицию.

Кроме того, по делу Ходорковского предстоят еще два решения: одно в мае будет вынесено Международным судом по правам человека в Гааге, и второе – Европейским судом по правам человека в Страсбурге. Тут и «пригодятся» новые обвинения в адрес моего подзащитного».

Шмидт характеризует своего клиента как исключительно стойкого человека, которого трудно сломать выпавшими на его долю невзгодами. А потому опасения власти в отношении него небезосновательны. «Господин Ходорковский — чрезвычайно упрямый человек, поэтому думаю, что (он и в дальнейшем продолжит заниматься политикой). Но нельзя забывать, что тюремное заключение меняет любого.

Все это стало для него большим испытанием, — подтвердил Юрий Шмидт. — Взять хотя бы то, что слушания по этому, второму процессу будут проходить не в Москве, а в Чите – городе на востоке Сибири, отдаленном от Москвы на шесть временных поясов. Это мешает как нашей работе защитников, так и работе западных журналистов, которые будут освещать это событие».

По мнению адвоката, новые обвинения грозят Ходорковскому серьезным дополнительным сроком, до 20 лет – «поскольку его обвиняют еще и в отмывании денег». «Обвинение в отмывании денег аргументируется тем, что Ходорковский реинвестировал прибыль. У меня как у юриста все внутри переворачивается, когда я слышу подобные доводы», — сетует Шмидт.

Адвокат опроверг утверждение, что его подзащитный по-прежнему остается богатым человеком. По крайней мере, если речь пойдет о финансировании оппозиции. «Больше нет, он может позволить себе оплатить команду адвокатов, но его финансовое положение не позволит ему финансировать оппозицию», — заметил адвокат Ходорковского.

В любом случае, по словам Шмидта, не приходится рассчитывать на освобождение опального олигарха из тюрьмы, пока Владимир Путин находится у власти. «(Освобождение Ходорковского) исключено. Этого не случится, и мы можем надеяться только на другого президента», — заключил адвокат.

При этом Юрий Шмидт не питает иллюзий относительно дальнейшего развития России, которая все явственней дрейфует в сторону тоталитаризма. «Понимаете, раздутая цена на нефть — это подарок для Путина от самого черта. Раньше, когда из-за кредитов существовала еще зависимость, Запад как-то мог повлиять на Россию, в том числе и в вопросах прав человека. Но эти времена прошли. Неужели вы думаете, что еще пару лет назад, когда страна не была такой независимой, Путин мог бы так открыто критиковать США, как недавно на Мюнхенской конференции по безопасности? Россия делает ставку на тактику маленьких шагов: тут запретит телеканал, там упрячет за решетку представителя оппозиции… А поскольку ЕС и США молчат, Россия может превратиться в тоталитарное государство — ведь это никого не волнует», — разочарованно пояснил защитник Ходорковского.

Юрий Шмидт является главным адвокатом арестованного в 2003 году бывшего нефтяного магната Михаила Ходорковского.

Тэги/темы:

Источник: https://obzor.city/article/147984

Юрий ШМИДТ: «Мы еще будем вспоминать «сурковскую» эру как период почти полной свободы»

Юрий шмидт адвокат

Адвокат Михаила Ходорковского, председатель Российского комитета адвокатов в защиту прав человека — о ситуации в законодательной сфере России

— Юрий Маркович, 21 сентября депутаты ГД приняли в первом чтении поправки к статьям 275 УК «Государственная измена» и 283 УК «Разглашение государственной тайны».Как вы квалифицируете концентрацию внимания на «шпионских» законах?

— Мы наблюдаем удивительное явление: депутаты принимают законы, которые посвящены исключительно сокращению поля гражданских свобод. Это и избирательное законодательство, и законы о митингах, клевете, разглашении государственной тайны. Перечисленные законы пластично вписываются в задачу, которую явно поставила перед собой Дума. Или кто-то поставил перед ней.

Скорее всего, мы будем «счастливыми» свидетелями дальнейшего появления на свет подобных документов.

К примеру, уже начато обсуждение закона об интернете… Все это вместе взятое свидетельствует о том, что власть решила усилить свой атакующий потенциал.

Вместо того чтобы искать контакты с оппозицией, она взяла курс на жесткую конфронтацию. Причем не останавливаясь перед такими катастрофическими последствиями, как углубление уже ставшего реальным раскола общества.

— Создается впечатление, что в законодательном поле разворачивается некая спецоперация…

— Совершенно верно. Например, в чем я вижу основной смысл принятия законов, связанных с уголовной ответственностью за «государственную измену»? По этой статье судили Александра Никитина, Григория Пасько, Валентина Данилова, делами которых я либо непосредственно, либо как консультант занимался.

Могу свидетельствовать: ФСБ не скрывала раздражения от неудачных, с их точки зрения, формулировок диспозиции статей о государственной измене, шпионаже и разглашении государственной тайны.

Например, в них не было установлено ответственности за сотрудничество с международными организациями, а в деле Никитина выдача «государственной тайны» была осуществлена, по версии следствия, именно международной экологической организацией. Ну и так далее.

Если в законе имеются какие-то нормы или статьи, мешающие проведению запланированных репрессий, то существует несколько вариантов действий властных структур.

Легитимный — скрупулезно доказывать все элементы существующего состава преступления, «облегченный» — игнорировать положения закона и уж совсем идеальный — просто изменить статьи УК, убрав все «неудобные» моменты. Поскольку в России независимой законодательной власти нет, Лубянка без проблем добивается внесения удобных для нее изменений.

Сегодня законы о государственной измене и разглашении государственной тайны максимально расширены. Теперь уже трудно представить, какие действия не влекут за собой уголовной ответственности.

— Скажем, если теперь россиянин решит пообщаться с представителями Гринписа или «Беллоны» и, не дай Бог, перевести на их счет 100 рублей в качестве пожертвования, это может быть рассмотрено как измена Родине?

— Формально получается так.

В свое время Александру Никитину повезло. После его ареста в 1996 году Борис Ельцин пообещал не вмешиваться в ход дела. И я заверяю: администрация президента, несмотря на все попытки ФСБ оказать через нее давление на суд, была совершенно нейтральна. Что в значительной степени определило позитивный исход этого уникального дела.

Сейчас ФСБ обретает былое могущество, но, судя по всему, ее потенциал кое-кто считает недостаточным. И, как положено в стране, в которой между властями отсутствует реальный баланс, нет независимого парламента и независимого суда, каждая из существующих «силовых» структур стремится захватить побольше власти. В том числе и путем отвоевания себе нового пространства через принятие законов.

Кроме того, «под ковром» идет борьба между силовыми структурами. МВД конфликтует со Следственным комитетом, последний — с прокуратурой, ФСБ с ними обоими и с ФСО.

Каждое ведомство стремится доказать свою полезность, показать, что если что-то получается недостаточно эффективно, то только по той причине, что этому ведомству не хватает полномочий.

А новые полномочия — это новый фронт работ, увеличение бюджетных поступлений, расширение сферы влияния, чины, награды.

Государство, где силовые структуры, по сути, бесконтрольны и каждая действует в своих интересах, обречено на правовую вакханалию, спецоперации в законодательном поле, сокращение гражданских свобод.

Вообще вся история советского КГБ сводилась в основном к тому, что чекисты грубо фабриковали дела, которые сами же потом «с успехом» расследовали. В случае с Никитиным мы доказали, что это дело изначально представляло собой большую провокацию.

Лубянка с первого дня сотрудничества Никитина с Bellonaзнала об этом, знала о том, что он звонил своему учителю Артеменкову, рассказал, какой проблемой занимается. По телефону — тогда еще без компьютера — обсуждались все вопросы с соавторами в Мурманске, Осло, обсуждались варианты доклада об источниках ядерного загрязнения на Северном флоте.

И все эти записи потом фигурировали в качестве «доказательств измены» на суде, то есть изначально имелись в распоряжении ФСБ.

Был момент, когда в Мурманск из Осло прибыл Томас Нилсен на итоговую встречу с соавторами. Она проходила под полным контролем ФСБ. Но только после того, как Нилсен вернулся в Норвегию с ноутбуком, в котором находился тот самый доклад, сразу в нескольких российских городах, по-моему, одновременно по 16 адресам, началась грандиозная операция с обысками, изъятием вариантов доклада.

— Вы считаете, возможность вывезти документ была предоставлена преднамеренно?

— Абсолютно! Они многократно могли эту работу предотвратить и, если действительно были уверены, что готовится государственная измена, были обязаны это сделать.

Здесь же участникам дела, каждый шаг которых отслеживался, была предоставлена возможность вывезти документ с «гостайной» за границу. ФСБ с нетерпением дожидалась этого момента.

И как только это состоялось, они возбудили давно планируемое уголовное дело и тут же доложили о его раскрытии.

— Зачем?

—Чтобы не допустить продолжения разрядки и снижения напряженности в мире, а значит, уменьшения своего значения и, возможно, урезания полномочий.

Вспомните, это было время, когда Андрей Козырев — тогдашний министр иностранных дел РФ — поехал в Норвегию (член НАТО, между прочим), где им был подписан всеобъемлющий меморандум о сотрудничестве, в частности, в сфере утилизации ядерных отходов.

И это дало мне основание заявить тогда, что ФСБ в этом деле проводила самостоятельную политику — антироссийскую и антипрезидентскую. Потому что возбуждение уголовного дела практически одновременно с подписанием меморандума сильно нивелировало успех этого документа. Что, безусловно, не способствовало снижению напряженности в отношениях между нашими странами.

Равно как и арест Никитина, который специально откладывали до визита Ельцина в Норвегию (против обыкновения его арестовали спустя полгода после возбуждения дела, буквально за две или три недели до поездки президента России). То есть это был удар, в значительной степени торпедирующий возможные положительные результаты этой поездки.

— Если вернуться к законодательству, то не кажется ли вам, что подобного рода законы можно рассматривать как удар по горизонтальным связям в обществе?

— Скорее всего, это так. Вы, наверное, заметили, что в последние несколько месяцев, я бы сказал, с момента прихода Вячеслава Володина на главную идеологическую должность в Кремле, изменился вектор государственной пропаганды. Не говоря уж о ее резком усилении.

Сегодня нормой стали попытки подвести под умаляющую права человека законодательную деятельность Думы «легитимную» базу со ссылками на якобы аналогичные законы других (демократических) стран. При этом законотворцы не стесняются грубейшего искажения фактов.

Мы еще будем вспоминать «сурковскую» эру как период почти полной свободы…

Например, в «замечательном» законе о регистрации НКО в качестве иностранных агентов инициаторы ссылаются на закон США от 1938 года, где практически все другое: повод, обстоятельства, цель, люди, само понятие «агент».

В русском языке это слово обозначает либо физическое, либо юридическое лицо, «действующее по поручению, в интересах кого-либо, а также секретного или кадрового сотрудника спецслужб». Какое отношение к такому определению имеют российские НКО? К тому же никто не отменял 4-ю часть ст.

13 Конституции РФ, которая гласит, что «общественные объединения равны перед законом». Кто разрешил дискриминацию НКО?

Но они считают себя достаточно сильными и никого и ничего не боятся — ни суда в своей стране, ни нового «Нюрнбергского процесса». И надо сказать, что сегодня они, действительно, умело раскалывают оппозицию, затыкают все щели, через которые свободная информация может относительно беспрепятственно циркулировать и внутри страны, и в глобальном масштабе.

Когда насаждается тотальная пропаганда, обращенная на десятки миллионов человек, не прикасающихся к компьютеру, не выходящих в интернет, любые сомнительные приемы проходят.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/politics/54915.html

Адвокат Юрий Шмидт. Биография

Юрий шмидт адвокат

2013-01-12T14:15Z

2013-01-12T14:20Z

https://ria.ru/20130112/917844916.html

https://cdn24.img.ria.ru/images/91783/97/917839734_0:172:1945:1273_1036x0_80_0_0_504c9afd06c5f944c32df94c79eab21a.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Известный адвокат Юрий Шмидт скончался на 76-м году жизни. В последние годы Шмидт занимался защитой бывшего главы ЮКОСа Ходорковского.

Ниже приводятся биографические данные

Юрий Маркович Шмидт родился 10 мая 1937 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург).

В 1960 году он окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета (ныне Санкт-Петербургский государственный университет). В том же году был принят в Ленинградскую городскую коллегию адвокатов (специализация — ведение уголовных дел).

В 1960-е годы участвовал во многих уголовных процессах по делам об убийствах. Будучи начинающим адвокатом, смог добиться прекращения дела матери, обвиняемой в убийстве собственного малолетнего ребенка. Благодаря усилиям Шмидта был осужден человек, действительно совершивший данное преступление.

Шмидт был близок к диссидентскому движению, принимал участие в издании ряда «самиздатовских» журналов и сборников. Был знаком с поэтом Иосифом Бродским. В 1986 году Шмидт был исключен из коллегии адвокатов по ложным обвинениям, и уже в конце 1987 года был восстановлен.

В 1988-1989 годах Шмидт по просьбе академика Андрея Сахарова вел защиту одного из лидеров армянского демократического движения — Аркадия Манучарова.

В 1991 году в Верховном суде Грузии выступил адвокатом руководителя Юго-Осетинской Республики Тореза Кулумбекова. В 1991 году Шмидт создал общественную правозащитную организацию — Российский комитет адвокатов в защиту прав человека, став председателем этой организации.

В 1992-1993 годах в Верховном суде Узбекистана Юрий Шмидт защищал журналиста и правозащитника Абдуманноба Пулатова, обвиненного в оскорблении президента Ислама Каримова.

С февраля 1996 года Шмидт вел дело сотрудника экологической организации «Беллуна», капитана 1 ранга запаса Александра Никитина, обвиняемого в госизмене.

Шмидту удалось доказать, что в законе о государственной тайне никакого ограничения на информацию об экологических катастрофах не было. В декабре 1999 года приговором Санкт-Петербургского городского суда Никитин был оправдан.

В 1996—1997 годах он вел дело в защиту прав русского военного пенсионера Андрея Мирошниченко, которого правительство Эстонии незаконно пыталось депортировать.

После убийства правозащитника и депутата Государственной думы РФ Галины Старовойтовой в ноябре 1998 года Юрий Шмидт принял на себя обязанности представителя семьи погибшей в расследуемом уголовном деле.

Летом 2003 года Шмидт в Пермском областном суде защищал Константина Бахарева и Константина Стерледева — журналистов областной газеты «Пермская звезда», которых ФСБ обвиняла в разглашении государственной тайны в опубликованной ими статье. Дело закончилось полным оправданием представителей прессы.

С апреля 2004 года Шмидт — руководитель защиты бывшего главы НК «ЮКОС» Михаила Ходорковского, обвиняемого в совершении ряда экономических преступлений.

В октябре 2005 года в Адвокатскую палату Санкт-Петербурга поступило представление из Федеральной регистрационной службы о лишении Шмидта адвокатского статуса. По утверждению прокуратуры, защитники Ходорковского и председателя совета директоров Международного финансового объединения «МЕНАТЕП» Лебедева «вступили в сговор с целью срыва процесса».

10 ноября 2005 квалификационная комиссия Адвокатской палаты Петербурга отказалась лишить Шмидта адвокатского статуса, не усмотрев в его действиях нарушений профессиональных норм этики.

В марте 2009 года Шмидт стал адвокатом во втором деле против Ходорковского и Лебедева, обвиняемых в «хищении путем присвоения» почти 350 миллионов тонн нефти и «легализации денежных средств в особо крупном размере». В 2010 году они были признаны виновными.

В последние годы жизни Шмидт выступал в прессе с публикациями по различным аспектам прав человека, продолжал заниматься правозащитной деятельностью, являлся организатором и участником многих международных конференций и семинаров по правам человека.

Юрий Шмидт был удостоен специальным дипломом международной правозащитной организации Human Rights Wаtch — за деятельность в защиту прав человека (1993 год).

Являлся обладателем высшей юридической премии России «Фемида» (1997 год), награжден золотой медалью имени выдающегося адвоката России ХIХ века Федора Плевако и знаком «Почетный адвокат». В 1999 году он был удостоен премии Международной Лиги прав человека.

В 2000 году Международная Хельсинкская федерация присудила Шмидту впервые учрежденную «Награду признания». В 2012 году ему был вручен Командорский крест ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия».

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: https://ria.ru/20130112/917844916.html

«Сейчас время, когда моих дел непочатый край. Но уже нет сил»

Юрий шмидт адвокат

В пятницу в Санкт-Петербурге скончался адвокат и правозащитник Юрий Шмидт, сообщил 12 января в своем микроблоге депутат петербургского парламента Борис Вишневский. Он умер после продолжительной болезни.

«Несгибаемый петербургский интеллигент, выдающийся профессионал, редчайший гражданин, ироничный и мужественный Юрий Маркович… Последние годы он боролся не только за других, но и за себя.

Но и эти отбираемые у тяжелой болезни силы он опять же отдавал другим, до последнего помогая и сопереживая людям», — написали сотрудники пресс-центра экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, интересы которого Шмидт защищал в суде в последние годы.

Понятия о справедливости Шмидт перенял от отца, который еще студентом основал Социал-демократический молодежный центр, был сослан в Сибирь, вернулся и продолжал общаться с диссидентами.

Его мать также была выслана в Сибирь. Там они и познакомились.

Супругам было разрешено работать в Саратове, где в 1937 году родился Юрий Шмидт, но через три недели после его появления на свет, его отца опять арестовали и сослали в лагеря.

Окончив школу, Шмидт (его тетя была актрисой, а мать — биологом) пытался поступить в театральный институт, потом — в медицинский. Но успешным стало поступление на юридический факультет Ленинградского госуниверситета.

Руководство вуза сразу объявило, что с фамилией Шмидт и отцом-заключенным студента не возьмут ни в судьи, ни в прокуроры — разве что в адвокаты.

«Это прозвучало как удар хлыстом, и я сказал: «Меня это вполне устроит», — вспоминал на праздновании 75-летнего юбилея Шмидт.

Шмидт мечтал защищать обвиненных по политическим делам, говорил Арсений Рогинский, председатель правления общества «Мемориал», но для этого в советское время нужен был специальный допуск, которого у Шмидта не было. После распада СССР, в 1991 году, он создал Российский комитет адвокатов в защиту прав человека.

Шмидт брался за дела с политической составляющей: защищал лидера армян Нагорного Карабаха Аркадия Манучарова, руководителя Юго-Осетинской республики Тореза Кулумбегова, журналиста из Узбекистана Абдуманноба Пулатова, обвинённого в оскорблении президента Ислама Каримова.

В 1996-97 годах адвокат вел дело военного пенсионера Андрея Мирошниченко, которому правительство Эстонии не давало вид на жительство и пыталось депортировать (суды длились десять лет, дело заканчивал другой адвокат, но пенсионер в итоге победил).

После убийства депутата Госдумы Галины Старовойтовой Юрий Шмидт стал представителем ее семьи во время расследования преступления.

Также Шмидт защищал сотрудника норвежской экологической организации «Беллона» Александра Никитина, которого в 1996 году российские власти обвинили в шпионаже.

В декабре 1999 года Никитин был оправдан, в 2000 году Верховный суд подтвердил оправдательный приговор. В ходе этого процесса Шмидту удалось ликвидировать требование пресловутого «допуска»: Конституционный суд признал, что отстранение от дел с гостайной адвокатов, не получивших специальный допуск, является нарушением Конституции.

В 2003 году Шмидт защищал двух журналистов, которых ФСБ обвинила в разглашении гостайны. Дело также закончилось победой.

Руководителем защиты экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского Шмидт стал в 2004 году.

В 2011 году в одном из интервью Шмидт заявил: «Я сказал Михаилу Борисовичу, что я не привык умирать с неисполненным чувством долга и поблагодарил его за то, что он меня «держит». Он, действительно, «держит» меня. Я хочу дождаться его выхода на свободу».

В 1986 году Шмидт был исключен из коллегии адвокатов: подзащитный обвинил юриста в вымогательстве денег. Но спустя год обвинения в адрес адвоката были признаны ложными, и Шмидт был восстановлен в коллегии.

В 2005 году Федеральная регистрационная служба потребовала от адвокатской палаты Санкт-Петербурга лишить Шмидта статуса адвоката. По утверждению прокуратуры, защитники Ходорковского и Лебедева «вступили в сговор с целью срыва процесса».

Однако квалификационная комиссия адвокатской палаты не увидела в его действиях нарушений профессиональных норм этики.

В 2012 году сотрудники общества «Мемориал» отмечали вместе с Юрием Шмидтом его 75-летие. «Сейчас время, когда «моих» дел кругом непочатый край. Но уже нет сил, — признался адвокат, говоря о политических делах.

— Я в связи со своим юбилеем услышал очень много очень лестных слов в свой адрес. Скажу вам откровенно: они уже не звучат авансом, потому что этого аванса я не сумею никогда отработать.

Но я действительно старался укрепить авторитет профессии, старался жить так, чтобы было не стыдно».

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2013/01/12/4920949.shtml

Закон 24/7
Добавить комментарий